О «Праниковой хмаре» в Круглом начали говорить только после того, как Украина обрела независимость. Ведь то, что произошло в селе Круглом Сватовского района в 1929 году, было не на пользу коммунистическому режиму. 
Когда начали организовывать сельхозартели, райком партии направил в село активистку по имени Оляна. Фамилия женщины до нашего времени не дошла. Может, и звали ее чуточку иначе — Ульяна, например. Это нужно еще выяснить. Так вот, по рассказам старожилов, Оляну прислали в Круглое агитировать крестьян вступать в колхозы. Неизвестно, как долго женщина должна была здесь задержаться, но если ей выделили дом, Оляна, наверное, имела какие-то перспективы в этом селе. Судя по всему, коммунистке работалось здесь нелегко. Потомки казаков, которых еще в 1883—1884 годах переселили в эту местность за их непокорность, были гордые, свободолюбивые и независимые люди. В артели идти не хотели и имущество свое отдавать «советам» не собирались. Причем воду мутили большей частью женщины. Особенно среди других отличалась София. Она собирала людей и агитировала их не вступать в колхозы. Завоевала такой авторитет, что смогла организовать целый отряд из 40 крестьянок и вооружить его. Правда, оружие было сугубо женское — вилы, вальки, ухваты, кочерги и другой кухонно-сельскохозяйственный инвентарь. Свой отряд женщины назвали «Праниковой хмарой» («праник» по-русски «валёк») и согласились принять к себе только двух мужчин, у одного из которых было ружье.
Женщины организовались, а что действовать дальше — не знали. Хоть и с воинственными характерами, но совершенно безграмотные. Хорошо образованной в селе считалась лишь Оляна, и решили крестьянки, что именно она должна возглавить их отряд. Отправились все к Оляниной хате. Начали стучать в дверь и ругаться, требуя, чтобы коммунистка вышла к людям. Но Оляна, очевидно, испугалась вооруженной женской толпы и затаилась в доме, будто ее нет. Тогда женщины подставили лестницу, разобрали соломенную крышу и через нее пролезли к Оляне в дом. Вытащили ее во двор чуть живую от страха и приказали: «Будешь нашим командиром!» Можно представить состояние этой женщины! Говорят, она не сопротивлялась, понимала, что за отказом стоит смерть.
Возглавляемая коммунисткой женская банда «Праникова хмара» начала громить артели в Круглом и близлежащих селах района — Демьяновке, Маньковке, затем двинулась в соседний Белокуракинский район. Там женщины не только агитировали против создания колхозов, но и избивали активистов, громили их конторы. Оляне, как командиру, дали коня, вооружили нагайкой. «Праниковой хмары» боялись даже мужчины. Когда она появлялась в селах, люди прятали детей, запирали окна и двери домов. Женщин называли антихристами и боялись их так, что не вступали в артели, а те, кто уже там состоял, старались из них выйти.
В Кругловском сельсовете до сих пор хранятся воспоминания людей, которые были свидетелями событий. По рассказам, «Праникова хмара» «поколошматила коллективистов сперва в Конопляновке, а потом двинулась на Демьяновку и Маньковку». В последнее село сперва выслали разведку из двух мужчин верхом на конях. Один с ружьем, другой — с люшней. Первыми им на пути встретились Василий Сухоручка и Роман Хоба.
— Вы коммунисты? — спросили всадники.
— Нет, — ответили те, — мы переписываем артельное добро.
После этих слов мужчина с люшней так ударил по ногам Василия, что тот завыл от боли, как собака, а Роман бросился бежать и спрятался в чужом дворе. Бунтовщики тем временем поехали к школе, где стояли уполномоченный Волков, чекист в шинели, учитель Снагицкий и специалист по ликвидации собак. Обошлось без конфликта. Всадники только поинтересовались у чекиста, коммунист ли он, и уехали прочь. Но не надолго.
Когда в Маньковке залаяли собаки, прозвучали выстрелы и стали кричать люди, Волков и его товарищи сперва не придали этому значения, а когда опомнились, было уже поздно. Один из вернувшихся всадников нагайкой выбил у чекиста наган и преследовал его, пока он не спрятался в школе, а Снагицкого застали на месте и сильно избили. Волкова и уполномоченного по уничтожению собак сбили с ног и заставили лежать в пыли. Кто-то начал в них стрелять, но не попал. Конюх Роман сумел добраться до запряженной тройки лошадей, стоявших за школой, и галопом полетел в Покровское в 18 километрах от Маньковки. Оттуда позвонили в Харьков, из Харькова — в Сватово и вызвали отряд милиции.
А женщины «Праниковой хмары» тем временем собрали крестьян на сходку и начали скатывать бочки с горючим, чтобы сжечь школу, где спрятался чекист. Люди умоляли не делать этого, и бунтовщики сжалились. Кто знает, что было бы дальше, но кто-то крикнул, что в село входит конница с пулеметом. Бунтовщики бросились бежать и уже дошли до своего Круглого, как под горой их догнала конница красных. Стреляли поверх голов, но этого было достаточно, чтобы женщины «Праниковой хмары» попадали на землю, стали громко кричать и рвать на себе волосы. Может, по-женски хотели вызвать к себе жалость. Их всех арестовали и погнали в Старобельскую тюрьму. Женщины остались там, но Оляна почему-то в тот же день возвратилась в Круглое.
Что дальше было с Оляной и бойцами женского отряда, неизвестно. Свидетели тех событий давно умерли. В областных архивах, в том числе и управления СБУ в Луганской области, никаких документальных свидетельств о «Праниковой хмаре» не сохранилось. Но поиск продолжается. К нему подключились журналисты.
Луганск.