Бином Пространства—Времени

Сказка

Пространство отличается от Времени еще и тем, что Пространство измеряется, а Время отмеряется.

Имеющиеся в одном месте некоторые трудности не только с деньгами (не с деньгами, а без них), но и составлением бюджета без них (без денег, а не трудностей) породили столько разных предложений по борьбе с трудностями и примирению с отсутствием денег (с отсутствующими деньгами), что даже статей в бюджете, вместе с дырами в нем, и тех меньше.

И это — хорошо! Не наличие дыр в бюджете, а столько предложений. Потому что когда предложений так много, хоть одно среди них может оказаться тем, которое называется толковым. Что значит — здравым и разумным. И даже очень. Каковым и оказалось то, о котором речь дальше.

Ибо предложение это, во-первых, увеличивало поступления в бюджет, а во-вторых — увеличивало их не как-нибудь, лишь бы, а в несколько раз и сразу! Предложение состояло в следующем.

Как известно, все меняется и нет ничего постоянного — изменяется длина суток и длина года, расстояние до Луны и расстояние до Солнца..., а значит, даже время и расстояние не остаются неизменными — они постоянно изменяются, изменяются и изменяются...

А вот метр и час, как их составляющие, они почему-то остаются неизменными! Хотя пора уже уменьшить и их тоже. Более того, необходимо уменьшить обоих — и метр, и час!

Конечно, столь гениальная мысль может показаться некоторым недостаточно умной, не говоря уж о кажущейся ее странности и о том, что казаться может все! И не только Гоголю.

Ибо как можно изменить серебро и золото в их пробе, так можно изменить Пространство и Время в их протяженности одного и длительности другого: только и того, что нужно (следует) сделать их меньше! Единицы их измерения и отсчета. Например, наполовину. Для чего достаточно всего лишь объявить (разумеется, на законном основании, и, следовательно, на законодательном уровне), что отныне метр имеет в два раза меньшую протяженность, а час — в два раза меньшую длительность!

Но не так, что теперь метр будет иметь пятьдесят сантиметров, а час — тридцать минут. Отнюдь нет: сантиметр и минуту тоже следует уменьшить наполовину! То же — миллиметры и секунды. В результате каждые сутки будут иметь сорок восемь часов вместо двадцати четырех, а протяженность земного экватора станет равна восьмидесяти тысячам километров вместо сорока. Также станет больше и квадратных километров земной поверхности. Причем не в два раза, а в четыре!

Таким образом, телефонные и подобные им конторы обретут доходы в два раза большие, как и те, кто предоставляет самих себя (свою площадь) в аренду или в наем, обретут доходы большие в четыре раза! А значит, и бюджет тоже будет иметь поступления денежные в три раза большие.

И если случится вдруг, что бюджет окажется снова без денег (хотя случается такое не вдруг, а намного раньше), ничего страшного — протяженность можно протянуть еще дальше, а длительность удлинить еще раз! И, таким образом, сделать сутки 96-часовыми, а экватор — 160-тысячекилометровым!

И, опять-таки, еще раз — ничего страшного: народ привыкнет ко всем этим (таким страшным) цифрам так же скоро, как привык в свое время к стотысячным купюрам карбованцев вместо одного рубля! Тем более, что держать нули в голове легче, чем единицы (рубли) в кармане.

Впрочем, как мы небезосновательно полагаем, даже при таком поступлении такого множества денег наш бюджет останется все таким же пустым, как любой бассейн в задачах по арифметике — сухим! В который сколько воды вливается через одну трубу, столько же выливается через другую...

Мирослав МИЛОРАДОВИЧ.

Фото Анастасии СИРОТКИНОЙ.

 Тарантачка — таранившаяся машина.

 Сколько бедным гаишникам достается от народа, трудно подсчитать.

 Памятка водителю: бугор не знак, бугор — гаишник.

 Противноугонное устройство.

 Если гаишник за нарушение остановил машину, представился и отдал честь, дать ему на лапу — дело чести.

 Тормозной путь — отрезок времени, за который доходит мысль.

 Гаишник остановил иномарку. Из нее вышел братан. Гаишник преставился.

 Левая полоса — полоса в жизни, когда водятся левые деньги.

 Если за рулем пить не принято, то можно пить пока не принято.

 Движение — это жизнь, а передвижение — повышение по службе.

 Если ваш автомобиль — сто лошадиных сил, можно смело возить кобыл.

Виктор ИГНАТЕНКО.

Прилуки,

Черниговская область.

 Чувство долга — это умение мужественно нести свой крест. Обычно на Голгофу.

 Нормальный человек — потенциальный коллаборационист, считающий себя патриотом.

Владимир ГОЛОБОРОДЬКО.