«Страшная правда о Великой Отечественной. Партизаны без грифа «Секретно» — так называется книга директора одной из средних школ Симферополя, известного в Крыму ученого-краеведа Владимира Полякова. Презентацию провели в Симферополе в актовом зале Крымского инженерно-педагогического университета. Книга издана в Москве. Тираж — 4000 экземпляров, она уже стала библиографической редкостью и, если верить Интернету, считается лучшей новинкой сезона.
Интерес к изданию огромен. Ведь это первая и достаточно серьезная попытка проанализировать историю партизанского движения в Крыму.
Самыми заинтересованнымы читателем, безусловно, будут представители крымскотатарского народа, о котором некоторые исследователи войны, сторонники сталинизма, и сегодня говорят как о пособнике фашистов. Это исторически неверно. Автор не обходит острых углов, он дает объективную информацию о том, как все было на самом деле и кому выгодна в нашем обществе эта полвека насаждаемая ложь.
Очень многое читатель узнает из книги Владимира Полякова впервые. Прежде всего это страшный рассказ о голоде, когда брошенные на произвол судьбы крымские партизаны неделями не имели ни грамма продовольствия. Автор приводит ранее не опубликованные воспоминания очевидцев и цифры потерь. Бывало, что от голода и расстрелов гибло больше партизан, чем в боях. Впервые рассказано о случаях каннибализма.
Автор детально анализирует механизм формирования партизанских отрядов Крыма. Этот анализ ошеломляет. Оказывается, решение о формировании сети партизанских отрядов принято всего за неделю до занятия немцами Симферополя. Продовольствие для будущих отрядов планировали завезти всего на три месяца(?!!), но большинство отрядов даже не смогло, не успело, не захотело надежно спрятать его в лесу. Кто-то оставил все продукты питания в ближайшем селе, кто-то — на полянах, в пещерах, доступ к которым знали все.
Еще хуже — с подбором кадров. Каждый райком партии сформировал свой партизанский отряд, который состоял из партийно-советской номенклатуры района. В лес шли все начальники: заготзерна, заготскота, прокуратуры, милиции, инструктора и секретарши. Число женщин доходило до 35 процентов. В большинстве это были жители степного Крыма, не знающие крымского леса, не имеющие связей с населением горных сел. Практически не было оружия. Отряды не имели проводников, знающих, где родники, горные тропы, перевалы. В лучшем положении оказались Зуйский и Бахчисарайский отряды, сформированные тоже из партийно-советского актива, но из коренных жителей этих мест: они впоследствии и стали ядром партизанского движения.
Если в других областях Украины Красная Армия, отступая, оставляла в лесу разрозненные отряды, то в Крыму в окружении оказались целые дивизии. И в лес хлынули тысячи военнослужащих. Это помогло вооружить отряды — но сломало сложившуюся командную иерархию партизан. С подачи командующего партизанским движением Крыма Алексея Мокроусова, известного в свое время анархиста, всюду поснимали вчерашних секретарей райкомов с должностей командиров и назначили на их место командиров и политруков из РККА. Так начался острейший конфликт между крымской партийной элитой и кадровыми военными, волею судьбы оказавшимися в крымских горах. Конфликт принял беспрецедентные формы. Его жертвами стали командиры и комиссары, некоторых даже расстреляли. А в условиях голода началась страшная борьба с местным населением и между собой — за продовольствие.