В конце 50-х — в начале 60-х прошлого века бездумные «покорители природы» вслед за Днепрогэсом в Запорожье принялись превращать в лужи середину Днепра искусственными «морями».

Только во время строительства Кременчугского водохранилища на отрезке Черкасской области затопили более двух сотен сел и хуторов, 40 тысяч усадьб. Вода поглотила памятники археологии, архитектуры, культуры, целый пласт украинской истории. Перестали существовать необозримые пространства лугов, на которых выпасались сотни тысяч голов скота. Под воду ушли невыразимой красоты острова и озера, малые реки и левады. Более чем 300 тысяч крестьян власти заставили собственными руками разбирать жилье и своими силами строить в голой степи новое.
— Это было циничное издевательство над народом и природой, — убеждена бывшая жительница «старого», уничтоженного села Сагуновки, председатель сельского союза содействия развитию зеленого туризма Мария Евтушенко. — Все, кто пережил горестное прощание с клочком родной земли, с кустом сирени возле дома, с гнездом ласточки под старым сараем, с тропинкой, ведущей к школе, — тот никогда его не забудет. Старое село каждый раз приходит в сны, бередит душу, будит память и воспоминания.
Каждой весной, когда в водохранилище снижают уровень воды, взгляду приоткрываются бывшие улицы затопленных сел, видны небольшие возвышения, на которых когда-то стояли церкви. В такие дни старшие люди приходят на высокий берег Днепра и показывают своим детям и внукам, где стоял их дом, где был колодец, сад...
— Во время тех печальных свиданий и возникла идея установить мемориальный знак уничтоженным селам: Худякам, которые переселили в степь, и Талдыкам, которые навсегда исчезли с карты Украины, — продолжает свой рассказ Мария Ивановна. — Высказал ее многолетний исследователь истории приднепровских сел, директор Худяковского краеведческого музея Василий Квитка. Со временем наш замысел поддержала областная организация Комитета избирателей Украины и польский Фонд имени Стефана Батория, который работает в поддержку общественных инициатив в Восточной Европе. Мы получили грант весной, а осенью пригласили односельчан на открытие памятника.
Это был волнительный день для всех жителей Худяков и близлежаших сел. Когда Мария Евтушенко, депутат Худяковского сельского совета, ветеран труда Иван Квитка и его сын Василий Квитка сняли покрывало с памятника, участники торжественного митинга, люди, пережившие беды переселения, не сдерживали слез. Перед их глазами предстала серая, разбушевавшаяся гранитная волна, которая через мгновение навеки накроет своими водами беззащитные белые хаты... На втором камне мемориальной композиции скульптор Егор Терехов высек на черном фоне: «Селам Худяки и Талдыки, затопленным в 1959—1961 годах».
— Мы стремимся, — сказала Мария Евтушенко после того, как к подножию памятника легли букеты желтых хризантем, — чтобы к нашему проекту присоединились другие села Приднепровья, тоже пострадавшие от хрущевской кампании строительства водохранилищ на Днепре. Чтобы создать реестр уничтоженных сел, музейный комплекс, в котором воссоздать в диораме все затопленные поселения. В наших планах также проложить туристский маршрут по Днепру, где будут обозначены специальными указателями названия исчезнувших под водами «моря» населенных пунктов. Весной мы заложим Аллею памяти, которая будет вести к только что открытому памятнику...
Государство не компенсировало изгнанникам из родных домов того значительного нанесенного материального ущерба. А когда возместит те горькие моральные потери, болезненные переживания, которые в течение полвека режут сердце каждого, силой выселенного с прародительской земли?!
На снимке (слева направо): жители села Худяки Мария Евтушенко, Иван Квитка, Екатерина Канюка, Мария Харенко, Прасковья Сердюк возле памятника затопленным селам.
Фото автора.