Добытый в Крыму газ в пять раз дешевле российского, но государство вместо развития добычи продолжает закупать топливо у северной соседки, не предоставля никаких преференций собственным нефтегазовикам
Специалисты «Черноморнефтегаза» уже устали выражать обеспокоенность состоянием дел в отечественной нефтегазодобывающей отрасли. В последние годы государство очень часто усложняло жизнь единственного предприятия страны, работающего на шельфе Черного и Азовского морей, хотя выгода от его деятельности очевидна.
Причем бездеятельность в судьбоносном для Украины деле увеличения собственной добычи голубого топлива и укрепления позиций отечественных нефтегазодобывающих предприятий, равнодушие высших материковых и полуостровных чиновников к крымским добытчикам нефти и газа сопровождается их же неутомимыми патриотическими декларациями об острой необходимости повышения уровня энергобезопасности государства.
Всем понятно, что укрепить удельный энергобаланс можно, только начав масштабное освоение углеводородных ресурсов нашего сектора Черного и Азовского морей, которые составляют 2,3 триллиона кубометров в газовом эквиваленте, считают собственные и зарубежные специалисты. По их оценке, в целом на территории Украины можно качать до 30 млрд. куб. м голубого топлива в год едва не столетие.
Расчеты доказывают, что за относительно короткий срок — ближайшие десять лет — здесь можно открыть полтора десятка новых богатых месторождений и довести годовой объем добычи голубого топлива до 10 миллиардов куб. м, а нефти и конденсата — до 5 млн. тонн. Разумеется, вложив многомиллиардные инвестиции в глубинную шельфовую нефтегазовую добычу, ведь технология освоения морских месторождений намного сложнее аналогичных работ на суше.
Вся надежда сегодня на как можно скорейшее обустройство двух месторождений: Одесского газового и Субботинского нефтяного. Запасы первого уже через два года могут удвоить добычу крымского газа. Но для этого необходимо вложить 700 млн. гривен. Для введения в эксплуатацию первого украинского месторождения нефти на шельфе Черного моря нужно 100 млн. гривен.
Есть информация что в бюджете как раз на обустройство Субботинского месторождения все же найдутся деньги, и первая нефть пойдет уже в этом году.
Параметры падения
Сегодня компания добывает углеводороды на девяти месторождениях: Голицинском, Штормовом, Архангельском — на шельфе Черного моря; Стрелковом, Восточно-Казантипском и Северо-Булганакском — в Азовском море; Джанкойском, Задорненском Семеновском нефтяном — на Крымском полуострове. А также на трех небольших месторождениях на суше. Почти все они исчерпываются, так как разведаны были еще в 80—90 годах прошлого века. Нынче по результатам геологоразведочных работ последних пяти лет с введением Восточно-Казантипского и Северно-Булганакского месторождений нефтегазовики практически не наращивают, а преимущественно удерживают существующий уровень добычи. Это немногим более 1 млрд. 200 млн. тонн., тогда как еще до недавнего времени было полтора миллиарда.
В минувшем году благодаря введению в эксплуатацию новых скважин увеличилась добыча на газоконденсатном месторождении Штормовое. Кроме него, на всех других месторождениях добыча падает. Запасы исчерпываются, а искать новые геологи просто не имеют возможности. Ежегодные объемы бурения весьма низкие из-за регулярного недостатка бюджетных и собственных денег и отсутствия подготовленных надежных перспективных объектов для начала там поискового бурения. На отечественную геологоразведку шельфа надежды тоже мало. Осваивать месторождения на значительных глубинах «Черноморнефтегаз» еще не способен. В Украине до сих пор нет ни технологий, ни соответствующего оборудования, ни опыта работы в таких параметрах. Нужны солидные и надежные партнеры и инвесторы.
Камни преткновения на пути к энергоросту
Нынешняя ситуация загоняет «Черноморнефтегаз» в тупик бесперспективности. Ведь хотя рынка своего природного газа в Украине фактически нет, коллективу добытчиков отечественных углеводородов еще и диктуют, кому и за какую цену продать их товар. При том, что крымским нефтегазовикам приходится покупать все материально-технические ресурсы по рыночным ценам, которые постоянно растут, как и себестоимость добычи газа.
Несмотря на это, еще и цена реализации голубого топлива для «Черноморнефтегаза» из года в год чувствительно уменьшается, так как предприятие заставили весь добытый газ продавать населению по самым низким ценам, и уже не первый год. О каких финансово-экономических результатах можно говорить, если рентабельность их основной продукции дает минимальную прибыль.
Где же взять средства на геологическую разведку и разработку новых скважин, если расходы предприятия неуклонно растут, а реальные прибыли стремительно падают. Уже сейчас того, что зарабатывают, не всегда хватает на обеспечение текущей деятельности. Хотя к социальной защите каждого здесь отношение самое внимательное, а кризис — не помеха социальным проектам. Но для привлечения средств в освоение новых перспективных площадей и месторождений необходимо и инвесторам, и партнерам доказать собственную экономическую способность и желание, но сделать это нынче невозможно.
Получается так, что государство, как говорится, рубит ветку на которой сидит, а к перспективе разработки и добычи отечественного стратегического нефтегазового продукта относится «как собака на сене». И Киев, и Симферополь усматривают в «Черноморнефтегазе» только некую «дойную корову». Хотя как раз без мощной поддержки государства отечественные нефтегазодобывающие предприятия не смогут развиться и внести свой вклад в повышение уровня национальной энергобезопасности.
Между тем парадоксы множатся изо дня в день. Пока «Черноморнефтегаз» готовится обустраивать Одесское месторождение, появляется указ Президента, относящий территорию Черного моря, на которой оно находится, к заповеднику. А Минобороны не подписывает разрешение на бурение еще на одном месторождении, так как по соседству расположен полигон Чауда. И так каждое ведомство тянет одеяло на себя. Мешает ритмической плановой работе и ежегодное изменение правил игры. Каждое новое правительство, или даже чиновник, наводит свои порядки в оформлении специальных разрешений, пытается изменить сложившиеся и приемлемые правила игры.
Еще и на черноморском направлении украинско-российского дипломатического фронта годами продолжаются позиционные бои без зримого результата для нашей стороны отстоять морскую границу в Азовском и Черном морях, ибо россияне, зная, что именно здесь есть значительные запасы углеводородов, предпочитают видеть эти воды в совместном пользовании. Поэтому пытаются сделать эти братские и соседские переговоры вечными.
Труба не резиновая
А тут еще и местные власть имущие автономии упорно игнорируют весьма тяжелое состояние совершенно устаревших газораспределительных станций. Газотранспортная система Крыма по количеству потребителей за последнюю пятилетку выросла на четверть. На Южнобережье бурными темпами шло строительство дворцов и имений, пансионатов и гостиниц... А денег на реконструкцию самой системы фактически не выделялось. И сегодня при любом снижении давления газа со стороны материка «Черноморнефтегаз» уже не может подать нужное потребителям количество голубого топлива. Поэтому остро назрела необходимость завершения строительства газопровода Севастополь—Форос—Ялта, чтобы осуществить закольцовку и стабилизировать давление. Крымское руководство настоятельно требует у «Черноморнефтегаза» обеспечения голубым топливом все большего количества потребителей, а средств на это не дает. Местные же высокие чины, картинно позируя возле каждого нового газового факела, в то же время считают, что это не их забота, когда новые и старые трубы оказываются пустыми у все большего количества крымчан.
Наконец, уже пришло время, когда газовики будут вынуждены просто отказывать в подключении новым потребителям во всех уголках полуострова. Учащаются случаи, когда в микрорайонах малейшее понижение давления сразу ощущают на себе больницы, школы, частный сектор. Если чиновники не созреют до того, что труба не способна пропустить больше, чем может, произойдет беда. В какой-нибудь день «Черноморнефтегаз» уже не сможет даже аврально предоставить услуги массе замерзших людей. Эти объекты надо реконструировать, но сил только автономии и одного «Черноморнефтегаза» не хватит: такие значительные средства можно найти только в бюджете государства или «Нефтегаза Украины».
Парализованный порт
В Черноморске у нефтегазодобытчиков есть великолепно обустроенный порт, предназначенный для базирования судов, обслуживания морских стационарных платформ и плавучих буровых установок. Здесь можно осуществлять перевалку и хранить экспортно-импортные грузы, выполнять в комфортных условиях судоремонтные работы. Но четыре года назад Киев решил совсем по-новому упорядочить деятельность портов, в результате чего этот образцовый порт стал всего лишь базой бурения и обустройства «Черноморнефтегаза». Нынче он не является даже юридическим лицом, а только структурным подразделением газонефтяников. И основным камнем преткновения в их отношениях с Минтрансом является то, что этот порт уже не попадает под его курирование. Он давно перестал отвечать требованиям Кодекса к морским торговым портам страны. Если бы вернуть отобранный зачем то статус специализированного порта, «Черноморнефтегаз» мог бы самостоятельно зарабатывать немалые средства для собственных нужд: разведки и обустройства новых месторождений, то есть общегосударственного дела приближения к энергобезопасности.
Невыполненные обещания
А где обещанное нашими машиностроителями промышленное производство тяжелой буровой техники грузоподъемностью 600 тонн для скоростного прохождения скважин при добыче нефти и газа с глубины восемь километров, разведки — до десяти на суше и на море?
Остается открытым и судьбоносный для нашей энергобезопасности вопрос, когда же появятся инвестиции на разработку новых месторождений на глубинах, где «Черноморнефтегаз» еще работать не может.
Единственный тендер, который проводила Украина на получение лицензии на отработку перспективного участка, закончился скандалом.
Между тем, когда уменьшается, вместо того, чтобы интенсивно расти, собственная добыча углеводородов и дальше тасуются партнеры, обсуждаются технологии, подсчитываются суммы вложений, множатся пачки официальной макулатуры, завалов на пути к энергобезопасности не становится меньше.
Возможно, даже в такой напряженной ситуации газовых состязаний и борьбы за энергоносные шельфы кому-то наверху спокойнее и комфортнее просто «сидеть на газовой трубе», получая дивиденды уже нынче, а не в перспективе?
И почему иностранные инвесторы никак не приживаются на украинском шельфе? Ведь судьба грандиозного проекта освоения шельфа Черного и Азовского морей зависит как раз от результатов тендеров иностранных инвестиций.
А кто ответит за годы простоя стратегически важных для Украины месторождений и, соответственно, утраченные миллиарды кубометров отечественного газа, который приходится заменять все дорожающим импортным?
Исправить ситуацию могли бы только два месторождения — Одесское и Субботинское, эксплуатация которых позволила бы в разы увеличить добычу собственной нефти.
Это и стало бы первым адекватным ответом на все внешнеполитические вызовы. Более чем 3,5-тысячный коллектив профессионалов «Черноморнафтегаза» предлагает Украине энергетическую независимость.
 
Крым.
Фото автора.