В региональной и центральной печати, на телевидении распространяется информация об угрозе глубочайшему озеру Украины Свитязю и его побратимам поменьше, связанной со строительством в Беларуси Хотиславского карьера по добычи мела. Обеспокоенность общественности вполне понятна: даже малейшее вмешательство в экосистему региона может нанести ей непоправимый вред.

 

По ком звонят колокола?

Передо мной несколько газет. Их заголовки, как набатный звон: «Над Шацькими озерами нависла небезпека», «Дамоклів меч над Світязем. І не тільки», «Жемчужина Волыни в опасности», «Чи не втече український Світязь у Республіку Білорусь?»... Во всех публикациях об одном: сооружение на украинско-белорусском пограничье мощного карьера по разработке Хотиславского месторождения мела может привести к катастрофическому снижению уровня грунтовых вод, обмелению Свитязя и других Шацких озер. Чтобы узнать, насколько серьезна ситуация, интересуюсь мнением специалистов-гидрологов. Прежде всего доктора географических наук, профессора, директора Института ресурсосбережения и строительства Луцкого национального технического университета Ярослава Мольчака.  Ярослав Александрович — академик Украинской экологической академии наук, автор монографий «Озера Волыни» и «Озеро Свитязь: современное природно-хозяйственное состояние и экологические проблемы». Моими собеседниками также стали начальник Волынского облводхоза, заслуженный работник сельского хозяйства Украины Юрий Бахмачук и его первый заместитель Тарас Корнийчук (оба с более чем сорокалетним стажем работы в системе Госводхоза Украины). Все они специалисты, с мнением которых считаются и в Украине, и в соседней Беларуси.

— Прошу читателей «Голоса Украины» обратить внимание на одну весьма интересную деталь, — начинает разговор Юрий Бахмачук. — Взгляните на эту карту. Так вот озеро Свитязь располагается всего в восьми километрах от реки Западный Буг и лежит на восемь метров выше ее, а от второго по величине озера Волыни Пулемецкого до Буга всего три километра и оно расположено на семь метров выше реки. Но вода из этих озер не стекла в Западный Буг. А до Хотиславского карьера от Свитязя — 27 километров.

— Сказанное Юрием Иосифовичем свидетельствует, что гидрология — вещь сложная и оценивать экологическую ситуацию должны в первую очередь ученые и специалисты, а уж потом — на основе их выводов и предложений — политики, — продолжает Ярослав Мольчак. — Когда в 1980-х годах разрабатывался проект эксплуатации месторождения, почти треть его стоимости приходилась на природоохранные меры. В частности, компенсационные как для подземных, так и поверхностных водных горизонтов. То есть и для колодцев, и для озер, и для леса, и для грунта. Также планировалось со стороны Украины соорудить три канала, в которые откачивалась бы вода из карьера. Она фильтровалась бы и поддерживала таким образом уровень грунтовых вод со стороны Шацкого природного национального парка. Несколько иным способом предполагалась защита карьера от проникновения вод нижних горизонтов. В случае внештатной ситуации через сеть буровых скважин под землю закачивался бы цементный раствор, который становился бы своеобразным щитом от поступления в карьер больших масс воды. Вероятность карстовых проявлений там настолько незначительна, что о ней даже не следует говорить. Ежели такое произойдет, выработка просто затопится.

Юрий Бахмачук: — В нашей области, в поселке Луков Турийского района уже почти сто лет ведется промышленная добыча мела. В пяти километрах от карьера расположено озеро Соминское. Его наибольшая глубина — 30 (Свитязя — 58,4), а средняя — 12,8 (6,9) метра. Какого-то влияния карьера на этот водоем не подмечено. Хотя, если быть точными, глубина разработки месторождения там значительно меньше, чем планируется в Хотиславе. Поэтому мы должны исследовать все возможные влияния карьера в Беларуси на водность близлежащих территорий Украины.

Тарас Корнийчук: — У нас там пробурено много скважин, которые показывают незначительную трещиноватость известковых пород в зоне Шацких озер. Верхние пласты мела менее водоемкие, нежели нижние, они более плотные. Поскольку добычу мела, как предполагалось раньше, будут вести до глубины всего 35 метров, то большого притока воды быть не должно.

Кор.: — Но ведь разработанным в советские времена проектом предполагалось откачивание за сутки, на начальном этапе разработки месторождения, 10 тысяч, а потом 48 тысяч кубометров воды.

Т.К.: — Это немного, приблизительно 550 литров в секунду. Для сравнения скажу: на Седлищанской осушительной системе установлены четыре насоса, каждый из которых может ежесекундно откачать по 1200 литров воды. Причем расчеты для карьера делались с определенным запасом надежности.

О возможном загрязнении воздуха все молчат

Ю.Б.: — При подготовке старого проекта проводилась серьезная экспертиза. Но тогда так получилось, что практически все занимались только водой. Вижу, что и сегодня все идет в том же направлении. Если там на самом деле будут строиться предприятия по выжиганию извести, производству цемента и железобетонных изделий, то нужно вести серьезный разговор о защите атмосферы от серного ангидрида, цементной и известняковой пыли. Исследовать, какие изменения могут произойти под их влиянием в воздухе, грунте, поверхностных водах. Поэтому свое слово здесь должны сказать почвоведы, ботаники, химики. Если же подходить к этому делу взвешенно, то нужно прежде всего познакомиться с инвестиционными намерениями фирмы, которая будет работать над разработкой Хотиславского месторождения, знать очередность введения его объектов, их мощность. Украинская сторона должна немедленно через Министерство иностранных дел и Министерство охраны окружающей природной среды получить из Беларуси официальные документы. Нужно также подписать межгосударственное или межведомственное соглашение, которое бы предусматривало научное сотрудничество, мониторинг, соблюдение международного природоохранного законодательства. Чтобы комиссия, которая будет создана, обсудила риски с нашей стороны и действия при возникновении нештатных ситуаций.

Ярослав Мольчак: — Влияние Хотиславского карьера на украинскую территорию, бесспорно, будет. Но его масштабы и риски ученые смогут оценить лишь во время встречи с производственниками, эксплуатирующими карьер, и после ознакомления с проектной документацией. Следовательно, чтобы вести дискуссию в нормальном конструктивном тоне, Минприроды Украины должно стать во главе всех этих процессов и привлекать к их изучению специалистов. Самое главное для нас: заставить властные структуры в Киеве начать предметную работу по отстаиванию наших интересов в регионе. Пока какого-то движения в этом направлении со стороны данного министерства не наблюдаем. 

Между тем карьер на границе уже работает

За публикациями украинских изданий внимательно следят и в соседней стране. 11 июня 2009 года на интернет-сайте «СБ — Беларусь сегодня» (газеты «Советская Беларусь») была размещена статья Валентина Козловича, который побывал в Хотиславе. Вот, что рассказали корреспонденту местные руководители.

Виктор Авдиевский, директор предприятия «КварцМелПром»:

— На днях начали добычу песка. За смену добываем и промываем тысячу тонн. Без него невозможно производство ни силикатного кирпича, ни небольших стеновых блоков из пенистого бетона. Песок также пригоден для производства теплоизоляционных материалов, строительных смесей и штукатурных растворов. Но главное — мел. Правда, решение о промышленной добыче еще не принято. 

Иван Киричук, директор Хотиславского карьера:

— До украинского селу Гута — 7 километров, до Тура — 8, до Заболотья — 10, а до нашей Сушитницы, где я живу, — всего километр. Так что мы с односельчанами первыми заметим, исчезла ли вода из наших колодцев. Чтобы минимизировать последствия вмешательства в природу, на территории разрабатывается специальная система каналов. Они нужны для контроля уровня воды. Кроме того, между карьером и украинской границей пробурена специальная скважина. Каждые десять дней делаем замеры, чтобы убедиться, как влияет карьер на состояние грунтовых вод. Рядом с ним, возможно, снизится уровень воды, возможно подсохнут заболоченные участки леса. 

Такие масштабные работы нужно согласовывать

Как видим из этого сообщения, белорусы уже начали разработку месторождения. Не возражают они и против факта возможного локального влияния карьера на окружающую среду. Поскольку он расположен всего в нескольких сотнях метров от границы с Украиной, удивляет то обстоятельство, что белорусская сторона раньше времени не побеспокоилась, чтобы согласовать этот вопрос с природоохранными органами соседнего государства. Тем более, что карьер почти вплотную прилегает к территории Шацкого национального природного парка с его уникальными озерами, истоком реки Припять, богатым растительным и животным миром. Неудивительно, что общественность Украины обеспокоена судьбой этой жемчужины. Свою обеспокоенность по этому поводу выразил и заместитель Председателя Верховной Рады Николай Томенко, который обратился с соответствующим запросом в Министерство иностранных дел Украины. На днях он получил письмо-ответ за подписью заместителя министра Ивана Гнатишина:

«Посольство Украины в Беларуси направило ноту в МИД Республики Беларусь, в которой обращалось внимание белорусской стороны на недопустимость возникновения чрезвычайной ситуации в Шацком национальном природном парке Волынской области в связи со строительством карьера на территории Малоритского района Республики Беларусь.

В ответ на это обращение белорусская сторона проинформировала, что в августе этого года предоставит Минприроды Украины Отчет относительно оценки влияния на окружающую среду с учетом возможного трансграничного влияния на территорию Украины работ по освоению месторождения мела «Хотиславское» Малоритского района Беларуси.

В случае, если по результатам экспертизы, осуществленной Минприроды, будет сделано заключение о наличии значительного трансграничного влияния на территорию Украины, в частности, угроз для озер Шацкого национального природного парка в результате осуществления работ по разработке упомянутого карьера, этот вопрос будет рассмотрен в рамках украинско-белорусских консультаций по природоохранной тематике на уровне уполномоченных органов. МИД Украины предложил белорусской стороне провести такие консультации в сентябре этого года.

В то же время МИД Украины в своей ноте к МИД Республики Беларусь выразило просьбу воздержаться от любых работ по разработке месторождения мела «Хотиславское» до изучения информации, которая будет предоставлена в Отчете белорусской стороны, и завершения ее экспертной оценки украинской стороной.

В случае, если украинская и белорусская стороны в рамках консультаций не смогут найти взаимоприемлемого решения, украинская сторона обратится в Секретариат Конвенции о водно-болотных угодьях, имеющих международное значение (Рамсарская конвенция), к списку природоохранных объектов которой отнесены Шацкие озера».

Кроме того МИД внесло КМУ предложения дать поручения:

l Минприроды применить правовые механизмы, заложенные в Межправительственном украинско-белорусском соглашении о сотрудничестве в области охраны окружающей природной среды 1994 года, относительно проведения совместной экспертизы хозяйственной деятельности в пограничных районах, изучения негативных последствий загрязнения окружающей среды вследствие антропогенного влияния, взаимного информирования о случаях, служащих причиной значительного загрязнения окружающей среды одной из сторон;

l  Госводхозу применить правовые механизмы, заложенные в Межправительственном украинско-белорусском соглашении о совместном использовании и охране трансграничных вод 2001 года, в части получения информации и проведения совместных консультаций относительно возможного влияния запланированных осуществляемых водохозяйственных и водоохранных мероприятий на режим трансграничных вод.

А вот что рассказал 21 июля 2009 года в интервью интернет-изданию «Волинські новини» заместитель Председателя Верховной Рады Украины Николай Томенко:

— Что касается Хотиславского карьера и связанных с ним рисков. У нас есть межправительственная комиссия «Украина — Беларусь», которую возглавляет Александр Турчинов и которая будет рассматривать эту проблему. А осенью я буду инициировать рассмотрение этого вопроса как сопредседатель украинско-белорусской межпарламентской комиссии. То есть на межправительственном и парламентском уровнях мы будем заниматься этой темой. Возможно, придется поехать и посмотреть, что там происходит. В комиссии, о которой я говорил, есть экологическая секция. Наверное, наши и белорусские депутаты выедут на место и посмотрят, что именно там происходит. Попробую в эту ситуацию вмешаться.

***

Готовя публикацию, «Голос Украины» прежде всего хотел привлечь внимание общественности к проблемам сохранения уникального уголка природы на северо-западе нашего государства. Надеемся, к обсуждению этой темы приобщатся и другие специалисты, и все, кому небезразлично будущее окружающей среды, в которой мы живем.

Волынская область.

На снимке: озеро Свитязь .

Фото автора.