В Верховной Раде только расшевелили ворох проблем. На то, чтобы решить все, надо не день, не месяц и даже не год

Сколько людей, столько и мнений. Тем более, если тема: «Земля в украинской судьбе: ситуация в земельной сфере, законодательное обеспечение земельных отношений и практика его реализации». Скорее всего, недавние слушания в Верховной Раде, на которые, кроме народных депутатов, из многих областей съехались руководители сельхозпредприятий, представители органов власти, ученые, и призваны были не только решать проблемы. Здесь хотя бы разобраться для себя, где мы оказались и куда двигаться дальше. Этой тернистой дорогой сложно продвигаться. Если бы только государственные интересы... Но ведь всегда возникают чьи-то коммерческие прихоти, которые почти невозможно обойти. Порой кажется, что мы заблудились в безнадежной трясине. И выкарабкаться сложно, и назад не пойдешь. Поднял одну ногу — засасывает другую...

 Говорят, все на благо аграриев. Сделать бы только, чтобы была у них возможность продавать землю. И не дешево. Но крестьяне возле Киева много ее уже продали. Хотя и на теневом рынке, но цена, кажется, сложилась приемлемая. Так давайте и проанализируем, насколько от этого выиграло государство и насколько под столицей стало от этого более эффективным сельхозпроизводство?

Вот звучит предложение: «Пусть государство, распаевавшее землю, выкупит выгодно для крестьян наделы назад!». Но для этого у государства нет других денег, чем деньги своих граждан. Значит, тот, кто не получил ничего, — снова будет платить?

Или тезис: «Кто арендует паи, пусть социальную сферу и содержит!». На первый взгляд — справедливо. А если призадуматься, значит, сельхозпроизводитель должен платить (читай, удорожать продукцию) из-за того, что распаевали землю. Надо арендную плату платить потомкам, которые даже часто не в Украине трудятся, а ездят где-то по заграницам...

Или еще такая оказия: землю раздавали просто так — государственные акты нередко изготовлялись за счет бюджета, то есть и тех сограждан, которые не получали землю... Где справедливость?

Теперь давайте вспомним. Земля отдана аграриям для чего? Для ведения личного крестьянского хозяйства или товарного сельхозпроизводства (это даже в государственном акте записано). Вот и ведите личное крестьянское хозяйство! Нигде же не написано в законе, что земля дается по списку шести или семи миллионам, чтобы ее продавали и перепродавали. Земля передана крестьянам, чтобы она родила рожь-пшеницу, чтобы трудом своим обогащался крестьянин, а не делил землю на участки и жил с денег, вырученных за их продажу. Причем деньги быстро заканчиваются, поэтому многие осчастливленные собственники земли и далее обивают пороги кабинетов, ищут лазейку, как бы еще получить участок, чтобы продать. Потому что с первым или продешевил, или деньги растранжирил. А теперь будет мудрее — своего не упустит... Неужели именно это и имеют в виду руководители, призывающие вернуть землю крестьянам?

Поэтому следует задуматься о следующем... Вот передали землю для ведения хозяйства. Есть правила землепользования. Крестьяне, обрабатывая свой надел, должны ими руководствоваться. Нести ответственность за свою собственность — чтобы родила... Надо, чтобы этот момент жестко контролировало государство. То есть без четко выписанных здесь механизмов — никак. Так же с налогом. Если уже собственность — за нее надо платить, причем — всем. Вместе с рыночной ценой земли налог на нее должен возрастать. Государству надо научиться этот налог собирать, штрафы за нарушения экологических или каких-то других норм, правил, законов накладывать. Научиться изымать землю у тех, кто не желает обрабатывать гектары (местами «людские» наделы не то что сорняками — лесом поросли)... Вот один из возможных механизмов, как вернуть землю государству, если уж таким образом хотят спасать ситуацию — надо просто изымать ее у нерадивых хозяев. Другой вариант — ввести возможность крестьянам передавать землю государству за какие-то выгоды. Пусть это будет доплата к пенсии, или, как ни крамольно это звучит, за обещание взамен пристойно похоронить...

Согласитесь, большие программы сложно осуществлять — мелиорация и тому подобное — в условиях частной собственности. Но правы те, кто говорит: земля не может быть товаром, поскольку это — нерукотворная вещь, это не результат чьего-то труда и чьих-то стараний. Она — кто как считает — природой, Богом дана. Но она существует вне нашего участия. Вдруг приходит кто-то и говорит — эта земля будет принадлежать Марии, а та — Ивану... А Николаю — нет земли, если хочет, пусть купит себе у Ивана.

То есть, один из сценариев — создать условия, чтобы люди вернули значительную часть земли государству. Причем сделать этот путь безболезненным и бесконфликтным. Государство должно регулировать пользование гектарами. Конечно же, далеко не всегда оно делает все хорошо и умело. Но это не означает, что государство может устраниться от этого, и кто-то справится умелее. Мы увидели, что кто-то лучше не сделает. Государство не очень хорошо распоряжалось землей во времена колхозов. Сколько на заре независимости было разговоров: отдать гектары в частные руки, потому что когда земля станет частной, то мы завалим мир сельхозпродукцией. А что получилось?.. Впрочем, без всяких экспериментов сразу было понятно: не весьма хорошая идея передавать колхозный трактор тому, у кого велосипеда собственного нет. Как нельзя передавать гектары тому, кто даже со своими приусадебными сотками не справляется. Хотя порядок дома и порядок на поле — разные вещи. Под домом можно справиться лопатой и сапкой, а на поле — технику надо иметь.

Поэтому и не удивительно, что на земле, которая в свое время наделялась всем бывшим колхозникам, чтобы сделать их настоящими собственниками, непосредственно работают нынче около трех процентов хозяев. Еще 11 процентов участвуют в ее обработке как наемные работники. Хотя, если на минутку вернуться в прошлое, то при Союзе, чтобы свободно хозяйничать на своей земле — об этом мечтали значительно более трех процентов украинцев. И дело здесь не только в тяжелых, созданных государством для хлебопашцев условиях. Кроме действительно хозяев, многие из тех около 42 тысяч крестьян, подавшихся в фермеры, принялись самостоятельно обрабатывать гектары, потому что не стало должностей, работы в колхозах. А еще часто очень соблазнительно завладеть землей, а потом жить не с труда на ней, а с ее торга. Привлекало это дело, потому что обещаны были и немалые преференции, которые прописывались отдельными строками в госбюджете. Есть и такие, кто получил под фермерство землю, например, с выходом к Днепру. Теперь на ней, вместо пшеницы или кукурузы, растут коттеджи или развлекательные комплексы. Это я к тому, что под фермерство можно было бы сначала дать часть земли из государственного резерва. Провести такой себе эксперимент — сама жизнь показала бы, что из этого получается. Но машину времени, к сожалению, пока не изобрели. Хорошо было бы, чтобы мы просто не повторяли ошибок...

Подытоживала  Галина КВИТКА (e-maіl: nov@golos.com.ua).

 ВОПРОС РЕБРОМ

 

Если сегодня угоняют авто, то что — узаконивать кражи?

Фермер Николай Стрижак из Кировоградской области выступает против немедленного введения купли-продажи земель сельхозназначения.

— Меня удивляет наша аграрная наука. Что сказали — они то научно и обоснуют. Сказал бы Президент не продавать — они бы и это научно обосновали... Вот Америка — образец буржуазно-капиталистического общества. 40 процентов земли сельхозназначения в руках государства. Только удивляюсь — как это так. Они из-за океана нам рассказывают, что мы должны покупать и продавать, вся земля должна быть частная — а сами концентрируют в руках государства. На тех государственных землях создают фермерские хозяйства, которые передаются едва ли не в наследство от отца к сыну, от деда к внуку. Главное — государство гарантирует продовольственную безопасность, и элеваторы государственные стоят в фермерских хозяйствах. Фермеры работают на государственной земле, а им еще и деньги платят за это.

Не стыкуется, что нам советуют и что они у себя делают — те, что нам рекомендации дают. Сами идут к укрупнению, сами выкупают землю, способствуют созданию крупных хозяйств — где-то 1700 га — семейного типа.

Говорят, что надо немедленно вводить рынок сельхозугодий, потому что действует теневое обращение земли. Так получается: если у нас воруют «мерседесы», то что, надо узаконивать кражи?!

 Дословно

Есть и позитивы

Владимир Литвин, Председатель Верховной Рады:

— Если говорить о, собственно, неизбежности введения рынка земли, следует отметить возможные положительные последствия такого решения. Очевидно, это позволит землевладельцу выбирать одно из трех направлений:

производство на собственной земле сельскохозяйственной продукции с ее последующей рыночной реализацией;

передача земли в пользование другому сельскохозяйственному товаропроизводителю за арендную плату;

продажа или залог земли как источник денежных поступлений.

Предложени

Неунаследованные  наделы — в собственность территориальных громад!

По мнению главы фермерского хозяйства «Аделаида», что на Херсонщине, Сергея Рыбалко, основным бюджетообразующим источником в сельской местности могут быть поступления от долгосрочной аренды возвращенной территориальным громадам земли. И это тот путь, который мы сегодня должны выбрать. Поэтому необходимо активизировать деятельность органов местного самоуправления по возвращению неунаследованной земли в собственность территориальных громад. Законодательно по опыту других стран определить механизм стимуляции такого возвращения, введя пожизненное владение без права продажи и налог на унаследование.

Актуален и вопрос переоформления земель бывших КСП под хозяйственными дворами, мелиоративными объектами, дорогами и лесополосами. Такие участки, считает Рыбалко, нужно закрепить за владельцами недвижимого имущества.

Намериния

За границей ждут, когда мы откроем шлюзы

Владимир Стретович, народный депутат:

— Как юрист со стажем, пришедший в Верховную Раду из академической семьи, хочу сказать: право на аренду позволяет сегодня эффективно вести хозяйство в Украине. Потому что право содержит три составляющих — это владеть, пользоваться и распоряжаться. Право аренды лишает только последнего — распоряжаться средством производства, которым для миллионов украинцев является земля.

В 2005 году, находясь в США, я услышал от американских финансистов, что они в рамках Бостонского проекта аккумулировали значительную сумму для покупки украинской земли. Мы ждем, говорят, когда вы откроете шлюзы. Это было пять лет назад. Три дня назад услышал, что наш уже восточный сосед здесь имеет банк, название могу назвать, кому интересно, где накопились деньги для того, чтобы забрать украинскую землю. И тогда на историческое: «Чья земля?» будут отвечать: «А чья, в конце концов, Украина?» Тенденция следующая: большинство людей от плуга, от сохи говорят категорически «нет». Я спрашиваю вас, себя и всех 450 народных депутатов — так кого мы представляем? Скоробогатьков, которые хотят землю себе взять в довесок? Или мы народ Украины представляем?! Поэтому наше мнение должно быть — категоричное «нет» тем, кто хочет приватизировать землю.

Позиция

О кадастре и праве первой руки

— Альтернативы обращению земель сельскохозяйственного назначения нет, — подчеркнул народный депутат Роман Ткач. — Конечно же, если не считать альтернативой экспроприацию земель. Ведь миллионы граждан имеют документы на право собственности. Но если в селе не будет удобно и выгодно жить, то грош цена этим реформам. Посмотрите сегодня на Европу, например, на Австрию и на многие другие страны: где-то стоит там далеко избушка в горах — к ней есть дорога, условно, газ, электростанция, водопровод, канализация.

Что же делать? Принять закон о государственном земельном кадастре. Я — один из соавторов. Мы его планируем ввести уже с 1 января 2012 года. Это — база информации о всех земельных участках в Украине. Следующий вопрос — консолидация земель. Недавно у нас, на заседании аграрного комитета, был глава Национального земельного фонда Венгрии. Он много мудрых и полезных вещей рассказал. Думаю, приемлема формула, действующая во многих европейских странах, так называемых новых — в Венгрии, Польше. То есть право первой руки, право первой купли-продажи за государством, и государство потом определяет, кому отдать в аренду, кому перепродать, на каких условиях и так далее. Это будет способствовать консолидации земель.

Срочно, в 2011 году, надо принять закон о рынке земель. С отстрочкой даты его введения — можно говорить о 2013 годе, 2014-м. Ведь в 2012-м будем полгода избираться и полгода играть в футбол — и нет года. Надо, чтобы закон был принят, чтобы общество увидело, что это за закон, как работают его статьи, а уж затем спокойно его вводить.

Я за рынок земли, но этот рынок должен работать в полную юридическую силу. Почему мы рынок земли сводим только к продаже? Рынок земли — это мена, залог, суперфикции, эмфитевзис, рынок земли — это аренда.

Если, например, крестьянской семье надо средства на обучение ребенка — отдайте землю в залог, возьмите нормальный кредит. Когда деду или бабке нужны деньги, почему они не могут в государственный земельный банк сдать землю и жить на ренту, как делает весь мир. Поэтому обращаюсь ко всем, у кого есть земля: не спешите продавать!

Актуально

Сначала — эксперимент

Николай Васильченко, руководитель ООО «Маяк» Золотоношского района Черкасской области, Герой Украины:

— Во все времена торговать землей принимались те, кто не может и не умеет организовать на ней производство. В конце концов, как распоряжаться землей, должен решать только украинский народ. По моему мнению, это надо делать через всеукраинский референдум. Видите ли, вступать в НАТО Украина может только по итогам референдума, а продавать ли землю, а значит и Украину, решает группа людей.

Создается впечатление, что и сегодняшние слушания уже ничего не значат. Кто-то уже решил, уже дал всяческие команды. А хоть бы нас, хозяйственников, кто-то собрал на уровне Президента или Премьер-министра и посоветовались с нами? Никто. Мы перед следующей пропастью. Остановитесь! Подумайте, что мы делаем! Может, уже хватит жить по чужому указанию?!

Более 31 года возглавляю крупное многоотраслевое хозяйство и пережил всякое. В обработке 6 тысяч 700 гектаров земли, из которых треть из запасов сельского совета, остальное паи крестьян. Годовая выручка от сельхозпродукции составляет 75 миллионов гривен. Все 20 лет независимости Украины хозяйство работает на финансовом самообеспечении: без кредитов, без подачек, без прошений, без хождения по министерствам добывать эти фонды. Я не вижу, зачем туда можно ходить! Только за последние 10 лет в развитие вложено 235 миллионов собственных, а не одолженных или у кого-то выпрошенных, средств.

Предлагаю следующие такие слушания, если они будут, провести на базе нашего хозяйства, я покажу, чего можно достичь, если не воровать. Я задаю вопрос: «Кому это захотелось разорить в угоду украинским и заморским латифундистам такие хозяйства?». 

Ничего не надо придумывать. Просто включить в работу мозги и посмотреть, что делается в мире. Мы часто все свои действия ровняем на Америку. Нынче американские экономисты считают, что частная собственность на землю является главным тормозом дальнейшего развития сельского хозяйства США. Слышите, тормозом, а не стимулом.

Не следует торопиться с введением в действие закона о рынке земли, а продолжить минимум на два-три года еще мораторий и отработать куплю-продажу хотя бы в четырех регионах: Восток, Запад и так далее. Чтобы набить шишек, наломать дров, а затем их не переносить на всю Украину. За эти годы наработать, принять программы, законы, согласно которым государство должно стать владельцем земли, то есть земля должна постепенно переходить в собственность государства. Такой подход сохранит села, позволит государству регулировать арендную плату и получать финансовые поступления в местные бюджеты. Конечно же, здесь свое весомое слово должны сказать ученые-экономисты, ученые-аграрии, часть из которых пока действуют в интересах крупных землевладельцев.

Перспектива

Повлечет увеличение цены на продовольствие

Александр Мороз, Председатель Верховной Рады Украины второго и пятого созывов:

— Вне всякого сомнения, мораторий надо продолжать. Он — защита от Земельного кодекса. Но я слышал дискуссию здесь: статьи 13, 14 Конституции и т. п. Решается это элементарно: депутаты пишут в Конституционный Суд обращение, представление — и признается, что Земельный кодекс не действующий, потому что он не принимался в Верховной Раде. Нет Земельного кодекса — это афера, сделанная тогдашней властью.

Далее. Представим, что земля стала товаром официально. Что будет?.. Сотня магнатов за бесценок... скупят землю. Для чего? Для продажи. И тогда на вторичном рынке они заработают, выручат где-то 400 миллиардов долларов, 150—200 из этой суммы пойдет в карманы чиновников и посредников финансовых, это будет коррупционная цена этого вопроса. Земля при этом навсегда перейдет в собственность зарубежных хозяев. И пусть не тешит себя мыслью никто о том, что мы напишем в законе — не будет она нашей... Посмотрите, что делается в промышленности.

Тогда надо честно сказать людям: мы будем или 51-м штатом США, или провинцией, или автономией Российской Федерации, или Израиля, или какой-то другой страны...

Разговоры о том, что все равно рынок идет теневой... Теневой рынок в Украине регулируется Уголовным кодексом, надо, чтобы он работал, и нет проблем.

Что надо делать? Принять закон относительно использования права аренды как предмета залога. Земля должна остаться общенародной собственностью со свободным пользованием ею на условиях аренды. Этим, кстати, решается необходимость капитализации основных фондов.

Следующее, рынок земли приведет к перенесению новой стоимости земли на цену хлеба и всех продуктов питания. Это означает, что на первом этапе цена на продукты питания возрастет в два раза. И это не может быть безразлично ни для крестьянина, ни для городского жителя.

Мы не против продажи земли государству. Повторю: покупателем земли может быть только украинское государство. Оно выкупает землю, и через государственный Земельный банк сдает ее в аренду на конкурсных условиях с гарантиями для инвестора, контролируя сохранение плодородия почвы, создав для этого единую государственную службу. По этому пути идет весь мир... Франция, Германия, Англия концентрируют землю в руках государства, а мы идем в другую сторону. И я думаю, что это мы просто что-то не додумали.

Между прочим

Наиболее эффективный метод — аренда...

Владимир Сличук, председатель Росошанского сельского совета Липовецкого района Винницкой области:

— Государство должно регулировать земельные отношения по использованию земель сельскохозяйственного назначения в проектах землеустройства, что обеспечивает обоснованность  изменений, упорядочение угодий. Площадь земельных участков должна составлять более 100 гектаров, тогда использование земли дает прибыль, есть специалисты, работающие над этим.

Надо увеличить контроль государства за севооборотами и реальное влиять на арендаторов, чтобы они лишались или штрафовались за некачественное использование земли. Наблюдения при нынешнем использовании земель сельскохозяйственного назначения приводят к выводу, что земле сегодня необходим хозяин. Хозяин, по мнению людей, должен быть наш украинский и должна быть форма пользования землей — аренда.

Риски

Джипы изъездились, джинсы порвались...

Сергей Терещук, народный депутат:

— Что завтра будет с продуктами питания, что будет с землей, с ее недрами, волнует как сельских, так и городских жителей.

Если даже будет рынок, придут сюда деньги, будет огромная инфляция. Одно село возле Киева, где три года назад продали земельные паи незаконно, так все село было на джипах, с магнитофонами. Теперь джипы изъездились, джинсы порвались — и сегодня люди без ничего остались. Это огромная проблема. А если на рынок придет 50—100 миллионов не связанных денег? Это инфляция.

Что мы ставим за идеологическую основу проведения реформы. Или чтобы богатые стали еще богаче, или чтобы образовались латифундии? Возможно ли, чтобы вы, те, кто работает на земле и дальше вели хозяйство? Чтобы осталось украинское село.

Государство должно создать специализированное учреждение, которое на первых порах заберет земли резерва, запаса, отмершие паи для того, чтобы можно было сконцентрировать эти земли в государственных руках.

Давайте введем ограничения на пользование землей одной структурой. Она должна очерчиваться рамками сельского совета, а не арендовать сотни тысяч гектаров земли. В каждом селе должны быть одна-две структуры, которые арендуют землю, содержат инфраструктуру, платят налоги, создают рабочие места.

Реалии

Приехали, посеяли, урожай забрали — и до свидания

Галина Тесленко, глава Полтавского центра Украинской аграрной конфедерации:

— Некоторые говорят, если сегодня открыть рынок, продать землю, то мы поборем бедность наших крестьян. За тех несчастных 15 тысяч гривен, за которые продаст пай крестьянин, значит это, если я не ошибаюсь, зарплата народного депутата месячная. Мы так поборем бедность?! Это же позор!

Если разрешить покупать землю физическим лицам, то тем, кто занимается сельским хозяйством, или у кого есть к этому тяга. И обязательно, чтобы проживал на этой территории, где находится земельный участок. А не так, как порой нынче делается: приехали, посеяли, урожай забрали...

Мы продали буровые скважины, нефть, газ — все. У нас Полтавская область такая богатая, но что мы имеем с этого? Ничего. Кому принадлежат буровые скважины? Не знаем. Поэтому надо сегодня хотя бы позаботиться о реальной цене на землю. Чтобы не повторилась история с имуществом.

Предостережения

Животноводство первое ляжет под нож для получения средств для выкупа

Владимир Леперда, директор агрофирмы «Первое Мая» Днепропетровской области:

— Говорить можно только о рынке земли несельскохозяйственного назначения. Если будет свободная продажа, то никто не будет вкладывать средства в новые технологии, удобрения, науку, семеноводство, не будет строить новые долгосрочные какие-то программы, потому что все эти оборотные средства надо аккумулировать для выкупа земли... Животноводство первое ляжет под нож для получения средств для выкупа земель... Если мы говорим об эффективном сельском хозяйстве, достаточно аренды. Для этого не надо делать выкуп земли, от которого мы только потеряем средства.

Кому нужна продажа земли? Нескольким министрам, нескольким государственным служащим? Так будьте вы государственными мужами и думайте о государстве, а не только о выгоде! И нескольким нашим финансовым магнатам... Так неужели эти 100—200 человек смогут нас всех вместе победить?!

Тем временем

Крупным компаниям не нужны наши дети

Михаил Лазаренко, глава фермерского хозяйства «Прогресс» Одесской области:

— Сегодня много говорим о земле, но совсем мало об украинском населении, украинском народе и украинском крестьянине... Если снимем мораторий, где же будет создано первое рабочее место для крестьянина, куда придут наши дети после высших учебных заведений, после техникумов, колледжей и аграрных академий. Крупным компаниям абсолютно не нужны наши дети, потому что они приходят, берут и захватывают значительные массивы земли, и на них выращивают в основном рапс, подсолнечник, немножко ячменя и немножко пшеницы, чтобы дать пай... А что дальше будет с нашей прекрасной землей, с нашим плодородным черноземом и тому подобное?..

***

По итогам парламентских слушаний Комитет Верховной Рады по вопросам аграрной политики и земельных отношений разрабатывает рекомендации, которые будут обсуждены в сессионном зале и в случае одобрения народными депутатами утверждены соответствующим постановлением.

Мнения собирала Галина КВИТКА.