Наталья Музыка, жительница села Давыдковцы Хмельницкого района:
— Хотя я, мои родители и бабушка все время жили в селе, но так получилось, что в колхозе не работали, поэтому и своего земельного пая у нас нет. Зато имеется более сорока соток огорода. С этой земли практически и живет две наши семьи, поскольку мама уже на пенсии, а я без работы. Хотя в нашем селе даже есть небольшой швейный цех, однако рассчитывать там на стабильные заработки не приходится. Поэтому и решили, что лучше зарабатывать на том, что продавать молоко и овощи. Держим корову, поэтому часто привозим молоко на базар — так выгоднее, чем отдавать заготовителям.
Но своими силами обрабатывать даже сорок соток весьма тяжело. Если же нанять технику, чтобы вспахать огород, заплатить за горючее — получается дорого. А о том, чтобы самому обработать несколько гектаров пая, уж и говорить не стоит. Поэтому я не вижу ничего плохого в том, что кто-то сможет продать свой надел, если его готов купить человек, который действительно справится с ним. Ведь владельцами паев стали в основном пожилые люди. Кто из них будет работать на тех паях? Их дети давно живут в городах и не собираются возвращаться в село. Большинство из них только и думают, чтобы настало то время, когда земля подорожает и ее можно будет продать.
У нас многие говорят, что земля должна принадлежать крестьянам. Это в самом деле так, потому что село живет и питается с земли. Но я знаю много случаев, когда и жители городов хотели бы иметь свою землю. Почему их лишать этого права? Возможно, кто-то трудился бы на ней еще лучше, чем плохой хозяин в селе?
Из-за отсутствия работы многие наши односельчане уехали на заработки за границу. Хорошо, если соседи на их огородах хоть траву для скота засеют. Но молодых и сильных в работе хозяев в селе все меньше, зато все больше пенсионеров, которым соседская земля уже не нужна. Вот и стоят участки, годами не обработанные. Так кто от этого выиграл?
Что касается продажи земельных паев, то и это, думаю, вполне возможно. Скажем, в нашем селе уже несколько лет работает инвестор. Но ведь разве работает? В один год посеял ячмень, а собрать его как следует не смог. Зерно рассыпалось и само проросло на второй год. Тогда уже этот «урожай» и собрали. А в прошлом году вообще ничего не сеяли. Не знаю, собираются ли что-то делать нынешней весной. Так для чего такие арендаторы? От них же ни людям пользы нет, потому как что он может заплатить с таких урожаев, ни земле — как зарастала, так и зарастает сорняками. А придет другой — кто знает, будет ли лучше. Потому что земля все равно не его, поэтому ее и не жаль. А если бы кто-то купил эту землю, вложил свои деньги, тогда, может, не относился бы так к ней.
Конечно, кто-то должен за этим следить. Ибо так же, как бывает недобросовестный арендатор, может быть и недобросовестный новый собственник. Не обрабатывает землю, не выращивает на ней урожаи или начал там что-то строить — пусть у него ее забирают.
А вообще разрешить продавать землю — это ведь не значит заставить всех продавать. Кто хочет — пусть сам работает на ней, пусть сдает в аренду. А вот у нас, например, двадцать соток находятся аж за селом. Далековато. Даже привезти оттуда урожай — уже проблема, потому что надо платить. Поэтому если бы можно было, например, там продать, а в другом месте купить — почему бы так не сделать?
Записала Ирина КОЗАК.
Фото автора.