В последние годы едва ли не каждое строительство какого-либо объекта в центре Луганска начинается со скандала. Конфликт в основном разгорается между застройщиками и общественностью, с вынужденным участием городской власти. Заканчивается он по-разному: как в пользу первых, так и в пользу вторых. Последний конфликт возник вокруг реставрации сквера Победы, расположенного в самом «сердце» города — в районе пересечения главных улиц Советской и Оборонной. В народе это место именуется Гусиновкой.
Дело в том, что два десятка лет назад на месте этого сквера было Гусиновское кладбище, на котором с 1910-го по 1956 год прошлого века велись захоронения. Небольшая часть останков была перенесена в другое место, но в земле осталось множество захоронений, точное количество которых до сих пор не установлено. Здесь давно уже нет могил, территория засажена кленами, пронизана тротуарными дорожками и обустроена лавочками для желающих отдохнуть в тени деревьев. С наступлением тепла луганчан призывно манят красочные пивные палатки летних кафе. В этом году здесь даже обустроили детскую площадку.
В конце лета вход в сквер обнесли строительным забором и привезли технику. Заработали экскаваторы, разрывая землю и выворачивая на изнанку все, что лежит на глубине полтора—два метра. Прямо на гребне грунта, появившегося на месте проложенных траншей, можно собрать человеческие кости и остатки черепов. По задумке властей города, на бывшем Гусиновском кладбище вместо сквера Памяти должен появиться сквер Дружбы народов, который станет местом отдыха луганчан. Общественность взволнована: устраивать отдых на костях предков?!
«Самый молодой старый...»
Юрию Енченко — «самому молодому старому «мемориальцу», чтобы собрать «вещественные доказательства», понадобилось всего несколько минут. Причем он даже не копался в земле. Опытный глаз археолога выхватывал из мусора именно те фрагменты, которые более всего подходили под останки человека. По ходу Юрий комментировал: это осколки черепа, это кусок кости от руки...
Этот уже немолодой человек известен в городе как председатель историко-просветительской и благотворительной правозащитной организации «Мемориал». Если сказать точнее, то известен он в основном руководителям властных и правоохранительных структур Луганска и области, поскольку на протяжении многих лет борется за сохранение памяти и истории своего края. Так случилось, что именно Гусиновское кладбище в свое время сыграло большую роль в определении профессии Юрия и рода его занятий.
В конце 70-х ему было 16—17 лет. Тогда центр города активно расстраивался. Появлялись новые объекты, прокладывались коммуникации, которые, кстати сказать, наступали на территорию бывшего кладбища, захватывая его большие куски. Летом 1978 года на Гусиновке задумали строить музыкальный цветовой фонтан и в связи с этим начали земляные работы. Как вспоминает Юрий, среди местных мальчишек распространились слухи, что экскаваторы вырывают из земли человеческие останки, а вместе с ними и разные раритеты.. Монеты, например, награды. Любопытство привело сюда и Юрия, но увиденное и пережитое оставило отпечаток на долгие годы.
— Я хорошо помню, — рассказывает сегодня Юрий, — как ковш экскаватора вместе с землей высыпал кучу человеческих костей. Мы собирали черепа и видели следы от пуль в затылках. Очевидцы нам рассказывали, что в 30-х годах здесь расстреливали жертв сталинских репрессий. Правда, говорили об этом очень осторожно. И только в годы независимости, в 1993-м прокуратура возбудила уголовное дело № 9003. Было опрошено более 100 свидетелей, в том числе давал показания и я. В то время еще были живы некоторые палачи, которые подтвердили факт расстрела ни в чем не повинных людей. Очевидцы свидетельствовали, что в 30-х годах здесь также расстреливали и «врагов коллективизации». Служба безопасности Украины этот факт не опровергла. Я был свидетелем того, как экскаваторы выворачивали из земли гробы, в которых еще даже не закончился процесс разложения останков... Я видел красные гробы, где лежали останки наших солдат. Сохранились гимнастерки, бинты и гипс на частях тела. Некоторые черепа были просто изрешечены осколками. Бывало, возьмешь череп в руки, а у него внутри что-то тарахтит. Один парень целую горсть осколков собрал.
Три потрясения, которые изменили жизнь
Изучение останков Гусиновского кладбища для Юрия не было развлечением, как для других ребят. Скорее всего, тот период стал для подростка моментом поиска самого себя, осмысления жизни, определения человеческих ценностей. Ему, советскому юноше, воспитанному на идеалах коммунистической идеологии, открывались истины, приносящие огромное потрясение. Однажды экскаваторы вскрыли ров с захоронениями тридцатых годов, и там оказалось много трупов. Среди человеческих скелетов Юрий заметил останки еще одного совсем маленького существа. Первой мыслью было та, что, видимо, в могилу кто-то бросил кошку, а когда понял, что может быть размещено между тазобедренными костями, похолодел: нерожденный ребенок! Неужели расстреливали беременных женщин? На этот вопрос ответила дырка от пули в затылочной части головы найденных останков.
Второе потрясение он испытал, когда увидел, как пацаны играют в футбол найденными черепами. Они нашли их в местах захоронения советских солдат. Для Юрия это было кощунством. Его дед погиб в боях с немцами под Москвой и был для него героем. В девятом классе Юрию довелось побывать в Брестской крепости и пройти по местам героической славы тех, кто принял на себя первый удар немецко-фашистских за-
хватчиков. Он исследовал каждый уголок крепости и проникся глубоким восхищением к отваге и отчаянному героизму тех, кто оставил здесь свои жизни. Череп вместо футбольного мяча... Он не вытерпел такого надругательства. Забрал у ребят останки и... растерялся: а что с ними делать? Предать земле? Но где гарантия, что завтра экскаватор не вывернет эту свежую могилу. Похоронить на другом кладбище? Но можно ли так делать? И тогда Юрий поступил так, как считал правильным: разбил черепа в прах и смешал его с землей.
И третье потрясение он испытал после того, как однажды из земли были вывернуты маленькие гробики детей. Два Юриных брата умерли еще во младенчестве, поэтому эта тема для его семьи и непосредственно для самого Юрия была весьма болезненна. И вдруг на том месте, где строили общественный туалет, на свет Божий появилось целое детское кладбище.
Был случай, когда крышка гроба сдвинулась, и он увидел сохранившиеся бумажные цветочки, стопку копеечек. Крайние позеленели от времени и атмосферы, а те, что лежали в середине, были как новенькие, свидетельствуя датой своего выпуска — 1941 год.
Письмо в «Правду» на 62 страницах
Скорее всего, что именно Гусиновское кладбище сформировало у Юрия желание заниматься археологией и установить справедливость по отношению к тем, кто здесь погребен. Он закончил институт, отслужил армию и серьезно взялся за работу. В то время Юрий наивно полагал, что его обязательно услышат и должным образом отреагируют на факты варварства по отношению к захоронениям советских людей. В 1984 году он написал письмо в «Правду» и на 62 страницах рассказал о судьбе Гусиновского кладбища. О том, кто здесь похоронен и как обращаются с останками. Но уважаемое издание письмо не опубликовало и своего корреспондента не прислало. В конечном итоге, отправило письмо обратно в область, где оно попало в Общество охраны памятников культуры. Его руководители, хотя и были фронтовиками, но на ситуацию никак по-
влиять не могли. Разве что добились, чтобы памятник погибшим воинам перенесли в другое место.
Уже более двадцати лет время от времени при поддержке своих единомышленников из «Мемориала» Юрий Енченко поднимает проблему бывшего Гусиновского кладбища. И не только Гусиновского. Однако «мемориальцев» становится все меньше и меньше. Юрий сегодня «самый молодой старый» активист и руководитель организации.
Плохо мы знаем свою историю...
Отношение луганчан к тому, что сегодня происходит на Гусиновке, неоднозначно. Если одни активно пикетируют начатое строительство сквера с новым названием и назначением, то другим абсолютно все равно, что здесь происходит. Например, молоденьким мамам, которые приводят своих детей на Гусиновку покататься на горках, совершенно «... фиолетово, что здесь раньше было». Дескать, лучше парк, чем кладбище. Пикеты активистов против новой застройки сквера они называют предвыборной политикой, в которой не хотят быть задействованными. Такое равнодушие, скорее всего, рождает незнание истории этого места. Страшной истории, которая не дает права оставаться равнодушным.
По неофициальным данным, на Гусиновском кладбище может быть похоронено от одной до трех тысяч репрессированных луганчан. (Официально в области таких насчитали почти 10 тысяч). Кроме того, здесь хоронили и жертв Голодомора. По рассказам очевидцев, во время голода 1932—1933 годов в поисках работы и хлебного пайка Луганск наводнили селяне, покинувшие вымирающие села. Но горожанам самим нечего было кушать, поэтому милиция разгоняла несчастных людей в местах их скопления — на базарах, у проходных заводов. Ночью голодные пришельцы находили приют в заброшенных строениях или под мостом. Как рассказывали очевидцы, на заводах имени Октябрьской революции, литейно-механическом и имени Ленина существовали специальные бригады рабочих, которые по утрам выезжали на подводах и объезжали все местах скопления селян. Задача была одна — собрать и вывезти трупы. Свозили их на Гусиновское кладбище, сбрасывали в вырытые ямы. Никого не регистрировали.
По информации луганского историка, председателя областной «Просвіти» Владимира Семистяги, слева от входа в сквер (кстати, как раз в том месте, где расположена детская площадка) размещены захоронения австро-венгерских военнослужащих, погибших во время оккупации в 1918 году. Их количество неизвестно, но наличие захоронений документы подтверждают. Кроме того, в отдельном месте было устроено татарское кладбище.
Рассказывают, что Гусиновское кладбище возникло в 1910 году на окраине города, когда здесь еще было пустое место. В 1956-м его решили закрыть, поскольку Луганск стал постепенно строиться и расширять свои границы. В том же году власти обратились к жителям с таким объявлением: кладбище закрывается, тот, кто хочет перенести останки своих родственников в другое место, должен это сделать. Желающих оказалось не-
много. Специальных средств под это не выделяли, а своих денег на проведение земляных работ у людей не было. Хотя после войны и прошло более десяти лет, но, несмотря на огромные масштабы трудового героизма, люди продолжали жить бедно. Перезахоронение многим было не по карману. Кроме того, надо полагать, что у большинства людей могли быть сомнения по поводу того, что с могилами их родственников и предков могут поступить таким варварских способом.
Власть услышала общественность
Когда в 2007 году на месте захоронения итальянских солдат собирались построить «Макдональдс», и «мемориальцы» с помощью общественности отбили эту атаку, Юрий Енченко составил специальную карту захоронений по всему городу и зарегистрировал ее в горисполкоме. По его мнению, руководители города должны знать места расположения старых погребений, имеющих статус охранных территорий, следовательно, не затевать здесь каких-либо строек. Весьма сомнительно, что местная власть не знает истории Гусиновки. А если знает, то почему не делает так, как требует законодательство?
К счастью, власть услышала общественность. На встрече председателя Луганской облгосадминистрации Александра Антипова с представителями общественной организации «Луганск — мой дом» руководитель области встал на сторону обеспокоенных луганчан. В ходе обсуждения проблемы Александр Антипов заверил, что застройка сквера будет остановлена. Кроме того, на территории бывшего кладбища будет построена часовня в память о тех, кто здесь захоронен. Скверу вернут старое название — сквер Памяти, а не Дружбы народов, как это было сделано решением одной из сессий Луганского городского совета.
Луганск.