23 августа 1939 года в Кремле в присутствии Сталина был подписан документ, который до сих пор вызывает бурные споры и все ще сказывается на жизни людей, — Договор о ненападении между СССР и Германией, более известный как пакт Молотова—Риббентропа (материалы на эту тему публиковались в «Голосе Украины» 15 августа). И хотя специалисты любят повторять, что «история не терпит сослагательного наклонения», они всякий раз при этом предлагают свои — новые версии минувших событий с учетом политической конъюнктуры.
Оценки советско-германского соглашения даются прямо противоположные: одни называют его победой советской дипломатии в условиях военно-политического кризиса в Европе, другие — сговором о разделе мира, третьи — ответом на вопрос: «С чего началась вторая мировая война?».
Сегодня исполняется 70 лет начала Второй мировой войны, которой предшествовал сговор двух диктаторов, в результате чего территория СССР существенно расширилась. Вся нынешняя Западная Украина, которую Варшава, бывает, до сих пор называет «Восточной Польшей», включая Галичину и Волынь, была присоединена к СССР благодаря сделке Гитлера и Сталина. А к Белоруссии — польские территории, Молдавия получила часть Румынии, Литва — свою столицу Вильнюс (до войны этот город со славянским названием Вильно принадлежал Польше). Иными словами, именно пакт Молотова—Риббентропа определил будущее миллионов людей. Некоторые политики в пылу дискуссий называют его «аморальным».
Но ныне трактовка этого документа зависит о того, как его воспринимать: как факт современной актуальной политики или рассматривать в историческом контексте — как событие давно минувших лет в контексте условий того времени. Многие историки считают, что смысл пакта и секретных протоколов к нему заключался не в разделе Европы: он лишь определил сферы влияния, на которых подписанты не могли действовать, обозначив предел нацистской экспансии на Восток, гарантируя, что вермахт не появится в Прибалтике, Западной Украине, Белоруссии.