Над памятниками Зимненского Святогорского Свято-Успенского Ставропигийного монастыря нависла смертельная угроза. Специалисты советуют, чтобы не подвергать людей опасности, ограничить вход прихожан в главный храм — Успенский.

Старше Киево-Печерской лавры
Если погожим днем ехать из Луцка, то километрах в 10—15 от Владимира-Волынского слева на горизонте видно Зимненский Святогорский Свято-Успенский Ставропигийный женский монастырь. Это одна из старейших и наиболее почитаемых в Украине православная обитель. Монастырь возник в 1001 году — за полстолетия до Киево-Печерской лавры. Построил его креститель Руси князь Владимир на высоком берегу реки Луга. Был здесь зимний княжеский терем. Отсюда и название — Зимно.
В 1495 году на месте деревянной церкви князя Владимира луцкий князь Федор Чарторийский строит величественный каменный Свято-Успенский храм. Возрождается Свято-Троицкая церковь XІ века, над воротами возводят колокольню, крепостные стены укрепляют башнями, чтобы защитить обитель от татар.
В послевоенные годы монастырь закрыли, во дворе разместили тракторную бригаду. После исследований, которые начались в 1975 году, появилась надежда, что святыню восстановят. Но в 1990 году комплекс в Зимно решением Волынского облисполкома передали УПЦ МП для женского монастыря. С того времени генпроектировщика по комплексу монастыря — институт «Укрпроектреставрация» (Киев) от работ фактически отстранили, а у нового монастырского руководства, несмотря на охранно-арендный договор, были и свои планы.
Красота, скрывающая страх
Сегодня сооружение монастыря, его территория радуют глаз ухоженностью. Но, несмотря на всю красоту, здесь витает тревога. Беспокойство усилило и письмо настоятельницы игуменьи Стефаны от 26 мая 2009 года в облгосадминистрацию — с просьбой предоставить разрешение и согласие на ремонтно-восстановительные работы, чтобы предотвратить дальнейшее разрушение сооружений монастыря. Как пишет в письме в Госслужбу по вопросам национального культурного наследия начальник областного управления культуры и туризма Владимир Лисюк, проблемы, означенные в обращении руководства монастыря — следствие грубых нарушений пользователем памятникоохранного законодательства. Это засвидетельствовал акт обследование комплекса от 25 июня 2001 года.
Во время осмотра монастыря тогда впервые были зафиксированы признаки неудовлетворительного состояния сооружений. По мнению специалистов, причина этого — плохое гидрогеологическое состояние подземного хозяйства монастыря. Между тем монастырское руководство игнорировало советы реставраторов. Вот хронология его действий.
1991 год. Разрушена уникальная восточная стена в только что отреставрированном памятнике XV—XVІ веков — трапезной, которая превращается в церковь. Тогда же к расчищенной от малоценной застройки западной куртины южной оборонительной стены пристраивается коровник и плотно застраивается гаражами так называемый хозяйственный двор.
1993 год. Без уведомления проектировщика и согласования проекта (если такой был), под предлогом прокладки локальных инженерных сетей с применением бульдозеров разрыт весь монастырский двор. При этом уничтожен культурный слой и в некоторых местах тяжелой техникой провалены древние пещеры.
1995 год. Без научного и инженерное обоснования осуществлена масштабная надстройка памятника XV—XVІ веков — Успенской церкви. При этом не учтены ни геологические условия, ни наработка «Укрпроектреставрации». Над церковью появляется ничем не оправданный камуфляж — пять массивных каменных куполов. Без учета инженерных рекомендаций института проводится ремонт подпорной стенки, которая окончательно перестает выполнять свои специальные функции.
1999 год. Без согласования с генпроектировщиком в юго-западном углу монастырского двора строится чужеродный по архитектуре хозяйственный корпус. При этом демонтируется значительная часть боевого хода на западной стене и сносится часть древней южной куртины. На нижнем северо-западном участке склона плато устраивают искусственный пруд, что не могло не повлиять на гидрологический режим всего плато.
2000 год. Весь монастырский двор мостят искусственным камнем, что противоречит исторической действительности и прибавляет проблем с отводом дождевой воды.
2001 год. По собственному усмотрению, без выяснения причин обрушения части подземных ходов под фундаментами Успенской церкви, без привлечения профессиональных гидрогеологов, спелеологов и археологов делается попытка укрепить эти подземные ходы кирпичным туннелем. В отличие от предков, которые для этого брали крепкий пережженный кирпич, использовался обычный красный, запас прочности которого в условиях влажности ограничен.
В составленном восемь лет назад отчете отмечалось: для выявление ситуаций, сложившихся в результате спекулятивно-потребительского отношения к памятникам Зимненского Святогорского монастыря, необходимо провести тщательные гидрогеологические исследования и разработать проект ликвидации аварийного состояния подземного хозяйства и сооружений комплекса. Рекомендовалось также демонтировать искусственный «архитектурный камуфляж». Отдельный пункт: «Необходимо провести археологическое и спелеологическое обследование пещер монастыря, большинство которых — тысячелетней давности. Если все это в угоду сегодняшней конъюнктуре будет проигнорировано, рискуем окончательно утратить один из ярчайших памятников украинской национальной культуры» — подытоживалось в отчете.
Барьер на церковном полу
То и произошло, чего боялись специалисты, — разрушение продолжалось.
Наконец, страх за будущее монастыря пронял и монахинь. Теперь уже игуменья Стефана 26 мая 2009 года обратилась в облгосадминистрацию с просьбой провести укрепительные работы склона плато. 22 июня прибывшая комиссия во главе с первым заместителем председателя Госслужбы по вопросам национального культурного наследия Яковом Дигтярем, директором «УкрНИИпроектреставрации» Анатолием Антонюком, главным архитектором проектов этого института Евгением Осадчим, ответственными работниками ОГА и управления МЧС в Волынской области.
Рассказывает член комиссии, заместитель начальника управления градостроительства и архитектуры Волынской ОГА Николай Томчук:
— Склон плато, на котором построены Троицкая и Успенская церкви, начал оседать. В двух местах намечается обрушение грунта. В Успенской церкви прогрессирует еще с 2001 года трещина — на полу уже есть перепад в 1,5—2 сантиметра. В церкви есть три навы. Крайняя от склона проседает. Это, наверное, связано с подмывом грунтов под храмом. Там имеется сеть пещер, отдельные из них когда-то отводили воду. Сейчас, скорее всего, нарушен гидрологический режим и воды проникают у пещеры.
Комиссия заметила, что Успенский храм должен был быть восстановлен в готическом стиле, но религиозная община это не приняла во внимание. В то же время над храмом возведено пять куполов, а это дополнительная нагрузка на фундамент. Не исследованы, как предполагалось, и пещеры монастыря. Поэтому комиссия считает необходимым сканировать территорию георадаром, установить контроль за развитием трещин в храмах и за несущими конструкциями колонн, определив не отклоняются ли они от вертикали.
Николай Томчук продолжает:
— Когда-то монастырский двор был земляным, и грунт не допускал просачивания воды в пещеры. Мощение территории искусственным камнем повлияло на водосток, уменьшило испарение, земля перестала «дышать». Кроме того, под мостовой проложены коммуникации в коробах, где также собирается вода, которая может течь под фундаменты монастырских зданий.
Успенская церковь — пятикупольная, а раньше была с четырьмя куполами. Потом два сняли. Вероятно, уже тогда она ощущала лишнюю нагрузку. И в ХІХ веке церковь укрепили. Как раз северную стену, над склоном плато, подперли. Потом были сняты еще два купола, заменены на легкие конструкции.
Но с самого начала специалисты «УкрНИИпроектреконструкции» предлагали восстановить ее в первозданном виде, а она строилась в готическом, без куполов. Крыша церкви должна была быть островерхой и накрыта гонтой.
— И это был самый разумный вариант, который в монастыре отвергли в 1991 году, — приобщается к разговору заместитель начальника управления культуры и туризма ОГА Василий Ворон. — Важно, чтобы никто не подвергал сомнению авторитет института, опыт его специалистов. Потому как организация, предложившая свой проект укрепления склона, не имеет лицензии на работы с памятниками архитектуры. Кому и для чего это нужно? Хотят дешевизны? Получат вариант, который снова вылезет боком.
— А приняла ли комиссию игуменья Стефана?
— С ней разговаривали трое наших руководителей, другие ждали во дворе. Я даже не хочу на эту тему говорить. Закон об охране культурного наследия четко регулирует процессы, связанные с подобного рода пользователями. Они просто должны за свой счет ликвидировать те потери, которые было причины памятнику.
— К сожалению, в монастыре и нынче не прислушиваются к советам специалистов, — замечает Николай Томчук. — Сегодня проводят на Успенской церкви отделочные работы, штукатурят фасады. Там были трещины, которые пошли по штукатурке. Несомненно, храм должен иметь красивый вид. Но, к сожалению, они используют полистирол. А он негативно влияет на стены, они перестают «дышать».
— Проблем с памятниками у нас с каждым днем становится все больше, — констатирует Василий Ворон. — А средств, которые бы позволяли нам поддержать приличный уровень ремонтно-реставрационных работ, уже два года нет. За семнадцать лет независимости только с 2005-го по 2007-й мы в среднем в год получали по четыре миллиона гривен. И смогли из госбюджета привлечь на памятники 14 миллионов. И это все. Неизвестно, когда так будет снова. Беспокоит и то, что некому следить за сохранением архитектурно-исторических шедевров. Специально уполномоченные органы в райгосадминистрациях не созданы. При облгосадминистрации должно было бы работать управление по охране культурного наследия из одиннадцати человек, а есть всего трое, которые разрываются между всеми этими хлопотами. Должна, наконец, быть принципиальная позиция «УкрНИИпроектреставрации» в отношении Успенского собора. Оставлять на нем купола или демонтировать? Над сооружением, которое, судя из наблюдений, не стоит на месте, навешено 60 тонн. Это ужасно! Это дамоклов меч!
— Аварийное состояние зафиксировано комиссией, но в любой момент может случиться непредвиденное. Лучше предупредить аварию, — добавляет Николай Томчук. — Учитывая обстоятельства, руководство УПЦ и прежде всего Зимненского монастыря, должно прислушаться. Предложение комиссии следующее: «Установить инструментальные наблюдения за деформациями внутри и на окружающей территории (в частности, провести промеры вертикальности колонн и стен собора, деформации пола, характерных трещин и сдвига грунта в сторону нижней террасы). На время проведения работ ограничить пребывание людей внутри церкви».
Надеемся, что и государство не будет в стороне от проблем монастыря. И еще не одно столетие он гордо будет стоять на Святой Горе над Лугой.
Волынская область.
На снимке: главный храм Зимненского монастыря — Успенский больше всего пострадал от природных условий и человеческой легкомысленности.
Фото автора.