Украина остается энергетически сверхрасходным государством. Хотя в 2009-м количество израсходованного газа по сравнению с прошлыми годами уменьшилось. Но это уменьшение происходит не за счет модернизации коммунального хозяйства, не за счет перехода на современные технологии в металлургии, химической или машиностроительной промышленностях, а за счет общего уменьшения внутреннего валового продукта. Многоразовое превышение затрат энергии в народном хозяйстве на единицу валовой продукции свидетельствует об отставании Украины в мировом измерении. И это отставание из года в год увеличивается.
Об энергобезопасности Украины наш разговор с Романом ЯРЕМИЙЧУКОМ (на снимке), доктором технических наук, профессором, лауреатом Государственной премии в области науки и техники, заслуженным деятелем науки Украины, вице-президентом Украинской нефтегазовой академии, членом Российской академии естествознания имени Вернадского, деканом совместного факультета морских технологий Ивано-Франковского национального технического университета нефти и газа и Национальной академии природоохранного и курортного строительства. Р. Яремийчук является автором почти 500 публикаций по нефтегазовой проблематике и 54 книг, изданных в Украине, России, Польше, США, Китае.
— Роман Семенович, если страны Европейского Союза уже много лет не увеличивают свои энергозатраты при одновременного существенном росте внутреннего валового продукта, то что происходит в Украине?
— В нашей стране все разговоры о наличии интеллектуального научного потенциала, больших природных ресурсов, плодородной земли и трудолюбивого народа разбиваются о нежелание людей у власти решать проблему уменьшения энергозатрат, хотя бы газа. Еще несколько лет назад писали и об этом заявляли известные в Украине ученые, что Украине для ее интенсивного развития достаточно тратить до 40, а не 72—76 млрд. куб. метров газа ежегодно. Приводились примеры, как в далекие 
70-е годы прошлого века страны ЕС преодолевали пятикратное увеличение цены на нефть и ее продукты странами ОПЕК. Основным было уменьшение налогов пропорционально к уменьшению энергозатрат и, наоборот, увеличение налога для тех производителей, которые сверхурочно тратили в производстве энергию. В Украине все годы, включая и нынешний, правительством уменьшаются цены на газ для металлургической и химической промышленностей, мотивируя это тем, что им надо дать время на модернизацию своих технологий. А где были владельцы «заводов и пароходов», которые вывозили свои сверхбольшие прибыли в офшоры, не вкладывая деньги в модернизацию своего производства? И где была при этом государственная власть? Почему работающий люд стал заложником этой бессмысленной политики?
В Украине заговорили эту проблему. Уже были приняты три государственные программы по развитию нефтяной и газовой промышленности, две программы по освоению нефтегазовых ресурсов Черного и Азовского морей. А результаты? Никаких. Государственными программами предполагалось до 2010 года довести собственную добычу газа до 36 (позднее сокращено до 28. — Авт.) млрд. куб. метров, а нефти — до 7—8 (позднее сокращено до 5—6. — Авт.) млн. тонн в год, и это не считая прогнозных добыч этого сырья из шельфа Черного моря. Но ничего из того не выполнено. Более того, государственные программы по Черному и Азовскому морям профинансированы всего на 10 процентов от запланированного. Открытые газовые месторождения Одесское и Безымянное с довольно большими запасами должны были уже с 2010 года поставлять Украине более 1 млрд. куб. метров газа ежегодно, но их введение в разработку за неимением средств перенесено еще на несколько лет. Открытое в Прикерченской зоне шельфа Черного моря Субботинское нефтяное месторождение доразведывается уж слишком медленными темпами и в 2009-м едва завершается освоение одной скважины, а для подсчета запасов необходимо пробурить еще две разведочные скважины, что займет 1,5—2 года. Все упирается в отсутствие средств для собственной нефтегазодобычи.
В этом году почти остановлены буровые работы в ОАО «Укрнефть», так как в мире упали цены на нефть. Уменьшились объемы буровых работ и в ДК «Укргаздобыча».
— Какой же выход из этого тупика и той энергетической петли, которая висит над Украиной уже много лет?
— В декабре 2009-го состоялся знаменательный для Украины визит Президента Бразилии господина Луиса Игнасио Лулы да Силва. Можно было ожидать, что сердцевиной переговоров будет как раз сотрудничество в сфере освоения углеводородных ресурсов шельфа наших морей. Бразилия за неслыханно короткое время подняла собственную добычу нефти из шельфа Атлантического океана практически с нуля до 115 млн. тонн в год. В этой стране освоено производство современного и сверхсовременного бурового, эксплуатационного, транспортного оборудования для работ на море. Бразильские университеты, которые готовят специалистов для нефтегазовой индустрии, — лучшие из лучших в мире. Бразилия создала несколько миллионов рабочих мест благодаря освоению собственных  углеводородных ресурсов.
Первой попыткой наладить сотрудничество с Бразилией в этой сфере был государственный визит в эту страну бывшего Президента Украины Леонида Кучмы в 2003 году, но проблема Тузлы, еще до начала переговоров, прервала его и ничего тогда не решилось. Казалось бы в этот новый визит вопрос сотрудничества в этой сфере между нашими странами должен быть главным. Но об этом деле, как я прочитал в официальных СМИ, ни Президент Украины Виктор Ющенко, ни глава правительства Юлия Тимошенко ничего не говорили. Я считаю, что это уже вторая утраченная возможность решить энергетическую проблему Украины за счет освоения значительных углеводородных ресурсов Черного и Азовского морей путем сотрудничества с достойным партнером.
В Украине в самом деле нет средств для освоения углеводородных ресурсов наших морей. Многие известные западные транснациональные нефтегазовые компании хотели начать сотрудничество с Украиной в этой области («Хант», Венко», «Шлюмбурже», «Шелл». — Авт.). Наиболее реальной программой сотрудничества была программа компании «Хант», согласно которой уже в 2009 году должны были начать бурение первой скважины в глубоководной части Черного моря при глубине свыше 2200 метров. Но тендерная комиссия отдала предпочтение другой зарубежной компании, а затем политическая борьба отодвинула и ее от конкретной работы. Кто потерял на этом? Разумеется, Украина. Для нашего государства методичный пример Бразилии в освоении морских углеводородных ресурсов — самый лучший. Когда мы в 2002 году были в Бразилии и спросили у руководства компании «Петробраз», с чего начинать Украине, то услышали в ответ: делайте так, как мы.
Мобилизация финансовых и материальных ресурсов, сотрудничество с западными компаниями должно быть в руках отдельной государственной компании, которая работала бы под эгидой правительства. Сегодняшняя зависимость ГАО «Черноморнефтегаз» от НАК «Нефтегаз Украины», перегруженной долгами, не позволяет масштабно разворачивать работы на море.
— А что касается общей программы энергонезависимости нашего государства, какой она должна быть, на ваш взгляд?
— Она должна быть значительно шире. Необходимо доразведовать и доразрабатывать старые нефтяные и газовые месторождения с использованием новейших технологий, а на это, как я понимаю, у государства нет сегодня средств. Надо их найти. Огромный фонд бездействующих нефтяных и газовых скважин нуждается в реанимации. В этом деле необходимо использовать современные технологии, в том числе и колтюбинговые (установка с гибкими стальными трубами для интенсификации добычи нефти и газа. — Авт.). У нас этим почти никто, ни в ОАО «Укрнефть», ни в ДК «Укргаздобыча», серьезно не занимается.
Сама отрасль требует включения в свою программу деятельности уменьшения энергозатрат в своих технологиях бурения скважин, их эксплуатации, так как уровень технологии здесь почти 50-летней давности. Руководство НАК «Нефтегаз Украины» практически не финансирует научные исследования для своей отрасли.
Перечислять этот перечень необходимых действий напрасно, поскольку их очень много.
В Украине должны бы действовать так, как это делается в странах ЕС, в том числе и в новых членах ЕС (Польше, Эстонии, Литве и др. — Авт.). В этих странах действует скоординированная программа существенного уменьшения энергозатрат в коммунальной сфере. Но для этого необходимы слаженные действия всех ветвей власти — Президента, правительства, Верховной Рады.
Диверсификация источников поставок газа может быть осуществлена на протяжении 5—6 лет, ведь смогла Польша разместить заказ на строительство газопроводов и строит газопорт поблизости Гданска, и уже со следующего года начнет получать сжиженный газ из Алжира.
В нашем государстве сегодня продолжается президентская гонка, но ни в одной программе (из 18 кандидатов) я не нашел, по моему мнению, самого главного — обеспечения энергонезависимости Украины.
 
АР Крым.
Фото автора.