В августе 1960-го правительство ГДР ввело в действие ограничения на посещения гражданами ФРГ Восточного Берлина, ссылаясь на необходимость пресечения ведения ими «реваншистской пропаганды». 
В ответ Западная Германия отказалась от торгового соглашения между обеими частями страны, что ГДР расценила как «экономическую войну». И хотя в конце концов соглашение было достигнуто, но кризис этим не разрешился. Лидеры Организации Варшавского Договора продолжали требовать нейтрализации и демилитаризации Западного Берлина. В свою очередь министры иностранных дел стран НАТО в мае 1961-го подтвердили намерение гарантировать пребывание вооруженных сил западных держав в западной части города и его «жизнеспособность», и всеми силами защищать свободу Западного Берлина. Оба блока и оба немецких государства наращивали свои вооруженные силы и активизировали пропаганду против противника. И никто не хотел уступать.
Тем временем поползли слухи: правительство ГДР намерено «отгородиться» от западной части Берлина по линии до сих пор условной границы. Первый секретарь ЦК СЕПГ Вальтер Ульбрихт их опроверг, заявив: «Никто не намерен строить Стену!». Что опубликовали все газеты ГДР. Кстати, именно Ульбрихту принадлежит авторство этого слова в политическом контексте.
Что слова! Очень скоро стену начали возводить. Западную часть города изолировали от остальной территории ГДР настоящим и тщательно охраняемым барьером из бетонных плит. Все сделали молниеносно, без предупреждений и с полного согласия Москвы. Бывшим союзникам по антигитлеровской коалиции такой расклад не понравился и 28 октября 1961 года американцы наметили операцию по уничтожению заграждений, разделивших Берлин. К КПП Чарли у Бранденбургских ворот двинулась колонна американской техники. Со стороны ГДР (читай — СССР!) туда же подогнали около батальона пехоты. Джипам позволили проехать КПП, но не далее: из всех «щелей» прилегающих улиц начали выползать тяжелые машины — советский танковый полк...
И мир вновь оказался на грани войны: войска недавних союзников, стоящие на расстоянии 200 метров друг от друга, готовы были открыть огонь. Но все-таки победил здравый смысл: приказа об этом не последовало. Военное противостояние закончилось сооружением Берлинской стены. Западу пришлось де-факто признать до сих пор прозрачные границы ГДР и ее саму как отдельное государство.
Что, впрочем, не разрешило проблем Востока и Запада: началась «холодная война», ставшая, прежде всего, противостоянием идей, борьбой за организующий принцип человеческого общества, соперничеством между либерализмом и принудительным коллективизмом. 

США она дала возможность приобрести опыт в политике великих держав: они взяли на себя «миссию» вести борьбу за свободу других народов, экспортируя собственную демократию в страны, где, по их мнению, ее было недостаточно. Иногда, исходя из соображений альтруизма, но чаще всего — защищая собственные интересы. Но это уже совсем другая история... 

Лидер ГДР Вальтер Ульбрихт 6 июня 1961 года заверил: «Никто не намерен сооружать Стену!». Об этом сообщили все газеты ГДР. А в августе ее начали строить...