О поездках волонтера Юлии Толмачевой с гуманитарными грузами на восток

Председатель правления благотворительного фонда «Всесвіт за майбутнє» Юлия Толмачева (на снимке) уже несколько раз ездила в зону антитеррористической операции. Себя она считает обычной женщиной, однако, скажем откровенно, — далеко не каждая женщина, мать, будет заниматься не только благотворительностью, но и смело поедет на территорию, где идут бои.
— Юлия, какие у вас впечатления от поездок в зону АТО?
— Они были обыкновенными, будничными. Случались и интересные, трогательные ситуации. На блокпосту в Луганской области стояли милиционеры. Мы увидели нашивки на их одежде и спросили, не из Житомира ли. Они подтвердили, и когда узнали, что мы тоже из Житомира, обрадовались. Мы выгрузили им конфеты, печенье. Также договорились, что в любое время они мне звонят и говорят, что им нужно. Поэтому они однажды попросили: «Мы так хотим конфет «Птичье молоко», и побольше!». Мы купили для них пять ящиков этих конфет и отвезли. Сладости разошлись на ура.
— В какие именно части вы уже ездили?
— Мы взяли шефство над 30-й отдельной механизированной бригадой. Потому что, кого ни спросишь, все помогают 95-й отдельной аэромобильной бригаде из Житомира. Я все понимаю: ребята на передовой. Но еще есть 26-я бердичевская артиллерийская бригада.
— Матери ребят, которые сейчас — на передовой, будут читать это интервью. Их будет интересовать, в каких условиях находятся их сыновья?
— В нормальных. Все зависит от командира. В 30-й бригаде очень хороший командирский состав. Честно говоря, до этой войны я к военным относилась безразлично, но когда побывала в этой бригаде, то поменяла свое отношение. Ребята живут в армейских палатках, также есть палатки, которые привезли спонсоры, волонтеры. Бойцы спят в спальных мешках, на карематах. Конечно, хотелось бы лучшего, чтобы у каждого был спальный мешок и каремат, поскольку ночью холодно. Относительно бронежилетов, то в 30-й бригаде не у всех есть бронежилеты, кевларовые каски, но тем, кто идет на задание или в разведку, дают каски и бронежилеты. Если на дежурстве, то меняются бронежилетами. Еще в мае представители государственной власти утверждали, что закупили 24 тысячи бронежилетов. Думаю, каждый солдат должен бы уже быть обеспечен.
У армейцев есть полевая кухня. Мы ели их пищу — все вкусно. Очень много волонтерской помощи поступает из Киева, от местных из Луганска. Есть там журналистка Юлия Красий, она организовала помощь, спасибо ей. В отличие от государства, волонтеры работают. Непонятно, как собирает государство средства на армию и куда их тратит. За деньги, в частности, собранные благодаря СМС 565, можно было солдат одеть, обуть и закупить оборудование. Слава Богу, что у нас украинцы так хорошо откликаются, особенно Западная Украина. Пока мы дождемся помощи от государства, волонтеры со всей Украины и так уже одели, обули, кормят армию. Спасибо им, что они есть!
— Что вас побудило направить свою энергию на помощь военным и поехать к ним, не побояться?
— Как-то председатель МГО «Арт-село» Елена Гузенко, директор 25-го Гарнизонного дома офицеров Лариса Вовкогон и я собрались и решили провести акцию на помощь солдатам. Мы видели, как началась аннексия Крыма и все были этим обозленные. Нам хотелось хоть как-то помочь. 5 апреля провели первую акцию на улице Михайловской в Житомире «Голос миротворчості» — в поддержку частей восьмого армейского корпуса.
— Какой была первая ваша поездка? Было страшно?
— Нет, страшно не было. Только когда ночью обстреливали. Мы спали в палатке, и начался обстрел. Наши ответили из БМП. Война — есть война. Война везде одинакова. Постреляли и прекратили.
— Что вас поразило во время пребывания в зоне АТО?
— Мы очень много общались с ребятами, и меня поразил патриотизм нашей молодежи. Мой младший 19-летний сын был в ночь с 18-го на 19 февраля на Майдане, когда была зачистка, он мне сказал после этого: «Мама, с такой молодежью, как там, у Украины есть будущее». Мы разговаривали с военными, я смотрела в глаза этих ребят. Вы знаете, не было нытья, такого: «Ой, хотим домой!». Да, конечно, они хотели ротации, потому что по два с половиной месяца там находились. Ребята говорят: «Хотя бы на неделю и мы опять вернемся». Никогда бы не подумала, что у нас такая патриотическая молодежь. С такой молодежью у Украины есть будущее.
— В чем сейчас солдаты остро нуждаются?
— Первое, от чего зависит их жизнь — это тепловизоры, приборы ночного видения, коллиматорные прицелы, радиостанции. Возможно, вы видели в новостях: в Черниговской бригаде бойцы по 150 метров бегают друг к другу, чтобы что-то передать, так как у них нет ни одной радиостанции. Так не должно быть! Учредитель житомирской компании «Фаворит» Борис Семенович Розенблат купил для наших солдат бронежилеты, коллиматорные прицелы, тепловизор, радиостанции и многое другое. При каждом обращении к нему всегда получаем помощь.
Снова нужны радиостанции, каремати, форма, стараемся найти деньги на еще один тепловизор. Недавно провели благотворительный аукцион в житомирском ресторане «Корчма», собрали 23 тысячи гривен, купили два прибора ночного видения. Я привезла, но это — на один блокпост, а их восемь. Ну хотя бы еще на три блокпоста, которые на передовой, где постоянные обстрелы. Повторюсь: от этого зависит жизнь наших ребят. Солдатам еще нужна вода. Недавно сгорел их БМП — там у них была форма, карематы, палатки. Бойцам нужна сменная форма. Нужны продукты питания, в том числе сладости. Ребята просили фрукты, овощи. Большое спасибо житомирянину Василию Тимощуку. Я приехала к нему попросить только капусты, потому что знаю, что он помогает 95-й бригаде, а он дал по максимуму — апельсины, лимоны, молодую морковь, чеснок, лук, все что было на складе — все нам дали мешками.
Я ко многим обращалась за помощью. Житомирский мясокомбинат выделил 130 килограммов сала, 30 килограммов сыра. Кое-кто отказывает, объясняя, что помогает 95-й бригаде. Иногда на пункты сбора приносят по несколько банок сгущенки и пачку печенья — мы и за это благодарны. Мы не просим приносить ящиками. Принесла старушка две банка варенья — мы благодарим. Помощь именно так и собирается. Бывают и черствые чиновники. В одной райгосадминистрации просила помощь, а там отказали, ибо не уверены, куда эта помощь идет. Фотоотчет для них — не доказательство. Я предложила им поехать со мной в зону АТО, они не захотели.
— Какое ощущение на передовой?
— Страшно. Едешь к блокпосту через лес, все ребята держат автоматы наготове. Так как в любой момент может выйти противник и обстрелять.
— Что можете посоветовать тем общественным организациям, которые собирают помощь для армии и тоже хотят отвезти ее на передовую?
— Лучше аккумулироваться с теми, кто уже ездил в зону АТО. Потому что у нас есть связь с командирами, нас встречают ребята из разведки и проводят, поскольку там — территория войны. Я не понимаю разделения — это мы собрали, а это — мы. Как мне сказали на одном маслозаводе: «Мы не дадим вам помощи!». «А почему?» — спросила я. «Потому что вы скажете, что это от вас». А какая разница? Они сказали, что сами отвезут помощь, но не отвезли. Я этого не понимаю. Считаю, что сегодня время объединяться, чтобы была конкретная помощь.
— Не верится, что живем в такое время....
— Когда едешь в зону АТО и видишь украинские флаги, то душа аж раскрывается и думаешь: «Слава Богу!». У каждого — свое мнение. Это право каждого. Я не понимаю людей, которые начинают становиться врагами своим друзьям, родственникам, ссорятся из-за того, что кто-то поддерживает Россию, а кто-то — Украину. У меня мама — гражданка России, у нее свое мнение по поводу военных действий, у меня — своя. Но мы не ссоримся. У меня много друзей живет в России. Мы стали реже с ними общаться, потому как они настроены очень агрессивно в отношении к Украине. Я этого не понимаю. Мы должны научиться уважать друг друга.
Спрашивала  Мария ХИМИЧ.
Фото из архива Юлии ТОЛМАЧЕВОЙ.