Что мешает Подольским Товтрам стать драгоценным украшением Украины
У того, кто хоть раз побывал в этих краях, нет никаких сомнений: Национальный природный парк «Подольские Товтры» является настоящей жемчужиной природы, археологии, истории, культуры. Кажется просто невероятным, что на этой территории собрано вместе до полутысячи объектов природозаповедного фонда, историко-архитектурных и археологических памятников, и рядом практически с каждым можно смело ставить слово уникальный.
Таковым является известняковый кряж Товтр, который вырос из барьерного рифа настолько древнего моря, что его возраст даже трудно представить. Ученые утверждают, что аналога таким горам нет больше нигде на земле. А само море не иначе, как спряталось под Товтрами. Потому что там находятся грандиозные запасы, и по количеству, и по качеству, лечебных минеральных вод.
Неповторимость Смотричского каньона, созданного стихиями и временем за миллионы лет и украшенного уже людьми давними фортификационными сооружениями, позволила ему номинироваться на наследие ЮНЕСКО.
В целом «Подольские Товтры» признаны одним из семи природных чудес Украины. Проблема только, что для такой удивительной жемчужины государство так и не может создать дорогой оправы в виде надлежащего финансирования и соответствующего законодательного обеспечения.
Дерево, не прижившееся в Медоборах
Даже если бы список природных чудес был значительно короче, его полностью хватило бы для того, чтобы пятнадцать лет назад подписать президентский указ о создании Национального Подольского парка «Подольские Товтры». Тогда этот шаг казался победным на пути к сохранению и восстановлению природного памятника. Товтры должны были не только продемонстрировать все свои сокровища и реликвии украинцам, но и пленить весь мир, однако...
Даже через столько лет многие намерения так и остались только намерениями. За этим кряжом с давних времен закрепилось еще одно название — Медоборы. Говорят, растительность здесь была настолько богатой, что горы укрывались пышным цветом, с которого просто стекал ароматный нектар. Здесь и теперь собрано до полторы тысячи разных видов растений, причем десятки из них — редкость не только для Украины, но и для мира. Например, такое довольно скромное на вид растение как шеверетия подольская поселилось здесь еще в доледниковый период(!) и так с тех пор не покидало эти края. Единственное дерево, которое, несмотря на все старания, никак не хочет здесь прижиться, — это «денежное».
Вскоре истекает десятилетний срок, отведенный приказом Минэкологии для реализации масштабного проекта по организации территории, охраны, воспроизведения и рекреационного использования природных комплексов и объектов парка. Тогда предусматривалось, что его стоимость составит свыше 16 миллионов гривен, и в результате появятся административное и производственное здания, пилорамы, теплицы, рекреационные и визит-центры, своя автобаза, налаженная система противопожарной охраны, а главное — можно будет оборудовать зоны отдыха, реставрировать архитектурные и культурные памятники, проводить природозащитные работы... Однако на все это денег так и не хватило.
«Финансовая картина, которая наблюдается и с начала нынешнего года, — типичная, — рассказывает заместитель директора парка Олег Боев. — Бюджета хватает преимущественно на зарплату. А, скажем, на обустройство мест отдыха в первом полугодии предусмотрено всего 11,6 тысячи гривен. Из них на закупку строительных материалов можно использовать лишь полторы тысячи».
Что и говорить, для площади, раскинувшейся почти на три района области, таких затрат мало, а потому трудно надеяться, что и за сотню лет парк сможет превратиться в туристическую Мекку.
Пока же финансовых сил сотрудников парка хватает на то, чтобы протоптать в буквальном смысле слова тропы к скальным монастырям над Днестром, поставить несколько скамеек, обустроить мусорники... Все это тоже полезная и нужная работа. Но с масштабами парка, его нуждами ее трудно сопоставить.
Когда горы — хрупкие и беззащитные
К сожалению, почувствовать себя в безопасности и полной защищенности парку так и не удалось. Парадоксально, но, создавая парк, законодательство не сумело наделить его... землей. Из свыше 260 тысяч гектаров, которые официально составляют территорию «Подольских Товтр», сначала всего три тысячи гектаров были предоставлены в постоянное пользование НПП. Остальными же распоряжается лесное хозяйство, местные агроформирования, промышленные предприятия, территориальные громады. На самом деле это могла бы быть нормальная практика вот такого общего землепользования, если бы не одна важная деталь — парк практически лишен права не то что влияния, но даже действенного контроля за деятельностью всех этих землевладельцев. «А наибольшая беда — невозможность остановить использование полезных ископаемых, — в один голос утверждают сотрудники НПП. — Ни один нормативно-правовой документ не дает парку таких прав».
Ныне на территории Товтр функционируют до сорока карьеров, где добывается песок, глины, известняки, гипс, мергеле. После такой «хозяйственной» деятельности на месте когда-то уникальных природных ландшафтов остаются похожие на лунные мертвые пейзажи.
Наверное, тамошние леса, горы, участки степей и луков были бы благодарны людям не столько за воспроизведение, сколько за то, чтобы их просто никто не трогал, оставил в покое и отпустил все на волю природы.
— Чего только стоят такие «благие» намерения, как залеснение территорий, создание искусственных агролесов лесоводами — а именно в их распоряжении находится немалая территория парка, — рассказывает научный сотрудник отдела науки, заслуженный природоохранитель Стефан Ковальчук. — Разве не разумнее было бы отдать заповедные лесные объекты парку, а бывшие колхозные леса, которые остались практически безнадзорными, передать под опеку лесоводов. Логика здесь простая: по площади ведомственное хозяйство ничего бы не потеряло. Зато парк мог бы сохранить те уникальные виды растений и животных, которые начали так быстро исчезать.
К сожалению, в последние годы все тяжелее удается пополнять список того, что посчастливилось восстановить и возродить, но все длиннее становятся списки краснокнижных животных и растений. Древние Товтры, которые смогли пережить испытания временем, оказываются хрупкими и беззащитными перед человеком.
За годы существования НПП все же удалось изъять в свою пользу у разных хозяев еще полторы тысячи гектаров. Но даже это не позволило парку подняться с последней ступеньки по этому показателю среди мировых, да и украинских парков.
Чужие — пьянеют от красоты
Хотя закон об экосети и программа формирования национальной экологической сети предусматривают, что уже через пять лет в собственности парка должны быть не меньше 20 тысяч гектаров, тем не менее, в это верится с трудом. Местные громады неохотно идут на такой шаг.
— Зато со спокойной совестью могут передать земли под дачные участки, — включается в разговор Людмила Любинская, кандидат наук, докторант. — В свое время мы подали документы, чтобы зарезервировать часть надднестрянской территории. Это уникальный образец подольских степей, но там уже сейчас пришлось занести в Красную книгу свыше десятка растений, которые еще совсем недавно не считались редкостью. Так вот все наши документы и предложения были переданы и в РГА, областное управление охраны окружающей среды, а в результате... на этой территории нарезали полсотни дачных участков. Поэтому прогноз неутешительный: думаю, уже в ближайшее время природные сокровища там будут разорены и уничтожены навсегда.
Конечно, было бы преувеличением сказать, что «Подольские Товтры» навсегда утрачены и разорены. Немало зарубежных ученых и просто любителей природы еще пьянеют от тамошней красоты, делают удивительные находки, фиксируют живые организмы, которых не увидишь больше нигде на планете.
Но ведь и каменецкие научные работники имели возможность наблюдать, как обустраивают подобные парки их европейские коллеги. После того начинает казаться, что мы живем в зеркальных мирах. Потому что там не жалеют многомиллионных инвестиций в то, чтобы восстановить, иногда буквально по сантиметрам, уже утраченные природные ландшафты. А мы еще позволяем себе закрывать глаза на то, как тихо исчезает неповторимая природа на десятках тысяч гектаров. А государственное финансирование природоохранного дела в парке напоминает нищенские крохи, но никак не искреннюю родительскую заботу, как это должно было бы быть.
Хмельницкий.
На снимке: после разработок известняковых месторождений место начинает напоминать мертвый космический пейзаж.
Фото из архива парка.