«Первого сентября в большинство школ пойдут наши активисты, которые способны воспитывать патриотов», — об этом было заявлено на расширенном заседании президиума Житомирского областного совета ветеранов. Каждому бывшему фронтовику есть что вспомнить о том, как ковалась Победа, сколько крови довелось пролить прежде чем пришел «праздник со слезами на глазах».

 

О житомирянине Франце Бржезицком несколько лет назад рассказывалось в «Голосе Украины». Франц Карлович прошел через фашистский «Майданек», потом многие годы провел в советском концлагере. Позвонив в коррпункт «Голоса Украины» он попросил: «Напишите, что война для меня началась 1 сентября 1939 года», имея в виду то, как тогда, еще мальчиком, воспринял нападение фашистской Германии на Польшу.

Его слова заставили задуматься. Пусть Ф. Бржезицкий — поляк по происхождению, поэтому переживает те давние события так остро. Но ведь тогда граница с Польшей проходила неподалеку от Новограда-Волынского. Дальше — нынешние Ривненщина, Волынь, к югу от них другие области нашего государства. Это несколько миллионов человек. На первое сентября 1939 года они были гражданами Польши. Но многие ли наши читатели смогут ответить хотя бы на такой простой вопрос: «Служили ли они в польской армии, которая пыталась противостоять немецкой танковой армаде?».

Известно, как дошло до 1 сентября 1939 года. Сначала Мюнхенский заговор, затем пакт Молотова—Риббентропа. Польшу снова поделили, как делили ее в конце XVІІІ века. Западная Украина, которую Гитлер позволил занять советским войскам, оказалась коварным подарком.

— Вторая мировая война началась с польской крови, — говорит Франц Бржезицкий. Давайте вспомним историю «польского вопроса» в СССР. В 1925 году на Житомирщине был создан единственный в СССР польский национальный район, райцентр (сейчас это Довбыш) назвали в честь Мархлевского — соратника Дзержинского. Цель была такая: район на границе с Польшей, вот и покажем соседям, как счастливо живут поляки при социализме. С реальными достижениями как-то не получалось, поэтому через десять лет национальный район ликвидировали. А спустя некоторое время началось то, что наши западные соседи называют «польской дорогой в Сибирь и Казахстан» — туда стали принудительно переселять этнических поляков.

Впрочем, тем, кого переселили, еще очень повезло. Среди известных дел 1937-го есть и такое: одним списком было расстреляно более четырехсот жителей Житомирщины, которым придумали участие в мифической ПОВ — «Польской организации военной».

Вспоминает Франц Бржезицкий:

— Школа на Мальванке — в микрорайоне Житомира, где я учился, считалась польской. В ней дети польского происхождения осваивали программу четырех классов на языке этнической родины. С первых дней Второй мировой на улице Киевской была вывешена большая карта Польши. На ней каждый день показывали, как немцы оккупируют эту страну, как сжимается кольцо вокруг Варшавы.

Затем была Катынь, где советские спецслужбы расстреляли польских офицеров, взятых в плен в сентябре 1939 года.

Если оценивать события 1939 года беспристрастно, то получится, что СССР был тогда фактически союзником фашистской Германии.

Житомир.

На снимке: Франц Бржезицкий во время празднования Дня Победы в Житомире.

Фото автора.