Увлекательную историю о древнем календаре, найденном между селами Белки и Осий Иршавского района, рассказывает краевед, археолог и историк Степан Пеняк.
— Степан Иванович, кто и когда наткнулся на такую красноречивую находку?
— В середине 1930-х годов братья-чехи Затлукалы, любители археологии из Мукачева, взялись за раскопки загадочных курганов в урочище Задоновица между селами Осий и Белки. Раскопали 21 курган — групповые погребения с кремацией. Отнесли Билковский могильник к раннежелезному веку (так называемая куштановицкая культура VІ—ІV вв. до н. э.). В одном кургане нашли необыкновенную миску: чернолакированная поверхность, орнаментированные широкие горизонтальные края и внутренняя часть донышка.
— Чем поразил вас тот рисунок?
— Это действительно вещь уникальная... На первый взгляд орнамент миски (на рисунке) обычный: ритм как ритм, простое повторение треугольников, заполненных линиями, в кругу, являющемся основой для составления всякого орнамента. Подсчитав их, выяснили, что с одной и второй стороны круга ровно по 28 треугольников, а в каждом треугольнике по семь косых линий. На донышке читаются четыре парных треугольника, семь из которых заполнены косыми линиями, в центре — два солнечных (огненных) знака, расположенных рядом с правильными и неправильными четырехугольниками.
— Это навело на мысль, что орнамент имел символическое значение?
— Именно так. Сравнение и анализ известных ныне в науке древних летосчислений привели нас к выводу, что это графическое изображение древнего календаря местных племен куштановицкой культуры VІ—ІV вв. до н. э.
Еще в конце ХІХ в. на вещах позднего палеолита археологи нашли геометрические орнаменты, состоявшие, в основном, из двух ритмов: чисел пять и семь. Замечено, что ритм «семерки» встречается чаще, чем ритм «пятерки». Древние народы верили в «магию» числа семь. Ойроты и кеты насчитывали семь небес, чукчи — семь миров, некоторые почитали семь матерей-прародительниц, другие верили в семь душ человека и воскресение его на седьмой день и т. д.
Доказано: «магия» числа семь лежит в основе появления и исчезновения Луны, продолжавшееся, как верили, в течение четырех циклов по семь дней, т. е. 28 дней. Ритмичное чередование дня и ночи создало первоначальные представления о времени. Почти все народы на определенном этапе развития вели счет времени по лунному календарю.
— Словом, исследователь Пеняк прочитал это послание по-своему?
— По нашей версии, 28 треугольников с одной и второй стороны круга символизируют недели года, а семь линий — количество дней недели. Вообще «белковский» календарь насчитывал 56 недель — 392 дня. Как видим, он не соответствовал солнечному году — обороту Земли вокруг Солнца (365 дней, 5 часов, 48 минут, 46 секунд). В нем на 28 дней больше (на целый месячный цикл), чем в солнечном году. Чем объяснить это расхождение? Это ошибка художника, наносившего «орнамент» на посуду, или настоящий календарь, который использовали? Или, может, это был период поисков согласованности лунного и солнечного календарей?
— И что думает ученый Пеняк?
— Есть народы, которые долго пользовались лунным календарем, состоявшим из 10 месяцев по 28 дней. Возник он в позднем палеолите, 20 тысяч лет назад, и дожил почти до наших дней у индейцев Северной Америки. Календарь этот отставал от солнечного года на 85 дней, на три лунных месяца. Таким образом, «белковский» календарь намного точнее.
— О чем же свидетельствуют два других «яруса»?
— Это не меньшая загадка. Думаем, поскольку во втором ярусе — четыре парных треугольника, то они соответствуют четырем времена года. Интересно, что и здесь художник соблюдал «магию семерки»: из восьми треугольников заштрихованы всего семь.
— А что читаем в центре миски?
— Там хорошо читаются два солнечных знака-креста: символы Солнца и огня. Наверное, речь идет о весеннем и осеннем равноденствиях. Центр орнамента — едва ли не самый сложный для объяснения. Он, по-моему, символизирует связанное с курганом конкретное событие, произошедшее между весенним и осенним равноденствиями. Миска, конечно, была изготовлена для похоронного ритуала; на ней вполне могло быть отображено событие сожжения и погребения. В двух четырехугольниках угадывается костер, составленный из древесины, на котором осуществлялась кремация.
Так что «орнамент» миски — символический. В этом ее ценность. Из глубин веков она донесла до нас достойные удивления сведения. Впрочем, другой исследователь может по-иному прочитать послание белковской миски. И ему придется обстоятельно отстаивать свои идеи... 
Беседовал Василий НИТКА.
Ужгород.