или Почему истощаются реки даже в экологически безопасных регионах
На первый взгляд, с заповедной рекой Рыбницей, протекающей по нескольким районам Прикарпатья, а дольше всего — по Косовскому, все в порядке. Вода — прозрачная, течение — стремительное. Даже форель здесь еще водится! А это, говорят, верный признак чистоты реки. Но экологи утверждают: нынешняя Рыбница — уже не та, что была когда-то. А некоторые и вообще говорят, что реке скоро больше подойдет название Безрыбница.
Признаков того, что река истощается и теряет силу, более чем достаточно. «Гляньте только на берегоукрепления, — говорит заведующий научным отделом НПП «Гуцульщина» Любомир Держипольский. — Раньше они стояли на уровне воды, а сейчас — на метр выше. Это свидетельствует об эрозии дна реки. Водная долина расширяется, берега сдвигаются в реку, а дома, которые были в 10—15 метрах, местами пододвинулись к краю обрывов».
Рыбница — река быстрая, стремительная, несет большую массу воды. Раньше, чтобы предотвратить глубинную эрозию дна, гуцулы делали кашицы — искусственные небольшие плотины высотой 0,5—1 метр. «Нынче эти работы почти не ведутся», — отмечает ученый.
Реку чувствительно эксплуатируют. Вопреки всем запретам люди и все равно вывозят из нее речной камень и песок. Наводнения разрушают дома, так надо ж их как-то восстанавливать, оправдываются гуцулы. К тому же в Косовском районе нет ни одного карьера со строительным камнем. Ближайший находится в Надворнянском районе. Это неблизко, а река — рядом. Набрать из нее машину камня или гравия — удобно и быстро. А река... На наш век хватит, думают местные жители.
Краску выливают на берег, а вода все слизывает
Пока рыба в Рыбнице есть, хотя и не густо. Но были и худшие времена, когда работали колхозы и с вертолетов рассеивали аммиачную селитру на поля. Та селитра попадала и на леса, и в воду. Не только рыба, но и пчелы едва не исчезли. Нынче на химобработку денег не хватает, поэтому и рыбы стало больше.
Собственно, районы, по которыми течет Рыбница, можно считать относительно экологически безопасными. Промышленных сбросов в реку от Яворова до Косова, утверждают чиновники, нет. А в больнице есть очистные сооружения. Таким образом, едва ли не наибольшими «промышленниками» сейчас являются гуцульские мастера. «Краски, лаки, красители — нередко все это люди выливают на берега рек и ручьев. А потом вода это слизывает», — сетуют любители природы.
К примеру, село Яворов, недалеко от которого берет начало Рыбница, — знаменитая гуцульская столица лижныкарей. Чтобы покрывала стали мягкими и рыхлыми, их полощут в валилах — специальных сооружениях на реках, своеобразных «стиральных машинках» для таких изделий. Вымытые краски, шерсть текут в воду. Единственное что успокаивает: покрывала здесь делают натуральные — из белой или черной шерсти, красители используют органические, а на выходе из валил мудрые хозяева ставят шерстеулавливатели.
— У Рыбницы статус заповедной реки, но сельские громады на это не обращают внимания, — замечает господин Любомир. — После наводнения, когда вода спадет, прибрежные кусты напоминают елки, где украшениями служат полиэтиленовые пакеты, бутылки, обвертки и тому подобное. Когда-то мусора столько не накапливалось, да и то была органика. А теперь природа страдает от цивилизации. Люди спускают в реки и ручейки воду из стиральных машин, моют автомобили, выбрасывают пластмассу. Какая река всю эту химию выдержит?
С ним солидарны и экологи. Рыбница — как раз тот пример, когда на состояние реки влияют именно местные жители. Наибольший вред, считают экологи, Рыбнице наносят не валилы, а синтетические порошки, бытовая химия и мусор, который сбрасывают на берегах.
— В районе действительно некуда девать мусор. Мусоросвалка, что в Вербовце, уже переполнена, — говорит заместитель председателя Косовской РГА Анастасия Костюк. — А о новом месте не можем договориться с сельскими громадами. Никто не хочет соседствовать с мусоросвалкой. Вот нашли незалесненное место на территории райагролеса. Возможно, там и создадим новую мусоросвалку. Обсуждается и другой вариант — построить в районе завод по переработке мусора. Фирма могла бы не только перерабатывать мусор, но и заготавливать его. Однако сооружение такого завода тоже пугает людей. Некоторые местные жители живут высоко в горах. Едва ли у кого-то появится энтузиазм сносить оттуда мусор. Раньше хозяевам раздавали ящики для мусора, а потом в определенный день забирали. А сейчас...
А сейчас иногда многие горцы решают эту проблему по-своему: выбрасывают мусор на берега рек и ручейков или просто кладут мешок с отбросами в «мерседес», а потом выбрасывают на обочине дороги.
Лес рубят — больно реке
Горные реки чувствительно реагируют и на уничтожение леса. «Одна 80-летняя пихта, — рассказывает Любомир Держипольский, — аккумулирует почти тонну воды. На гектаре растет приблизительно 300—400 деревьев, которые удерживают более 300 тонн воды. Если их вырубить, воду ничего не будет сдерживать и она пойдет в реки, смывая по пути почву. Все это усиливает разрушительные процессы: сели, оползни. Глина оседает на дно, заиливает источники и ручейки».
— Если брать в целом, то промышленной вырубки леса нынче нет, — объясняет Анастасия Костюк. — Но лес рубят на дома. Не столько на свои, ибо гуцулы сейчас отдают предпочтение кирпичным строениям, сколько на чужие. В Украину пришла мода на деревянные коттеджи. И наши мастера сразу отреагировали на требования рынка. В последнее время этот промысел стал одним из главных для гуцульских мастеров и спасает их от экономических проблем.
Рыба о тех проблемах не знает. Хотя и чувствует. «Мало искусственных перепадов воды — мало тихих плесов — мало нерестилищ. Все связано одной цепочкой», — говорят любители природы. А добавить к этому мусор, химикаты, хищническое вылавливание, применение электроудочек — то удивляешься живучести рыбы.
— Самый большой враг реки, как и в целом природы, — человек, — констатирует Любомир Держипольский. — Очень сложно изменить ментальность горцев, так как многие из них легкомысленно думают, что водные запасы у них бесконечны. А между тем реки мелеют, пересыхают, изменяют свои русла.
То, что с Рыбницей не все обстоит благополучно, замечают даже дети. Несколько лет назад ученики Яворовской общеобразовательной школы разработали проект, который так и назывался: «Как спасти Рыбницу?». Дети «промониторили» состояние ручейков, пристыдили своих родителей, заставили их навести порядок на берегах, обустроить источники. Но детских усилий мало.
— Беда в том, что в наше время никто даром ничего делать не хочет, в том числе и чистить берега рек. В лучшем случае приберут их к Пасхе, — говорит господин Любомир. — Уже и церковь к этому делу приобщилась. Напоминает людям, что засорять творение Бога — природу — большой грех! Но просветительской работы, экологической культуры людям действительно очень не хватает.
 
Ивано-Франковская область.