Неравнодушные воспоминания о первых послевоенных годах
Предисловие к своим «Воспоминаниям и размышлениям на финишной прямой», о которых я уже писал на страницах «Голоса Украины», Иван Дзюба тоже начал с вопроса: что заставляет человека садиться за воспоминания? Он справедливо полагает, что, наверное, у каждого мемуариста есть свои мотивы, и вместе с тем есть общие соображения, достаточно одинаковые и целенаправленные. Это, прежде всего, желание зафиксировать и сохранить для потомков мир своих собственных представлений о прошлом, обобщить жизненные впечатления и личный опыт. Похожие рассуждения есть и у других наших мемуаристов. В книге «Голоса времен» Николай Амосов обратился к читателю так: «Зачем пишу? Пишу для самовыражения. А еще пишу потому, что боюсь оторваться вот якоря памяти и потерять себя перед концом». Еще один мой близкий друг Владимир Фролькис писал о мемуарах:
«Воспоминания рождают вдохновение,
Им свойственны неповторимые мгновения
Невозвратимое еще раз пережить...»
Понятно желание остановить мгновение, вернуться к прошлым годам, к поискам, сомнениям, успехам и поражениям. Наверное, когда заглянешь в предыдущие годы, не поверишь, что «пути в прошлое нет». Тем не менее оценить этот путь надо — чтобы уяснить сегодняшний день, продолжить в нем созидать и строить.
Почти полвека в науке и медицине — период, который заслуживает того, чтобы заглянуть в прежние годы, вспомнить осуществленное.
Начну с воспоминаний о первых послевоенных годах, когда вместе с однокурсниками по Киевскому мединституту я возвратился с Урала в родной Киев. Разрушенный город не мог принять всех вернувшихся из эвакуации. Для них в уцелевших домах устраивали общежития. Часть профессоров, доцентов, ассистентов поселили в пустых квартирах на Печерске, который пострадал меньше. На Институтской, 13 поселились сотрудники мединститута. Среди них — профессор-анатом Михаил Сергеевич Спиров, доцент Лев Харитонович Духин с женой и сыном Александром, будущим неврологом, профессор-невропатолог Вера Михайловна Слонимская, профессор Сергей Исаевич Винокуров, заведующий кафедрой биохимии, с супругой и дочерью Таней — будущим терапевтом, профессор-психиатр Яков Павлович Фрумкин с женой-врачом Верой Ивановной и дочерьми — будущими медиками, профессор Владимир Николаевич Хмелевский с женой Любовью Васильевной, тоже врачом, и сыном Юрием, будущим биохимиком.
Все это — известные киевские врачебные династии. Они сберегли между собой дружеские отношения и тогда, и в дальнейшем, когда переселились из коммуналок на Институтской в отдельные квартиры. Работая на ниве медицины, жили общими профессиональными интересами, поддерживали друг друга.
Одна из самых близких мне киевских врачебных династий — семья Маньковских. Она берет начало с Никиты Ивановича Маньковского, выходца из Петербургской военно-хирургической академии, удостоенного звания действительного статского советника и статуса потомственного дворянина. Он, известный в Киеве военный врач, жил в небольшом собственном доме на Тарасовской. Эту зеленую улицу, славившуюся когда-то уютными особняками и фруктовыми садами, называли улицей поэтов, врачей и ученых. Умер Никита Иванович в 1911 году, похоронен на Байковом кладбище. А рядом покоится его сын, знаменитый глава украинских неврологов, действительный член Академии медицинских наук СССР и неизменный заведующий кафедрой нервных болезней Киевского мединститута — Борис Никитич Маньковский. Профессию унаследовал его сын Никита Борисович, признанный невролог, возглавивший кафедру после отца. Одаренный клиницист и ученый, уже несколько десятилетий он успешно исследует геронтологические проблемы неврологии. Творчески трудится на ниве медицинской науки его дочь, профессор-патофизиолог Ирина Никитична Маньковская, лауреат Государственной премии Украины. А в области современной эндокринологии плодотворно работает ныне внук Никиты Борисовича. Его, как и знаменитого прадеда, зовут Борис.
В «Слове об alma-mater», одной из мемуарных книг, отдельную главу я посвятил еще одной близкий мне врачебный династии — Фролькисов-Сливко. Назвал я эту главу «Город династии медиков» и рассказал в ней о коллегах-медиках из славного Житомира — города, где я родился, как и мой давний друг Владимир Фролькис. С именем нашего выдающегося физиолога и геронтолога академика Владимира Вениаминовича Фролькиса связаны фундаментальные исследования проблем долголетия, старения и антистарения, получившие мировое признание. Владимир Вениаминович и его старший брат — самые яркие представители династии Фролькисов-Сливко, унаследовавшие от отца любовь к медицине. Всего в этой знаменитой династии свыше 30 врачей.
Врачебных династий в Киеве немало, каждая из них заслуживает отдельного рассказа. Думаю, наши историки медицины когда-нибудь восполнят этот пробел.
Это следует сделать. Потому что, как говорил Френсис Бэкон: «Память — это история», и пока события и люди остаются в нашей памяти, они живы.
Четверть века у автора эти строки связаны со стенами aльма-матер — Киевским мединститутом (ныне — Национальный медицинский университет имени Богомольца). Здесь я овладевал профессией медика, начинал первые исследовательские шаги в качестве студента, а потом — как аспирант и преподаватель. Четверть века от аспиранта до профессора — немалый отрезок. В нем были поиски, удачи, радости, огорчения, памятные встречи — приятные и не очень, свершения и надежды, которые сбылись и не сбылись. Думаю сейчас: неужели это не история пережитого, притом не только мной, а и теми, о ком пишу, кто был рядом, с кем долгие годы общался в стенах родного института на ниве преподавания и занятий наукой.
Это учебное заведение — бесспорный лидер медицинского образования в стране. Здесь подготовлено свыше 80 тысяч медработников. За пять лет обучения в сороковых годах и за дальнейшие четверть столетия работы в институте я был свидетелем тридцати выпусков, которые дали стране более десяти тысяч будущих врачей, исследователей, работников здравоохранения. Особое место в моих воспоминаниях принадлежит военным и послевоенным годам. Не только потому, что я тогда учился, а потом преподавал в своей aльма-матер, а потому, что именно тогда в институте училось много молодежи, возвратившейся с войны. Учились бывшие фронтовики с большим увлечением. Они не только сами освоили программу «пропущенных» курсов, но и заражали энтузиазмом и настойчивостью тех, кто пришел в институт со школьной скамьи. Именно среди послевоенных выпускников КМИ — едва ли не больше всего тех, кто достиг особых успехов в практической медицине, науке, в роли руководителей здравоохранения, энтузиастов профилактической медицины, признанных клиницистов, крупных теоретиков в области фундаментальных медико-биологических знаний. Многие из них возглавили научно-исследовательские институты, высшие учебные заведения, кафедры, отделы и лаборатории, лечебные и санитарно-эпидемиологические учреждения. Из числа выпускников вышеупомянутых лет назову прежде всего К. И. Кульчицкого, И. Е. Кефели, Е. Л. Ревуцкого, А. Л. Духина, Б. А. Пельца, П. А. Пронзилева, И. А. Даниленко, И. А. Курилина, Г. А. Кон-стантиновского, О. А. Лопоногова, М. И. Шамаева, В. Д. Чеботареву, Ю. С. Бродского, И. А. Концевич, И. М. Макаренко, Л. Я. Данилову, Н. М. Бережную, С. С. Дыховичного, И. Ф. Криворучко, И. В. Савицкого, Н. В. Новикова, И. И. Бобрика, Г. Л. Воронкова, А. М. Зарицкого, Ю. Д. Гоца, Е. Б. Гутман — список далеко не полный. Возглавить же его по праву могут удостоенные избрания в члены академии — Национальной академии Украины и медицинских — Украинской и Российской Е. Г. Гончарук, Ю. И. Кундиев, Е. М. Лукьянова, О. В. Коркушко, Е. Л. Мачарет, Л. В. Тимошенко, В. Г. Пинчук, Г. К. Степанковская, Л. И. Грицюк, В. М. Сидельников, Б. А. Черкасский, А. Ф. Фролов. В плеяде выпускников послевоенных лет особо следует выделить имена двух ученых, которые своими работами и созданием известных научных школ завоевали мировое признание. Это физиолог
П. Г. Костюк и кардиолог Е. И. Чазов. В августе с. г. научная общественность отметила 85-летие со дня рождения Платона Григорьевича, а 9 июня поздравляли с 80-летием Евгения Ивановича. Недавно в прессе была опубликована беседа с ним под примечательным названием «И в 80 лет жизнь прекрасна».
Заканчивая этот фрагмент своих записок об aльма-матер и тех, кто вышел из стен этого замечательного Учебного дома, хотел бы напомнить нынешним его преподавателям и студентам проникновенные слова уже упомянутого выше академика Владимира Фролькиса о том, что «воспоминания связывают настоящее с прошлым и будущим». Так будем же черпать из них и память о прошлом, и традиции, которые живы до сих пор, и надежды на успехи в грядущем, где всегда будут незримо присутствовать наши замечательные предшественники и современники.
Исаак Трахтенберг, академик АМН Украины, член-корреспондент НАН Украины, доктор медицинских наук, профессор, заслуженный деятель науки и техники, лауреат Государственной премии Украины.