Подняться в небо и увидеть родной край с высоты птичьего полета имел возможность корреспондент «Голоса Украины», сев в самолет, принадлежащий частному сельхозпредприятию «Агротехсервис».

 

Дождь летчикам не помеха

Еще по дороге на полевой, чудом уцелевший аэродром, что на окраине села Проминь Луцкого района, увидели в небе самолет. Маленький АН-2, более известный в народе под названием «кукурузник», рассыпал над рапсовым полем минудобрения. Поскольку действо происходило почти в самом областном центре, в треугольнике между шоссе Луцк—Львов и Луцк—Демидовка, то за смелыми маневрами летчика, который вел свою крылатую машину на высоте 30—40 метров, наблюдали много людей. Пока на быстрой иномарке проехали десяток километров, «кукурузник» не только успел сделать несколько кругов над полем, но и вернуться на аэродром, заправиться очередной порцией минеральной поживы и уже зарулил для очередного взлета.

Минут через десять уже беседуем с пилотом АН-2 Виктором Зайцем.

За штурвалом самолета, как оказалось, он с 1980 года. Работал сначала в Луцком аэропорту, но уже почти два десятилетия предприятие существует только на бумаге. Поэтому когда подвернулся случай, перешел в частное сельхозпредприятие «Агротехсервис», которое приобрело АН-2 и подыскивало опытного пилота.

— Самолет для предприятия — дело выгодное, — считает Виктор Заец. — За день удобряю 300—400 гектаров посевов. Сами понимаете, как это важно весной. К тому же трактор не может выехать в поле в непогоду. Нам дождь не страшен. Мы не травмируем растения гусеницами или колесами. Точность работы контролирую по специальным приборам, поэтому огрехов не допускаю. Впрочем, скоро сами все увидите.

Пока «небесный тихоход» снова полетел, беседую с управляющим участка «Проминь» ПСП «Стырь-Агро» Юрием Кучмой.

— Поля здесь всего в нескольких километрах от взлетной полосы, — объясняет Юрий Несторович. — Поэтому самолет тратит на полет только 7—10 минут. За это время он успевает рассеять 1250 килограммов удобрений. Если учесть, что норма на гектар — 120 килограммов, то, считайте, каждую минуту самолет подкармливает гектар озимых. Какая еще наземная техника может обеспечить такую производительность?!

Сверху Луцк еще красивее

Наконец настала и моя очередь подняться в небо. Пилот быстро инструктирует, как себя вести. Надевает наушники и показывает на кнопку на руле-дублере: «Захотите что-то сказать, нажимайте. Крепче держите фотоаппарат, а то вырвет из рук. Не найдете потом».

Короткий разбег по асфальтированной дорожке и мы уже в небе. Курс — в район уже известного раздорожья, как говорят в Луцке, «у солдата» (мемориальное военное кладбище). Прилипаю к открытой форточке кабины. Под нами домики дачного массива «Проминь», железнодорожная дорога на Львов, корпуса Гнедавского сахарного завода. Вдруг самолет делает резкий крен на левое крыло и заходит на разворот. Мы уже над рапсовым полем. С высоты видно, что зима прошла для него непросто. Не зря ведь подкармливают. Еще один крен, теперь уже на правое крыло. Хорошо, что Виктор предупредил, а то полетел бы мой фотоаппарат вниз. После нескольких таких маневров мотор начал работать с меньшим напряжением, более тонны удобрений уже рассыпали. Теперь обещанное путешествие к Старому Луцку и замку Любарта.

Пролетаем над подшипниковым заводом, его жилым массивом, поймой реки Стырь, которая как лук омывает старую часть города, отсюда и его название. Жаль, что летим немного высоковато. Но какой прекрасный солнечный город, парк, с его разбуженными весенним теплом деревьями. Еще несколько минут и мы снова на полевом аэродроме. Здесь нас уже ждет учредитель, а нынче глава наблюдательного совета сельхозпредприятий «Агротехсервис» и «Стырь-Агро» Степан Москвич.

«Два раза не обедаю, и два костюма на себя не одеваю»

— Ну как полет? — интересуется Степан Евсеевич. Именно ему благодарен за путешествие в небо. Месяц назад пообещал и не забыл. Человек слова.

— Чрезвычайно интересно, но, наверное, дорого стоит это удовольствие, — кричу в ответ, еще не придя в себя от грохота авиационного мотору.

— Но выгодно. У нас 5,5 тысячи гектаров пашни. Озимой пшеницы — две с половиной тысячи, озимого рапса — полтысячи гектаров. Не справились бы вовремя, если бы не имели такого надежного небесного помощника, — шутит руководитель. — А так собираем с каждого гектара по сорок и больше центнеров пшеницы, 20—25 центнеров рапса, гречки — 15—20, сахарной свеклы в прошлом году выдали по 500 центнеров. Сеем 300 гектаров сои, полтысячи гектаров яровой пшеницы, а также кукурузу, ячмень. Пустыми наши амбары никогда не бывают. Завершили второй подкорм рапса. Пройдет дождик, начнем вторично рассевать удобрения над пшеницей: она в этом году почему-то очень ослабевшая. Не забываем и о животноводстве. Имеем тысячу голов крупного рогатого скота, в том числе 300 коров, тысячу голов свиней.

— Степан Евсеевич, вас недавно назначили директором самого большого в области государственного комбината хлебопродуктов №2, но, вижу, с селом вы не собираетесь расставаться?

— Я теперь здесь глава наблюдательного совета. Да и как могу расстаться, если здесь все сделано моими руками. Оно поднято из ничего. Все пять хозяйств, вошедшие в наш состав, были развалены: ни техники, ни скота, поля в сорняках. Теперь совсем другая картина. Имеем и прибыли. Почти все используем на развитие социальной сферы. Наши села газифицированы, с асфальтированными дорогами. Лишь в одном Боратинском сельском совете проложили их 38 километров. А построенные нами в Боратине админздание сельского совета и стадион, одни из лучших в Украине. Теперь хотим осовременить центр села Радомышль, отремонтировать там дом культуры.

В Рованцах школу построили, которой там никогда не было. А это многодетное село. Ежегодно в нем рождаются до 80 малышей. В Коршовке на днях откроем детский сад. Помогаем людям обрабатывать огороды, поддерживаем, чем можем, старых немощных людей. Знаете, Москвич дважды не обедает и два костюма на себя не одевает. Хочется, пока есть силы и здоровье, что-то сделать для людей.

Домой я возвращался окрыленным: и потому, что осуществил полет в весеннем небе, а прежде всего от того, что повстречался с необычайными людьми, которые прилагают много усилий, чтобы сделать жизнь счастливой, вселить в сердца надежду. Все мы, несмотря на возраст, хотим летать. По крайней мере, в мечтах.

Фото автора.

Степан Москвич работой пилота доволен.

С неба Старый Луцк и замок Любарта кажутся такими маленькими.

За плечами у Виктора Зайца тридцать лет летного стажа.