Черкасчанин с редким недугом сохраняет оптимизм
«Одно дело — когда ты ребенок или симпатичная девушка. Тогда, если заболеешь, можешь рассчитывать на сочувствие. Если же ты — 42-летний мужчина и при росте около 170 сантиметров весишь 250 килограммов, — от тебя только все отмахиваются. Это я постоянно чувствую на себе. Но к этому уже привык и не позволяю себе злиться на людей», — с  таких слов начал с нами беседу житель Черкасс Виталий Бабкин (на снимке).
Наш собеседник имеет тяжелую и, к счастью, не слишком  распространенную в Украине болезнь — так называемую слоновость. Из-за закупоренных лимфатических сосудов жидкость скапливается в разных участках тела, особенно в конечностях, и они становятся похожими  на ноги слона. Все тело постоянно болит, потому что раздутые ткани сжимают нервы, как в тисках. На коже образовывается множество язв, которые зудят и ноют. Тут и там тело разрастается. Отростки весом в несколько килограммов мешают двигаться и, опять-таки, болят под собственным весом...
— Как было бы хорошо, если бы я был просто толстяком! — вздыхает Виталий Викторович.
Для разговора с нами Виталий одел длинную футболку, которую пошила для него мама. А в обычной жизни он не может позволить себе носить одежду: форма тела постоянно меняется, и надо перешивать. Кроме того, одежда раздражает воспаленную кожу. Наконец, одеть, например, брюки, без посторонней помощи невозможно.
— Да что там! Я живу один. Если что-то упало — поднять уже не могу. Приходится ждать, когда придет мама, — с какой-то виноватой улыбкой говорит Виталий. — Если я упаду — подняться не смогу. Проблемы с гигиеной — гигантские. Да и вообще... Как ни повернешься — все равно больно: на кожу, на мышцы давят мои 250 килограммов. Вы можете представить: вы легли на пол, а на вас сверху положили пять мешков с песком. Так на меня и давит — постоянно. Ни минуты передышки.
Виталий рассказывает, что такому, как он, очень трудно рассчитывать на сочувствие или симпатию людей. Даже собственный сын к нему не заходит уже несколько месяцев. На звонки по телефону и по скайпу не отвечает.
— Могу рассчитывать только на маму. Но она у меня — сама инвалид. Украинское государство, которое я очень люблю, делает вид, что меня нет. Льготами никакими не пользуюсь. Везде требуют денег, «благотворителных взносов».
Единственным окном в жизнь для Виталия остается Интернет.
— Если бы не Интернет, мне был бы конец. Я бы не смог жить. Я и так иногда задумываюсь... Но Божья заповедь не позволяет. Было бы хорошо погибнуть в бою, — как-то даже весело говорит Виталий. — Я сам родом с Донбасса, из Красного Луча. Если бы мог, обязательно сейчас пошел бы выгонять иностранных захватчиков с родной земли. Но куда я могу пойти? Смешно...
Несмотря на все это, Виталий старается сохранять веру в людей и оптимизм. Общается в соцсетях с людьми из разных областей, из разных стран. Обсуждает разные темы. Благодаря Интернету сдружился с другим черкасчанином — Александром Мамаем. В нем мужчина нашел интересного собеседника, во многих вопросах — единомышленника.
Виталий с гордостью говорит, что, несмотря ни на что, живет жизнью страны, мира.
— Теперь многие руководители имеют свою страницу в Фейсбуке, — рассказывает Виталий. — Недавно моей маме знакомая рассказала, что неизвестные люди, назвавшись сепаратистами и угрожая оружием, пытались напасть на магазин в одном из районов Черкасс. Я обратился по этому вопросу к начальнику УМВД. Тот поблагодарил за сигнал, пообещал разобраться.
Проблемы со здоровьем у Виталия начались с детства. Сначала это был сахарный диабет.
— В юности, вроде бы, все наладилось, — рассказывает Виталий. — Я отслужил в армии, на складе боеприпасов. Там легко таскал тяжелые ящики со снарядами. Демобилизовавшись, женился, у меня родился сын. Я даже донором стал! Пять лет сдавал кровь.
Но нормальная жизнь длилась недолго. Постепенно начал расти вес.
— Я не стал больше есть. Даже ограничивал себя. Но с каждым месяцем становился все тяжелее, — вспоминает наш собеседник. — Потом начало подниматься давление, сгущалась кровь...
Еще хуже стало после двух тяжелых стрессов. Сначала был развод с женой, которую Виталий искренне любил. А потом ему не повезло — попал в руки палачей в погонах.
— Началось с того, что сосед украл у меня холодильник. Обратился в милицию, но никто ничего не расследовал. Я начал жаловаться. А однажды столкнулся с одним из следователей на улице. Он одел на меня наручники, вызвал по рации «бобик». Меня завезли в какой-то глухой переулок и там били ногами изо всех сил. Потом привезли в райотдел, и я там пролежал всю ночь на холодном полу, — рассказывает Виталий. — На утро отпустили.
Как потом сказали врачи, возможно, именно во время этого избиения был поврежден гипоталамус — отдел головного мозга, который контролирует деятельность эндокринной системы человека.
— С того времени я каждый год поправлялся на 10—20 килограммов, — вздыхает Виталий. — Пытался лечиться. Ложился в черкасские больницы. Но облегчение не наступало. Потом обратился в киевский Институт эндокринологии и обмена веществ. А в Институте хирургии и трансплантологии мне сделали операцию по бандажированию желудка. Но никакой пользы это мне не принесло...
Год за годом ситуация усложнялась. Появлялись грыжи. Потом началось разрастание тканей, что делало жизнь Виталия все сложнее. Сначала «лишнее» вырезали хирургически, а потом и это стало невозможно — возникли проблемы с сердцем.
— Теперь меня, по  сути, перестали лечить. Медики только пожимают плечами, — говорит Виталий.
Недавно, после обращения в управление здравоохранения облгосадминистрации, к Виталию Бабкину пришли несколько врачей. Осмотрев его, специалисты предложили обращаться в специализированные медицинские учреждения в Киеве или даже в других странах.
— Откровенно говоря, я уже и не знаю, куда обращаться, — рассказывает наш собеседник. — Если бы кто-то из хороших специалистов осмотрел меня и разработал план хоть какого-то лечения... Но такое впечатление, что врачи уже махнули на меня рукой. 
Те, кто соглашаются помочь, называют заоблачные суммы — 60 тысяч гривен только за первый этап лечения. Поскольку Виталий может рассчитывать только на свою и мамину пенсии, такие цифры для него являются астрономическими.
— То есть мне предложили просто ждать смерти, — грустно улыбается Виталий. — Так и мучаюсь. Боли ужасные. Невозможно ни ходить, ни сидеть, ни лежать. Бывает, так болит, что я кричу. Но за стенами моего дома меня никто не слышит...
Лидия ТИТАРЕНКО, Максим СТЕПАНОВ.
Черкасская область.
Фото Максима СТЕПАНОВА.
ОТ РЕДАКЦИИ
Получив данный материал с Черкасщины и проконсультировавшись с киевскими специалистами, мы обратились к директору Национального института хирургии и трансплантологии имени А. А. Шалимова Национальной академии медицинских наук Украины, доктору медицинских наук, профессору А. Ю. Усенко. Узнав о сути проблемы, он заявил о готовности госпитализировать Виталия Бабкина в институтскую клинику для лечения. «Мы ждем его в институте», — сказал Александр Юрьевич...
Для тех, кто имеет чуткое сердце и может предоставить финансовую помощь Виталию, печатаем номер банковской карточки его матери Лидии Николаевны Мамро — 5168757203852134.