Время, о котором говорят, что оно придет, придет обязательно, и даже раньше, чем ожидают.

В отличие от банков других держав, которые, в связи с гиперкризисом, а значит, гиперинфляцией, начали выпускать все более и более крупные купюры, так что едва успевают дописывать нули, наш Банк, невзирая на всеобщую панику, решил начать выпускать полукопеечные монеты. Нечто вроде когдашней полушки. Правда, стоившей в свое время больше нынешней гривни.

Поскольку там, в Америке, никак не могут этого понять, а значит, взять такое в свой толк, объясняем: во-первых, если мы выпускаем деньги меньшие, чем они у нас до этого были, значит, нет у нас вашего кризиса с крикищем, а только дальнейший рост благосостояния. И не только благосостояния, но и порядочности. Потому что в Америке при дележе продукта на граммы неправильно разделят доллар на центы и, таким образом, обсчитают покупателя на целый цент, у нас теперь — разве что на полкопейки. А это значит, что порядочность при обслуживании и подсчете у нас в два раза большая. В сравнении с той, что в Америке.

Однако не только Банк проявил инициативу и претворил ее в действительность, Министерство торговли тоже проявило инициативу и претворило ее в действительность: оно решило выпустить гири весом в полграмма. Поэтому если в Америке все еще отвешивают продукт и товар с точностью до грамма, у нас теперь — с точностью до полграмма! Так что свою порядочность, честность и добросовестность мы еще раз удвоили и привели к соотношению 1:4, Америки — к нашим.

Но не только о мере веса позаботилось Министерство торговли, оно позаботилось и о мере меры: теперь все линейки (аршины), рулетки и другие подручные меры длины будут разделены на полумиллиметровые деления! Чтобы, опять, не только там знали, что мы честнее всех.

Кстати, еще о нашей полукопейке. В отличие от центовых монет, из красной меди и сплошных, наша полукопейка будет не сплошной, а с дырочкой (зачем? Скажем раньше, чем закончим сказку), и изготовлена она будет из девятисотпробного серебра, весом как царский рубль в двадцать грамм, или восемнадцать грамм чистого серебра.

Поскольку стоимость такой монеты не совпадает с ее номиналом, как номинала — со стоимостью, стоить будет она не половину копейки, не полгривны и даже не сто, дырочка необходима ей для шнурка или цепочки, чтобы носить на самом видном месте, то есть на шее, поверх верхней одежды. Чтобы каждый, кто видит, знал: это особа самая честная, порядочная и добросовестная. А если висит не одна монета, а две, пять, девять — соответственно. С точностью до полукопейки. Как будет написано на самой монете.

И последнее. Национальный банк раздает их только своим: чтобы знать своих, а свои — своих в Банке. Как это было до сих пор с другими серебряными монетами, и то же золотыми. Правда, все они были без дырочки. Потому что: если имеется Дыра, зачем дырочка?