Пар и деньги — на ветер
Тевтонические процессы когда-то подняли эту землю над всей округой. Даже не кажется, что мы на Полесье. Не случайно из-под холмов здесь бурлят источники, которые и дали название и этому селу Старый Чарторийск, и известному княжескому роду Чарторийских. С этого возвышения открываются прекрасные волынские виды. Тридцать лет назад их коренным образом изменило гигантское сооружение Ривненской атомной электростанции.
Расположена РАЭС на границе двух областей. От Волыни ее отделяет река Стырь да еще пойма. И если бы не эта узенькая полоска воды и лугов, то станцию можно бы скорее назвать Луцкой. По крайней мере до него ближе, нежели до Ривного. Казалось бы, название — не существенный вопрос. Но нет: Ривненская область получает от работы РАЭС в свой бюджет значительные отчисления, а Волынская — только делит с ней ежедневный страх опасного соседства. Из двух десятков волынских сел видно, как дымят паром высоченные градильни атомной. Местные жители даже научились по ним определять, сколько и какие энергоблоки работают.
— Видите, сегодня в работе всего два из четырех блоков, — со знанием дела объясняет председатель Маневичского районного совета Андрей Сопронюк, как только с «бетонки» Киев—Варшава стали видны очертания атомного гиганта, — первый и второй не работают из-за проблем со сбытом электроэнергии. Вчера с директором разговаривал.
Заметим: подобная ситуация и на других станциях. Особенно остро она ощущается в ночное время, когда отключаются основные потребители. Определенным образом уменьшить такое расточительство призваны гидроаккумулирующие электростанции, одна из них — Днестровская — уже скоро станет в строй, другая — Ташлыкская — строится. Но это дорогостоисные сооружения, каждая из ГАЭС обойдется государству в сотни миллионов долларов. Есть и более благоприятный вариант, когда аккумуляторами тепловой энергии становятся обычная городская квартира или сельский дом, школа или детский сад. Стоит лишь установить в них электрическое отопление.
Кочегары идут в отставку
В Маневичском районе, где мы побывали накануне майских праздников, уже есть определенный опыт в этом деле. Вместе с Андреем Сопронюком и владельцем частного предприятия «Шанс» Иваном Деркачем едем в село Будки. Там в прошлом году в помещении бывшей колхозной конторы открылся детский садик и фельдшерско-акушерский пункт. Для обогрева достаточно просторного помещения решили воспользоваться электроэнергией. Работы выполнило уже упоминавшееся предприятие «Шанс». Как рассказала сельский голова Будок Галина Цикалюк, в целом электрокотлы за месяц экономят для учреждения по меньшей мере две тысячи гривен. Приблизительно такая же эффективность подобной котельной и во врачебной амбулатории села Старый Чарторийск.
— Площадь помещений здесь 1100 квадратных метров. Дом сельского совета и детского сада почти как и амбулатория, но на его отопление и освещение в зимнее время тратим средств в полтора раза больше, — замечает сельский голова Старого Чарторийска Александр Свентий. — Котел здесь работает на твердом топливе. Это четыре кочегара плюс ежемесячно 4—5 тонн торфобрикетов, электроплиты, освещение.
— Дело в том, что и в Будках, и в Старом Чарторийске используют так называемые тризонные электросчетчики. При их применении в ночное время тариф в четыре раза ниже обычного, — объясняет Андрей Сопронюк. — К тому же помещения соответственно утеплены, в них заменены окна, двери. Без этого экономии не было бы: пришлось бы включать котел и в дневное время, когда действуют полупиковый и пиковый тарифы, а они в 1,02 и в 1,8 раза выше обычного для бюджетных учреждений.
В Цминах хотя ночи ясные, но страшно
В последнее время в области все чаще говорят об электроэнергии как возможной альтернативе дорогому газу. В Маневичском районе, кстати, как и в Любомльском и Шацком, природного газа пока нет. Поэтому на электричество возлагают большие надежды. Особенно в селах, которые расположены на территории, пострадавшей от аварии на Чернобыльской АЭС и в так называемой наблюдательной 30-километровой зоне Ривненской АЭС. Как здесь говорят: живут в двойной зоне.
В селе Цмины, которое мы тоже посетили, градильни атомной электростанции, кажется, располагаются среди крестьянских усадеб. На самом деле до них напрямик четыре километра. Как бы там ни было, но такое соседстве давит на психику.
— Хотя в Цминах и нет ни одного фонаря, а ночью видно, как днем. Атомная электростанция у нас вместо солнца, — невесело шутит сельский голова Григорий Стасюк. — Несмотря на то, что наши села Цмины, Козлиничи, Малая Ведмежка, Подгатье, Хряськ и расположены в зоне наблюдения РАЭС, чувствуем некоторые притеснения со стороны государства. В частности, мы рассчитывали на 50-процентную скидку на тариф на электроэнергию, имеем же пока только 30-процентную. Этот вопрос несколько раз рассматривала Верховная Рада, но дело не сдвинулось с места. Более того, на нескольких новых улицах села даже нет электролиний, и люди пользуются керосиновыми лампами. Когда-то эти линии строило государство, теперь забота о них легла на плечи самих застройщиков. А людям и без того тяжело возводить жилье.
— Цмины ближе всего к РАЭС из 45 сел района, расположенных в наблюдательной зоне станции, — дополняет сельского голову Андрей Сопронюк. — В статье 12 закона о ядерной безопасности предусмотрено, что жители этих населенных пунктов должны получать определенные средства на развитие своей инфраструктуры. Но, к сожалению, лишь после введения в эксплуатацию четвертого энергоблока Маневичскому району было выделено 7 миллионов гривен. А после 2006 года не поступило ни одной гривни. Мы обеспокоены тем, что действующее законодательство не выполняется.
По этому поводу обращались в Кабинет Министров, к министру топлива и энергетики Юрию Продану. Есть уверения, что с принятием изменений в этот закон такие средства должны предусматриваться в специальном фонде госбюджета. Часть их можно было бы направить на реконструкцию электросетей, оборудование систем электроотопления, как в бюджетной сфере, так и в квартирах населения.
Не в одной лампочке свет
В главном управлении промышленности облгосадминистрации тоже рассматривают вариант частичной замены газовых котлов на электрические. По расчетам, предоставленным мне начальником управления Николаем Кучеренко, стоимость производства одной гигакалории тепловой энергии из разных носителей составляет: электроэнергии (ночной тариф) — 203 гривни, газа природного (для бюджетных учреждений) — 343 гривни. Значительно дешевле тепло, полученное при сжигании отходов древесины, торфобрикетов, торфа фрезерного, угля, мазута: соответственно 58, 75, 55, 122, 170 гривен. Однако указанные цены не учитывают технологических затрат. К тому же сложно представить, как топить мазутом или тем же торфом на пятом или четвертом этажах домов. А между тем в райцентре Маневичи в нескольких многоэтажках уже давно отключено централизованное отопление.
— Рассматривая вопрос о переводе части бюджетных учреждений на электроотопление, мы прежде всего собрали информацию о наличии свободных электрических мощностей, — объясняет Николай Кучеренко. — Конечно, больше всего их в Луцке, где простаивают или работают в полсилы такие когда-то большие промышленные предприятия, как шелковый комбинат, картонно-рубероидный завод, завод изделий из пластмасс и другие, а также в Ковеле. Если же сегодня массово переводить на электроотопление населенные пункты, то возникнет очень много проблем, особенно со свободными мощностями и, соответственно, с заменой электролиний, оборудования трансформаторных подстанций. В местных бюджетах средств на это не хватает, в областном — тоже. Решить этот вопрос можно будет только при условии, если на государственном уровне поймут его важность и максимально отойдут от газовой составляющей в топливном балансе.
Директор по коммерческим вопросам ОАО «Волыньоблэнерго» Дмитрий Иванов тоже выразил заинтересованность во внедрении этого проекта. В этом есть экономическая основа: потребление электроэнергии в Украине в нынешнем году сократилось на 20 процентов.
— Главное, чтобы были возможности пропустить необходимые мощности электроэнергии, — замечает Дмитрий Иванов. — Существующая сеть практически везде неспособна это сделать. Согласно советским строительным нормам и правилам (кстати, сегодняшние от них не очень отличаются) на одну отдельную квартиру предполагалось 1,3 кВт мощностей. Под это рассчитывалось сечение провода стояка, который идет по всем этажам, и, соответственно, кабель внешней сети, включая подстанцию. Что будет, если даже 20—30 процентов жителей начнут переводить жилье на электроотопление, если на обычную трехкомнатную квартиру необходимо 10—18 киловатт мощностей? В то же время учтите: если когда-то в каждой квартире или доме было всего по несколько маломощных электролампочек, то сегодня едва не в каждой семьи есть стиральная машина, пылесос, электроутюг, холодильник, компьютер, несколько телевизоров... То есть энергопотребление в быту выросло в десятки раз. Меняем сети, делаем реконструкцию и получаем возможность установить электроотопление. Но это дорого.
Кстати, подсчитано, во что обойдется перевод на электроотопление трех негазифицированных районов. В частности, в уже упомянутом Маневичском районе необходимо израсходовать на строительство новых и реконструкцию действующих электросетей 151,8 млн. гривен, Любомльском — 168,9, Шацком — 88,2.
— О наших ограниченных возможностях свидетельствует и тот факт, что из 3800 учреждений бюджетной сферы сегодня можно перевести на электроотопление, там где есть свободные мощности, всего 229, — детализирует проблему заместитель начальника главного управления промышленности и развития инфраструктуры облгосадминистрации Владимир Бондарук. — Хотя в этом деле есть и положительные моменты: возможности энергосистемы еще огромны. Особенно это касается линий напряженностью 110 киловольт. Относительно затрат на внедрение электроотопления, то стоимость переоборудования внешних сетей требует в среднем 300 гривен на киловатт установленной мощности плюс котел... Необходимо учитывать и такой фактор, как надежность электроснабжения. Чтобы его исключить, желательно в школах, детских садах, поликлиниках иметь два центра питания. Нынче затраты на газификацию в полтора раза меньше. Есть еще одна существенная деталь: осуществляя газификацию, мы дотируем экономику иностранного государства, а развивая энергетику — помогаем собственному производителю.
Электрифицированные дома не «летают» и плохо не пахнут
Устанавливать электроотопление дорого. Но почему же тогда экономная Европа все чаще обращается к такому «невыгодному» источнику энергии? Во-первых, расчеты показывают, что при равномерном суточном распределении потребления, себестоимость электроэнергии была бы процентов на 20 ниже. Во-вторых, электроотопление значительно безопаснее газового. Вспомним трагедии Днепропетровска, Керчи, Львова... В-третьих, это реальный путь к энергетической независимости государства. Запасов энергетического угля хватит для работы электростанций на протяжении нескольких столетий, а по залежам урана Украина входит в первую десятку государств мира. Прибавьте к этому еще удобство электроотопления, его комфортность, экологичность! Люди давно поняли это.
— У меня в гараже уже продолжительное время стоит электрокотел, — рассказывает бывший председатель Маневичского райисполкома Николай Остапец. — Приобрел его по рекомендации тогдашнего председателя Совета Министров УССР Виталия Масола. Он говорил мне: Ривненская АЭС (которая строилась рядом) обеспечит нас дешевой электроэнергией. В правдивости его слов убедились, побывав в соседней Беларуси, где школы, клубы, детские сады уже тогда отапливались электричеством. Нам такое нововведение понравилось. Но государство почему-то не поддержало это дело. Зачем кому-то экспортировать электроэнергию?! Продайте ее своим людям по доступной цене. И тогда не нужно будет выпрашивать у России газ.
 
Луцк—Маневичи—Будки—Старый Чарторийск—Цмины
Волынской области.
На снимках: председатель Маневичского районного совета Андрей Сопронюк уже несколько лет отстаивает идею перевода объектов социальной сферы на электроотопление; этим ребятишкам тепло и уютно в детском саду.
Фото автора.