В середине июля должно состояться выездное заседание Житомирской облгосадминистрации, посвященное одной теме — питьевой воде. Привлекая внимание органов местной власти к этому вопросу, председатель ОГА Сергей Рыжук подчеркнул: здоровье людей начинается с того, что мы пьем из колодца или с крана.
Нитраты можно сравнить с радиацией
Лет шесть назад одна из житомирских фирм презентовала новый метод очищения воды и доведение ее до природного состояния. Когда руководитель частного предприятия показывал артезианскую буровую скважину и уникальное оборудование для преобразования обычной, т. е. «испорченной» воды в так называемую талую — такую, какой она была в древние времена, с журналистами завела разговор женщина, которая как раз пришла сюда по воду. Рассказала, что маленькая внучка очень болела, и врачи посоветовали: «Ни в коем случае не давайте ей воду из колодца, не готовьте на ней молочные смеси». Послушалась их, стала покупать воду. И проблемы со здоровьем исчезли.
Кое-кто из коллег по перу воспринял тогда эту случайную встречу как рекламный ход фирмы. К сожалению, это не так. Женщина говорила правду. Именно ту горькую правду, о которой до сих пор многие люди не знают. Вода из колодца действительно может стать отравляющей для детей первого года жизни.
Вспомните о двух трагических случаях, произошедших недавно в Тернопольской и Винницкой областях. Там причиной смерти малышей признана вода из колодцев. В свое время такой же случай произошел в Ружинском районе Житомирщины. После того было отдано распоряжение, согласно которому санитарные службы области обязаны знать о всех роженицах, если семья пользуется водой из колодца, обязательно проводить анализ воды еще до того, как мама выпишется из роддома, после чего давать родителям свои рекомендации. 
Как заверил главный государственный санитарный врач области Александр Волков, так и делается. Почему же тогда в этом году уже выявлено (к счастью, своевременно) два факта заболевания малышей, которых кормили молочными смесями, приготовленными на воде из колодцев, — в Бердичевском и Красноармейском районах? Объяснение было простое. Санитарная служба не имеет права ничего запрещать. Она только рекомендует. Но вот все ли ее слушают? Крестьяне же часто размышляют так: то в водопроводной сети вода никудышняя, с хлоркой, а у нас вкусная. Все пили, ни с кем ничего не случилось.
В том и проблема, что нитраты можно сравнить с радиацией: ни запаха, ни цвета. Вода вкусная, прозрачная, чистая. Но опасная.
Что за сложным названием?
Болезнь, о которой идет речь, имеет трудное для запоминания название — водно-нитратная метгемоглобинемия. Впервые она описана в 1945 году. Было это так. Медики удивились, почему плохо чувствуют себя дети, которые находятся на искусственном вскармливании. Сделали анализ, который засвидетельствовал большое содержимое в воде нитратных соединений. Дальнейшие исследования подтвердили эту версию. Из медицинской литературы можно сделать следующий вывод. Нитраты попадают в организм, микрофлора кишечника продуцирует из них нитриты, а те, всасываясь в кровь, превращают гемоглобин эритроцитов в метгемоглобин. Он, в отличие от гемоглобина, не способен транспортировать кислород от легких в клетки организма. Употребление воды с содержимым нитратов приводит к тому, что сердечный ритм ускоряется, снижается артериальное давление, появляется одышка, головная боль. Наиболее чувствительны к токсичному действию дети первых трех месяцев жизни, у которых отравления могут возникнуть даже при допустимой концентрации азотистых соединений в питьевой воде, протекают тяжелее и острее, чаще наступает летальный исход. Медики объясняют это тем, что грудной ребенок получает воды на единицу массы тела в 12 раз больше, чем взрослый, поэтому в организм попадает больше веществ, превращающих гемоглобин в метгемоглобин. Это еще один аргумент в пользу грудного вскармливания: с молоком матери нитраты в организм ребенка не попадают.
Со временем организм человека приобретает способность разрушать метгемоглобин. Значит, все в порядке? Если бы... Нитраты превращаются в тихого убийцу. Они снижают сопротивляемость организма, что приводит к росту общей заболеваемости, в частности инфекционными и онкологическими болезнями.
Насколько это серьезно, можно судить по таким цифрам. 
В прошлом году лаборатории санэпидемслужбы области исследовали более семи тысяч проб воды по санитарно-химическим показателям. Из них 37 процентов оказались нестандартными. В отдельных случаях превышение содержимого нитратов доходило до семи раз.
Здесь нужно сделать уточнение. Речь идет, прежде всего, о так называемых общественных колодцах, которые находятся на балансе сельских, поселковых и городских советов. Их 1635. Частных намного больше. В большинстве сел они в каждом дворе. Ведь к воде на Житомирщине, как правило, близко, потому и выкопать колодцы несложно. А это тоже сказывается на санитарно-химических показателях: чем ближе вода, тем интенсивнее она загрязняется. Так что реальная картина может быть намного хуже, ведь на обследование всех колодцев у санитарно-эпидемиологической службы не хватит ни сил, ни средств. Кстати, стоимость одного обследования на нитратную группу, согласно постановлению Кабмина, составляет немногим менее 50 гривен.
Немало людей считают, что главная причина загрязнения — внесение удобрений. На самом деле нитраты образовываются также в процессе распада органических остатков. К населенным пунктам, в которых пришлось провести массовую проверку колодцев на нитраты, относится Стрижевка Любарского района. Оказалось, что здесь трудно найти колодец, из которого безопасно пить воду. Работники облСЭС объяснили это так. В этом селе, прилегающем к райцентру, участки узкие, колодцы близко от навозохранилищ и выгребных ям. К тому же на возвышении была ферма, отходы из которой тоже могли попасть в водоносные горизонты. Уже упоминавшийся Александр Волков убежден: в Стрижевке вода уже никогда не будет нормальной, поэтому единственный выход — прокладывать водопровод.
Кстати, эффективного метода избавиться от нитратов не существует. Если от бактериологического загрязнения может спасти кипячение, то с азотистыми соединениями наоборот: их содержимое от этого даже возрастает.
А как с водопроводами?
Из централизованных источников водоснабжения в селах области берут воду всего 10 процентов жителей (по Украине в целом примерно четверть). На Житомирщине большинство из 134 сельских водопроводов проложили после аварии на ЧАЭС. Основная проблема — их содержание. Вопреки действующему законодательству, говоря на языке официальных документов, 53 сельских совета вынуждены заниматься хозяйственной деятельностью. У них, говорят, нет денег даже на то, чтобы создать коммунальные предприятия. Понятно, что при таких условиях качество питьевой воды там самое плохое.
Всего в области из 269 водопроводов почти 30 процентов не отвечают санитарно-гигиеническим требованиям.
Среди наибольших проблем — отсутствие установок по обезжелезиванию воды: их нет на 53 водопроводах. Мало кто сегодня знает, что к началу ХХ века территория нынешней Житомирщины была одним из центров... металлургии. 
Выплавка металла из болотной руды с помощью древесного угля давно отошла в прошлое. Об этом ныне напоминают только названия более трех десятков существующих и уже исчезнувших сел со словом «Рудня». А еще то, что в подземных источниках — повышенное содержимое железа. Кроме того, в ней нередко содержится радон — радиоактивный газ. Так что объем воды, которая потребляется из буровых скважин, небольшой — около 13 процентов. Основной забор — из поверхностных вод.
А состояние рек, как констатирует начальник областного управления мелиорации и водного хозяйства Владимир Невмержицкий, не отвечает экологическим нормам. Наиболее загрязненные Тетерев и Гнилопять, из которых пьют воду Житомир и Бердичев. Главными загрязнителями называют 113 субъектов хозяйствования, на 30 из которых дела хуже некуда. Больше всего загрязненных сбросов приходится на предприятия коммунальной сферы. Понятно, для улучшения ситуации нужны многомиллионные суммы.
Но есть у этой проблемы и такие грани, которые требуют элементарного наведения порядка. Речь идет главным образом о прибрежных полосах. Они должны быть на 12 тысячах километров, а на самом деле отведены только на одной тысяче. Самовольное разорение в прибрежных полосах, строительство, стихийные мусоросвалки, а в придачу — еще и хранение ядохимикатов недалеко от водных источников — эти проблемы требуют неотложного решения.
Владимир Невмержицкий привел пример потребительского отношения к природе. В Чуднове на гидросооружении вышел из строя шлюз. Ремонт затянулся на несколько лет. За это время земельный участок в пойме реки заняли, огородили, вырыли колодец. Когда после ремонта инвесторы начали заполнять водохранилище, получилось, что приусадебный участок и колодец затопило. Посыпались жалобы...
А что делается на малых реках, особенно вблизи городов! Не берега, а свалки отходов. Люди будто забывают, что большая река начинается с источника, маленького ручейка, и качество воды в кране — тоже.
Вот и получается: сами превращаем живую воду в мертвую, а потом бежим в аптеку за медикаментами.
 
Житомирская область.