Буджакская степь с высоты птичьего полета похожа на выдубленное солнцем человеческое лицо: морщины — это овраги и балки, глаза — блюдца озер и голубые ниточки речушек, нос — курганы и холмы. В многоцветии степи с каждым годом становится все меньше голубого цвета — исчезают реки, мелеют озера, а запах болотной тины временами перебивает запах степного ветра и морского воздуха.

Основная часть малых рек Одесской области течет в междуречье Днестра и Дуная — в Буджакской степи. Долгие тысячелетия в здешних местах одной из главных человеческих мудростей была присказка, что капля воды — крупица золота.

Малые реки Большой и Малый Куяльник, Барабой, Кучурганка, Большой Канай, Большая Сошка, Ташбунар, Ягорлык, Чага, Тилигул, Большая Дивка, Кодыма уже давно «работают» реками только в весенний или осенний периоды: тающий снег, обильные дожди наполняют их русла, которые летом высыхают. Реки мелеют, птицы покидают их берега, а в камышовых плавнях вольготно только браконьерам, охотящимся на диких зверей.

Одна из малых рек области — Кучурганка, как зовут ее местные жители, в течение уже 18 лет является одной из самых горячих экологических точек региона. Длина ее — 119 километров, имеется три притока, а в бассейне Кучурганки расположено 

6 городов и поселков и 121 село. В половодье река разливается на 50 метров, а на пойменных лугах пасутся стада.

Пробовал речную воду на вкус — солоноватая, мутная, с болотным привкусом. Человеку такая вода принесет только вред, потому используется она исключительно для хозяйственно-бытовых нужд.

Как селяне реку возвращали

Еще несколько лет назад на берегах реки можно было увидеть работников Генеральной прокуратуры, администрации Президента Украины, Минэкологии. Сюда они приезжали для того, чтобы отреагировать на шквал жалоб, обрушившихся на Киев от местных жителей. Суть жалоб — а адрес отправителя у них был практически один — села Степановка, Павловка, Ново-Красное, Милолюбовка Раздельнянского района — была проста: люди просили вернуть им реку.

Степановский сельский совет принял решение о передаче реки в аренду фермерам на 49 лет. Нет, конечно, саму водную гладь никто в аренду не передавал. Речь идет о том, что отдавалась в аренду земля, прилегающая к Кучурганке. Земельные участки отводились фермерам для сельскохозяйственных целей. Однако они начали строительство гидротехнических сооружений — плотин и прудов для рыборазведения. С момента начала строительства в подвалах домов и огородах, примыкающих к реке, участились подтопления. Более того, фермеры, огородили свои владения колючей проволокой, и селяне четырех сел не смогли выпасать скотину. Ну а в связи с тем, что река летом пересыхает, то во владении фермеров оказалось и ее дно, которое в сушь использовалось как пастбище.

Свое решение сельсовет оправдывал тем, что, мол, в его бюджете нет средств на расчистку русла реки, а фермеры обязались ее производить. Последние, получив лакомый кусок, и вовсе забыли о своих обязательствах по заключенному договору. Пойма Кучурганки, по сути, оказалась во владении нескольких фермеров.

Естественно, жители четырех сел стали бороться за свое конституционное право пользоваться окружающей средой. В ситуации с правом людей на пользование рекой было принято правильное решение — справедливость была восстановлена.

Маленькая речка и после ликвидации земельно-экологического конфликта продолжает оставаться проблемным объектом. По мосту через реку проходит государственная граница между Молдовой и Украиной. То есть все хозяйственные вопросы — углубление и расчистка русла, укрепление берегов, строительство дамб — требуют межгосударственного урегулирования. На правом (молдавском) берегу построена ГРЭС. При ее строительстве необходим был резервуар-охладитель. Кучурганку одамбовали и отгородили от реки Турунчук (это самый крупный приток Днестра) системой плотин и шлюзов. Реликтовый Кучурганский лиман, в который впадала река, превратился в водохранилище, в которое производились технические выбросы с ГРЭС, а затем через систему шлюзов — в Турунчук, что обеспечивало какой-то минимально необходимый водообмен.

Но такая схема водообмена уже долгие годы не работает, и как результат происходит минерализация водохранилища. А с учетом того, что хозяйственные стоки из ближайших сел, городов и поселков попадают в Кучурганку неочищенными, то река превратилась в банальную, извините за выражение, вонючку.

Есть ли возможность спасти малые реки от истощения и в дальнейшем от исчезновения с географической карты области? Конечно. В первую очередь заниматься этим должны территориальные громады и местное самоуправление. Необходимо создавать прибрежные защитные полосы, чтобы обеспечить на прилегающих территориях соответствующий режим хозяйственной деятельности, не распахивать прибрежные территории, засадить их кустарниками и деревьями. Но органы местного самоуправления, скорее по привычке, нежели по желанию, жалуются на отсутствие средств в бюджете. Государственное управление охраны окружающей среды в Одесской области разработало программу по спасению малых рек региона. Первичным шагом должно стать определение в натуре русл малых рек. На сегодняшний день эта работа выполнена на 12 процентов. Следующий этап — очистка русл рек. В настоящее время финансируются работы только по двум рекам.

Закон — суров, блюстители — «добренькие»?

В 40 километрах от Одессы на крутом берегу Днестра располагается Нижнеднестровский национальный природный парк, который в ноябре отмечает третью годовщину со дня создания. На правом берегу реки прямо у уреза воды, в метре от нее, располагается уютная деревня, в которой только деревянные коттеджи. В этом месте в Днестр впадают десятки малых рек. Вопреки всем законам Украины шикарный поселок растет буквально по часам. Там, где был пойменный луг, сегодня железобетонная пустыня. В заповедном урочище «Днестровские плавни» построена база «Рыбацкий рай». А местным жителям, предки которых поселились в здешних местах, новые владельцы коттеджей, баров и ресторанов, баз отдыха категорически не позволяют выпасать скот в лугах, не разрешают пользоваться питьевой водой. «Голос Украины» писал уже о катастрофической экологической ситуации, складывающейся на берегу Днестра. Она не изменилась с момента публикации в лучшую сторону, а наоборот — ухудшилась.

Десятки различных комиссий, в том числе и киевских самого высокого ранга, фиксировали нарушения природоохранного законодательства, выписывали суровые предписания с требованиями прекратить незаконное строительство коттеджей. Но, вероятно, власть денег сильнее власти закона — малые реки, питающие Днестр, исчезают с карты благодаря не природным катаклизмам, а бездумной деятельности человека.

 

Одесская область.

И эта река может исчезнуть с карты Одесской области.

   КОМПЕТЕНТНОЕ МНЕНИЕ

Кандидат биологических наук Иван РУСЕВ:

— Сейчас под застройку зачищаются новые земельные участки. Национальный природный парк тает на глазах, высыхают родники, уничтожаются реки. Продолжается одамбование Днестра и его притоков. Коммерсанты просто нагло топчут украинские законы и в открытую смеются над нормами в 100 и 25 метров от уреза воды, где запрещено любое строительство. Рядом находится водозаборная станция «Днестр», откуда закачивается питьевая вода для миллионной Одессы. Если уничтожение Днестра и малых рек его притоков будет идти такими темпами, как сегодня, то Одесса останется без питьевой воды.