Говоря о воинах-интернационалистах, мы, как правило, имеем в виду тех, кто воевал в Афганистане. Но во времена Советского Союза наши солдаты и офицеры участвовали во многих международных военных конфликтах. Так было в Корее, Вьетнаме, на Кубе... Можно вспомнить события 1968 года в Чехословакии. А еще раньше — в Венгрии и ГДР... Были наши воины в Египте и других африканских странах! Вот и полтавчанин — ныне полковник в отставке — Петр Иванов свою военную карьеру начинал так называемым военным советником в Конго.
— Как вы попали в эту экзотическую страну?
— Как только получил аттестат зрелости, как сразу и повестка в военкомат. Здоровье было нормальное, оценки в аттестате почти все отличные, имел спортивные разряды по боксу и легкой атлетике... Да и биография — «в норме». Поэтому предложили мне пройти подготовительные курсы для поступления в военное училище. Долго не раздумывал — согласился, потому что как-то очень не хотелось в педагогический институт, куда меня подталкивали. Я мечтал о приключениях, романтике, путешествиях... И все это я получил, когда попал в военное училище. Вот где понадобилась спортивная подготовка. И это уже была романтика! Прыжки с парашютом, вождение танка, автомобиля, стрельба из всех видов оружия, приемы рукопашного боя, изучение иностранных языков... На время окончания училища «подоспели» конголезские события. В 1960 году Конго завоевывает независимость, и новое правительство Демократической Республики Конго возглавляет Патрис Лумумба, ставку на которого делал Советский Союз.
— В те времена в СССР подобные вещи не афишировались...
— Да, нас, конечно, переодели в гражданскую одежду и добирались мы в Конго на обычном торговом пароходе, где оружие и прочее военное оборудование «маскировалось», как теперь сказали бы, под гуманитарную помощь. К тому же нам не разрешали свободно разгуливать по палубе — весь световой день сидели в трюмах и только ночью можно было немного «проветриться».
— Какая на то время была обстановка в стране?
— Это была бывшая бельгийская колония, которая 30 июня 1960 года обрела независимость. И уже через неделю Республику Конго признал Советский Союз, установил с ней дипломатические отношения. Премьер-министром стал просоветски настроенный Патрис Лумумба. Встречались и с самим Патрисом — он хорошо владел русским языком, поскольку в свое время учился в Московском университете. Обстановка в стране была сложная — фактически гражданская война, которую подстрекали и бельгийские спецслужбы. Своя «официальная» армия в стране только создавалась, поэтому мы должны были обучать конголезцев военному делу. Но иногда и самим приходилось принимать участие в военных операциях. Помню, однажды разбомбили из гранатометов вражеские казармы, но не успели почувствовать эйфорию победы, как в помощь «ихним» прибыло большое подразделение армии Чомбе, и мы сами едва не попали в окружение...
— Но, обучая других, наверное, учились и сами?
— Когда проводили обучение, то случались иногда и смешные истории. Однажды поспорили, что меня в джунглях и с собаками не найдут! А в нашей части было три собаки — одна сторожевая и две поисковые. Договорились так: я иду в джунгли, а через полчаса начинается поиск... Все сделали, как и договаривались. Я побежал так, чтобы и собаки видели куда, но бежал очень быстро, зная, что неподалеку есть небольшая речушка... Заодно и рассматривал, где можно спрятаться. Когда добежал до места, прошел несколько метров по воде, а затем... вернулся назад и по своим же следам пришел к «примеченному» заранее дереву, на которое по лиане залез в гущу кроны. Спустя некоторое время услышал лай собак... Не останавливаясь ни на миг, наши ребята пробежали мимо меня и подались вниз, к реке. Когда все стихло, слез с дерева и направился в расположение нашей части. Вернувшись, искатели не поверили своим глазам, увидев меня. Рассказали потом, что с собаками они перешли на другой берег, все там прочесали, но моих следов так и не нашли... Как сквозь землю провалился!
— Как воспринимало вас местное население?
— Когда обстановка была более или менее спокойной, нам иногда разрешалось «ходить в гости» — в поселок племени банту. Придя туда впервые, мы были весьма поражены, услышав музыку... Элвиса Пресли, под которую местные аборигены танцевали настоящий рок-н-ролл. В училище мы в основном учили бальные танцы, но и модный тогда рок-н-ролл кое-кто «виплясывал». Среди таких был и я, поэтому сначала с любопытством смотрел на танцоров, но от зажигательной музыки ноги сами понеслись в «круг». Даже одна чернобровая «приклеилась» ко мне: да так, что я даже ловко перекинул ее через себя! А когда музыка кончилась, местная публика безумно аплодировала именно нам.
В целом местное племя относилось к нам довольно благосклонно, а девушки были не против даже очень близких отношений... Хотя лично у меня эти экзотические красавицы особого влечения не вызывали.
Вскоре нас отозвали из страны, и после этого междоусобные распри там вспыхнули с новой силой. Президент Касавубу снял Лумумбу с должности премьера, а потом его арестовали. Лумумба пытался бежать, но был схвачен сепаратистами из провинции Катангу под предводительством Моиза Чомбе. Там он и погиб при загадочных обстоятельствах. Кстати, случилось это в январе 1961 года. О тех событиях и самом Лумумбе напоминает мне марка, оставшаяся на старом советском конверте.
Подготовил Виталий СКОБЕЛЬСКИЙ.
Полтава.
На снимке: почтовая марка с портретом П. Лумумбы.