Белый аист, которому не удалось улететь в теплые края, зимует на подворье у Владимира Липовецкого из Томашполя на Виннитчине. Птицу с раненой ногой и перебитым крылом подобрали у дороги в первые холода минувшей осенью сыновья — Сергей и Владимир.

 

— Привезли бусела в машине и говорят: «Отец, его псы загрызли бы, потому что не может ни лететь, ни ходить», — Владимир Анатольевич вспоминает о том, как именно аист оказался у них дома. — Увидели его парни у дороги за городом, недалеко от автозаправки. Ковылял по полю. Не могли бросить. Вспомнили, как я ворона вылечил, дескать, аиста тоже поставлю на ноги...

Внук Владимира Анатольевича, десятиклассник Саша, хотя и живет на другом конце города, согласился помогать деду ухаживать за птицей. Уже три месяца бусел член семьи Липовецких. «Он за это время так привык ко всему, что даже кормит двух собачек и кота, — говорит Владимир Анатольевич. — Когда сам вволю наестся рыбы, тогда берет в клюв рыбину и несет нашей сиамской кошке Соне. Потом возвращается и так же дает по рыбине Бульке и Кузе. А те аж вытанцовывают перед ним на задних лапках».

Гриша-десантник четыре дня клевал всех подряд

Гость с неба, или Гриша-десантник (так назвал аиста Саша), четыре дня не давал никому покоя. Еще немного — и его могли выставить за дверь. «Мы занесли его в хлев, — говорит Владимир Липовецкий. — Там у нас корова, теленок, в уголке будка Бульки и Кузи. Разместили в клетке. А ему там не понравилось. Выбрался и давай всех клевать. Сначала мне досталось, пробил клювом штанину. Затем клюнул корову, потом теленка... Собаки скулят, корова ревет. Шум, гам, как на свадьбе. Так продолжалось четыре дня. Я ночью больше был в хлеве, чем в доме. Боялся, чтобы глаз корове или теленку не выклевал. Да и они могли затоптать птицу».

Место для себя аист облюбовал там же, в хлеве, на тумбочке, которая стоит у окна. «Я понял, что ему надо быть выше всех, — улыбается собеседник. — Такая у него природа».

На вопрос, почему Гриша, Саша говорит, что это была идея деда дать такое имя. Дескать, грех, грешно калечить птиц. Отсюда и Гриша.

К рыбе и колбасе приглашать не надо

— Грише очень повезло, — улыбается Саша. — Дед у нас заядлый рыбак. Да еще и пруд под боком, в конце огорода. Рыба всегда имеется. А аисту только и подавай ее. Хоть большую, хоть маленькую — все равно проглотит.

Даже в эти морозные дни внук с дедом садятся с удочками возле лунки. «Вот перед вашим приездом в семь часов закинул удочку и где-то через три часа поймал шестнадцать плотвичек, — говорит Владимир Анатольевич. — Шесть из них Гриша сразу умял. По одной отдал своим дружбанам — коту и собачкам. Остальную рыбу оставлю на обед и ужин».

Не надо приглашать аиста к колбасе и мясу. Их дают нарезанными на кусочки. «Ставлю на ночь мышеловку на чердаке, там мыши водятся, — говорит пан Владимир, — на утро у Гриши деликатес. А вот витамины силой запихиваю в клюв. Морковь, яблоки, капуста, свекла почему-то нашему гостю не по вкусу. Но витамины ж нужны...»

Прилетит ворон, сядет на плечо...

На огороде у хозяина стоит деревянный столб с подпорой. Когда-то там проходила линия электропередач. Провода перенесли в другое место. Столб остался. Владимир Анатольевич планирует вымостить на нем гнездо, закрепить колесо. «Думаю, от нас аист не захочет улетать, — говорит собеседник. — Здесь для него пруд с рыбой, лягушками. Такая же история была в соседнем селе Моевка Черновицкого района. Там мужчина тоже спас аиста. После этого в селе столько появилось аистовых гнезд!.. Недаром говорят, что аист — как человек: все понимает, а еще больше — чувствует».

Синицы на подворье у Липовецких поют с самого утра. На деревьях и возле окна хозяин цепляет на ниточках кусочки сала. Вот и слетаются. Прошлым летом долго прилетал к их дому ворон. Владимир Анатольевич нашел его раненного в траве на берегу пруда. Обработал рану йодом. Так же, как и аисту. Выходил, как малого ребенка. Выпустил, а тот отлетит и снова вернется. Сядет на плечо и во весь голос: к-а-арр! Примерно месяц после того, как выпустили на волю, птица кружила над домом спасителя.

— Гриша тоже за мной ходит, как на привязи, — улыбается Владимир Анатольевич. — Куда я, туда и он. Корову в дом не заведешь, а этот приходит погреться. Впускаем. Даже откликается, когда имя называю. За коровой, кажется, ухаживать легче. Аист птица нежная, да еще и дикая. Агрессию проявлял, наверное, потому, что он самец. Это сватья определила — Оксана Борисовна Яковлева, она у нас биолог, знается на этом. Говорит, что домашние условия не повредят птице. Она уже была до этого в природных условиях.

Птичьим ветеринаром называют дети Владимира Анатольевича. Он не обижается. Птиц любит. Никогда не брал в руки винтовку. Говорит, не смог бы выстрелить не только в птицу, но и в любое живое создание. Не раз друзья по работе (пан Владимир 38 лет работал водителем автобуса) звали идти стрелять уток. Всегда отказывался.

— Возможно, за то, что выходил двух подбитых птиц, какой-то из грехов мне простит Бог, — говорит мужчина. — Вижу, внук так же внимателен к аисту. Точно знаю, охотником не будет. Надеюсь, аист принесет еще не одного внука.

В школе никто не знал, что Саша с дедом ухаживают за аистом. Кроме Миши Максимчука. Ему Саша рассказал, когда однажды возвращались домой. Сейчас, после посещения школы журналистом, один из одноклассников назвал Сашу героем-спасателем. Весь класс с восторгом воспринял поступок скромного Липовецкого.

Винницкая область.

На снимке: Саша Липовецкий вместе с дедом Владимиром Анатольевичем выходили раненого аиста.

Фото автора.