І. Полтавская битва: малоизвестные подробности
Историографические стереотипы об участии незначительного войска И. Мазепы в кампании 1708—1709 гг. преимущественно порождены господствующей после Полтавской победы модой на прославление Петра І и умаление его противников. Выступление гетмана и мазепинцев за свободу Украины хронисты царя подавали как измену, которую не поддержал украинский народ. Фактически так была растиражирована версия Петра І и его царедворцев, хотевших верить, что их предал лишь одиночка.
Нейтрализация гетманского войска
Русское командование приняло соответствующие меры, чтобы только из Гетманщины сразу после взятия Батурина были присланы челобитные аборигенов «о верности». Принимать их во внимание сегодня как проявление воли населения — было бы большой натяжкой, поскольку подобные документы скорее являются подтверждением политики страха, насаждавшейся в Гетманщине московскими власть имущими.
В то же время многие источники того времени дают основание по-новому взглянуть на события 1708—1709 гг. на территории Украины.
По Коломакским статьями 1687 г. в казацком реестре гетмана И. Мазепы должно было насчитываться 30 тысяч казаков. Кроме того, гетман имел в своем распоряжении 10 охотницких полков, насчитывавших до 6000 сердюков и компанейцев. Официально под его руководством была и Запорожская Сечь (7000—8000 запорожцев). Таким образом, общий военный контингент Гетманщины составлял до 44 тысяч душ.
К сожалению, еще до заключения шведско-украинского союза 8 городовых полков из 11 были по приказам Петра І выведены в Польшу, Белоруссию, Прибалтику, на Дон. Именно это (и отсутствие по той же причине нескольких охотницких полков) вызвало нерешительность Мазепы, когда старшина требовала от него немедленного объединения с войском Карла ХІІ.
Русское командование во время разворачивания восстания мазепинцев приняло меры для нейтрализации украинских полков, которые были в подчинении их армии. Известно, что Стародубский полк отправили в Быхов для охраны крепости. На просьбу И. Скоропадского возвратить полк домой, Меншиков 25 января 1709 г. отвечал: «Ради лутчей той фортецыи обороны, не быть им там нельзя». Из письма Т. Стрешнева царю от 12 января 1709 г. узнаем, что большой контингент казаков тоже выведен из Гетманщины: «А ныне писал ис Киева господин Голицын, что от него наряжено в Азов и в Троецкий (...) в нынешную зиму четыре тысячи пятьсот человек из украинцов».
Полковника Гадячского полка Степана Трощинского арестовали 30 ноября 1708 г. Похоже, подобная судьба была и у киевского полковника Федора Коровченко, о котором после восстания мазепинцев не имеем никаких сведений.
В Батурине 2 ноября 1708 г. при героической обороне погибли полностью Лубенский, Миргородский, частично Прилукский полки, 4 сердюцких полка, до 300 казаков Нежинского полка (Батуринская сотня).
Несмотря на запугивания и жестокую расправу над мазепинцами, весной к гетману по его призыву прибывали казацкие сотни. Главный костяк мазепинцев составил Полтавский полк, который, как писал К. Ренне 25 марта 1709 г., «заплутовал и пристал к запорожцам». Кроме них, отмечал этот генерал, «также и тамошние мужики все отложились и уже давно нам неприятели». Еще 17 января 1709 г. в Полтаву прибыл новоназначенный комендант гарнизона А. Келин с пятью батальонами пехоты. Из записок современника, Петра Крекшина (1684—1763), который детально изучал архивы Петра І и Меншикова, узнаем, что «полтавский полковник королю и в Запорожье писал, чтоб шли для взятья Полтавы, и в сем немедленно произведено следствие, по которому оный полковник в сей измене явился». Из письма коменданта А. Келина видим, что «из бунтовщиков Полтавского полку, согласившихся с запорожцами о содержании стороны короля шведскаго, взят полковник Левенц, и сердюков 7». Этот эпизод подтверждает в своих мемуарах и шведский генерал А. Гилленкрок: «Подполковник Зильфергельм вел переговоры с казацким полковником Левеным (Левенцем. — Авт.), находившимся с русскими в Полтаве. Этот полковник хотел доставить нам случай напасть врасполох на Полтаву. Но переговоры не имели успеха. Неприятель, узнав про это, арестовал и выпроводил из города казацкого полковника». Все же из Полтавы бежали к мазепинцам Герцики, полковой обозный Дорош Дмитриевич с сыном Леонтием, полковой судья Иван Красноперич. Их полковник фактически находился под арестом в Харькове, куда, как писал Меншиков царю 26 апреля, еще раньше «жена и дети его привезены». Из сообщений первой половины 1709 г. видна драма мазепинского сторонника, который, вопреки желанию, вынужден был подчиняться силе московского войска, тайно поддерживать мазепинцев и изображать верность царю.
И. Левенца то арестовывали, то оставляли под надзором. Московскому руководству было невыгодно в декабре 1708 г. — первой половине 1709 г. его репрессировать, поскольку царь для уменьшения сопротивления на Левобережной Украине желал видеть в Гетманщине среди руководящей верхушки больше союзников, чем врагов. Тем и обусловлено снисходительное отношение к полтавскому полковнику.
А полковник Павлов от 17 июня писал, что с мазепинцами пошли «сенжаровские де жителей многое число и сотник».
Рост рядов повстанцев
Кроме полтавцев, к восстанию явно пристали гадячские казаки. Их полковник С. Трощинский перед своим арестом «полк свой в Киев не привел, а сказал: полк ево пошол иным трактом».
В апреле к мазепинцам присоединились до 7600 запорожцев (как считал Д. Яворницкий, у кошевого К. Гордиенко было 38 куреней по 300, 200, 150 казаков, что в среднем и дает такую цифру).
Шведский перебежчик Леон Ивашкеевич (родом из Литвы. — Авт.) свидетельствовал 17 июня 1709 г. на допросе, что «в Жуках стоит Мазепа, а при нем войско, которое вчерашнего дня выходило, конницы тысячи с 4, пехоты 8 полков, а при них 2 пушки». Имеем при этом достоверный источник об общем составе защитников Гетманщины.
Английский посол в Москве Чарльз Витворт 4 мая 1709 г. писал в Лондон: «Подполковник и другие офицеры, захваченные в плен в этой битве, показали, что король шведский по прежнему занимает квартиру в Будище, войска же свои расположил так, чтобы блокировать русский отряд, стоящий в Полтаве. Они в шведской армии все еще насчитывают до 28.000 человек со включением больных; ... говорят, будто весной король ожидает около 20.000 рекрут из Курляндии, частью под начальством генерал-майора Скита, частью же под командой генерал-майора Крассау. Казаков, перешедших на сторону короля шведскаго, они насчитывают до 15.000».
Эта цифра не завышена. Ведь составитель многотомных документальных «Деяний Петра Великого» И. Голиков оценивает количество «изменников» перед Полтавским боем более чем в 20000 душ. Эта цифра тоже имеет право на существование. Ведь сообщения русских высокопоставленных лиц показывают, что поддерживали шведско-украинский союз на Правобережье Чигиринский, Брацлавский, Могилевский полки. Для их «нейтрализации» тоже были направлены значительные силы русской армии.
Потери мазепинцев
Для подсчета количества участников восстания — мазепинцев важна и статистика потерь участников борьбы за свободу Украины на протяжении кампании конца 1708—1709 гг. В Батурине погибло их до 14 тысяч, в Переволочне — 3000. Также русскими войсками были сожжены в основном с казаками и жителями Маячка, Нехворощ, Келеберда, Старый Кодак, Новый Кодак, Старые Санжары и Новые Санжары. Практически еженедельно гибли в боевых схватках по 200—300 запорожцев, казаков в течение января—июня 1709 г. А. Меншиков в письме И. Скоропадскому от 8 марта 1709 г. сообщил, что «с 200 человек компанейцев на месте положили и многих в полон, также и обозы их побрали». 9 марта русские атаковали два пехотных полка Мазепы и нанесли им большие потери, захватив 14 пленных. При захвате Новых Санжар были убиты 60 казаков и 12 взяты в плен. «Один из русских отрядов, повстречав полторы тысячи казаков (информировал Витворт 4 мая свое правительство) перебил или перехватал большинство их, а забранный в плен начальник казаков немедленно четвертован на месте». 14 мая взятие Чертомлынской Сечи завершилось расправой над около 300 защитниками (половину казнили сразу, а другую для устрашения городков — позже). Немало запорожцев погибли 2 июня за речкой Татаркой, 200 пленных были казнены. Во время битвы запорожцев под Царичанкой они потеряли 30 человек. До 1000 казаков погибли при осаде Полтавы. 250 чугуевских казаков (слободские полки не были в составе Гетманщины. — Авт.), например, осуществили нападение на запорожский отряд и убили 150 запорожцев. Как видим, потери повстанцев были очень значительны. По подсчетами современника и хрониста Петра І Петра Крекшина, на протяжении ноября 1708 — июля 1709 годов в Украине «изменников до тридцати тысяч порублено».
Но их ряды росли при подготовке к решающему бою.
Важна еще одна цифра, приведенная Витвортом 6 июля в информации о Полтавской битве: «Со стороны шведов в деле было около 30.000 человек, в том числе 19.000 регулярного войска, остальное — казаки». Отметим, что речь идет только о тех мазепинцах, которые стояли непосредственно вблизи от шведов. Но ведь подразделения казаков также обеспечивали блокаду Полтавы, охрану обоза и мест квартирования союзнических войск.
Таким образом, если сложить потери повстанцев и количество их в Полтавском бою, то получится, что гетмана Мазепу активно поддержали до 40 000 украинцев.
Чернигов.
На снимках Й. Г. Ведекинд, портрет Карла ХІІ; изображение И. Мазепы из летописи С. Величко.
Фото из архива автора.