— Лишиться своего земельного пая человек может даже невольно, — говорит пенсионерка из села Литинка Литинского района на Виннитчине Ольга Ивановна (на снимке). — Почему? А очень просто. Если наш пай находится посреди поля, а те, кто имеет рядом наделы, продадут их, то я тоже вынуждена буду сделать то же самое. Иначе останусь, как на острове. Не будет возможности подступиться к своей земле. Почти все паи жители села передали в аренду одному из киевских магнатов, не буду называть его фамилию. Землю обрабатывают единым массивом. Как платят? За прошлый год дали 620 килограммов зерна. Это за три гектара пая. Разве это плата?
Ольга Ивановна держит в хозяйстве три дойные коровы. Ухаживать за ними помогает старенькая мама. Отец умер. Сын подставляет плечо. Женщина говорит, зерно необходимо для приготовления кормов. Вынуждена его покупать. В минувшем году в хозяйстве приобрела три тонны зерна. Перед новым годом заплатила приблизительно по 1,6 тысячи гривен за тонну.
— Видите, как получается, — говорит женщина, — есть земля, а зерно покупаю. Мы бы отделились со своим куском, но как ты это сделаешь? Кругом земля в аренде, а твоя будет, как бельмо на глазу. Поэтому вынуждены делать, как все. К тому же трактора нет. А без него три гектара тяпкой не обработаешь.
В селе большинство людей против того, чтобы продавать землю. Даже пожилые люди не соглашаются на такое. Говорят, передадут свои паи детям, внукам. А вот одинокие готовы хоть сейчас распрощаться с наделом. Дескать, мы уже старые, зачем оно нам? Заплатят, так хоть на смерть будет, да и может, еще успеем что-то купить, подлечиться немного...
— Без земли в селе человек, как без рук, — говорит Ольга Ивановна. — Даже представить страшно, как это можно остаться без своей земельки. Человек и земля — это одно целое. Продадут ее — продадут и нас. Придется тогда, как писал Шевченко, идти на панщину пшеницу жать. Правда, не очень то и пойдешь. Потому что теперь такую технику пригоняют, что два-три механизатора справляются со всеми полями в селе. Большинство без работы сидят.
— За что живут? — переспрашивает собеседница. — Как мы. В основном за деньги от проданного молока. У нас село небольшое. Но на каждой улице свое стадо. Шесть групп скота имеем. В каждой не менее тридцати голов. Молоко покупает Литинский молокозавод. Нынче платят по две гривни за литр. У кого есть возможность, сам продает. В Винницу ехать 50 километров. Я раз в неделю вожу на продажу, кроме молока, творог, сметану, масло. Почти все распродаю. Если бы продавала на молокозавод, за эти деньги три коровы не смогли бы держать...