Казак Мамай — потомок Чингисхана?

Мой земляк-искусствовед Станислав Бушак, родом из села Лесок Менского района, в 1998 году опубликовал разведку о народных картинах «казаки-мамаи». Они сегодня украшают картинные галереи, музеи. Казак изображен там в шароварах, с бандурой, оселедцем на голове, ноги его скрещены по-восточному.

Почему эти картины полюбили украинские семьи? Быть может, потому что там изображен их казацкий рыцарский дух, минувшая слава? Как бы ни было, простые люди интуитивно ощущали в этом образе что-то свое, близкое. А поэтому и место Мамаю отводили рядом с иконами. Особенно они были распространены на территории Сиверщины и немного южнее.

Вообще, это не такая уж и случайность. Ведь в 1380-х на юге практически незаселенной Черниговщины поселились мамаевцы, остатки бывших половцев, нанявшиеся на пограничную службу в Великое Литовское княжество.

Сколько их было — 5000, 10000? Неизвестно. Но если сегодня вглядеться в лица многих черниговцев — поймешь, что они родом из того, мамаевского, поселения. Гены кочевников, вопреки ассимилятивным влияниям, до сих пор напоминают о себе восточным типом лица у жителей Придесенья. Даже лицо Станислава Бушака тому доказательство. Да и фамилия тюркского происхождения. Не голос ли предков позвал его к перу?

По следам хана Мамая

Мамай — заметный деятель Золотой Орды. Это военный предводитель незнатного происхождения, выдвинувшийся сначала в наместники Крыма. Со временем, после бракосочетания с царевной из рода Чинзгидов и смерти тестя, хана Бердыбека, фактически стал правителем большой части золотоординской империи, раскинувшейся к западу от Волги. В борьбе за власть опирался на крымчан, кочевников Причерноморья, Приазовья, Левобережного Приднепровья, откуда он, очевидно, был родом. Как отмечает исследователь Леонид Багацкий, его резиденция — Замык в низовье Днепра. Московская «Книга большому Чертежу» 1627 г. указывала, что в устье Московки, которая впадает в Днепр, есть «городок Мамаев Сарай. А ниже Мамаева Сарая 50 верст на Днепре — Усламовы городки».

Инженер-подпоручик, князь Семен Мышецкий в 1736—1740 годах записал от старых запорожцев об упомянутой резиденции:

«На оной же Конской реке у самаго Днепра имелся издревле городъ, называемой Замыкъ, где была прежнихъ татарскихъ владельцовъ столица, и во ономъ городе имелось 700 мечетей».

От него остались руины, подтверждающие наличие множества каменных сооружений: в городе была мостовая, оборонительные башни и стены.

Мамай — талантливый воин, он применял тактику быстрого нападения, неожиданной передислокации войск. Его походы нанесли поражение Рязанскому (1373, 1378) и Нижнегородскому княжествам (1378). Мамай не раз вступал в союзы с Литвой. Куликовскую битву 1380 года с войском московского князя Дмитрия он проиграл из-за задержки литовской помощи. После этого Мамая в 1381 году в Кафе (Феодосия) убили генуэзцы.

Его сын Мансур-Кият, опасаясь репрессий нового хана, отошел к отцовскому союзнику великого литовского князя. Получил в управление Глинск (Роменский район Сумской области). Рядом с мамаевцами еще раньше расположилась лагерем «тьма» Яголдая Сарайовича — в верховьях Псла, Сейма, Оскола и Северского Донца (Русина Е. Сиверская земля в составе Великого княжества Литовского. — К., 1998. — С. 87).

В родословных записях князей Глинских, найденных историком Александром Шенниковым, сказано: «И после Донскаго побоища Мамаев сын Мансур-Кият (Маркисуат) Князь зарубил три городы Глинеск, [да] Полдову (Полтаву), [да] Глеченицу (Глиницу) дети же Мансур-киятовы (Мансуркиатовы) меньшой сын Скидер (Скидырь) [Князь] поймал [поимав] стадо коней и верблюдов и покочевал в Перекопы, а большой сын [его] Алекса (Олеско) [Князь, а] остался на тех градех преждереченных [городех]» (А. А. Шенников. Княжество потомков Мамая (к проблемам запустения Юго-Восточной Руси в XІV—XV веках). — Л., 1981).

Упомянутый внук Мамая Алекса, известный также как Лексада, в 1390 году крестился, взял имя Александр. Как сообщают далее родословные росписи, «а у Александра сын Иван с отцом же крестился. И в те времена приехати к Киеву Великому Князю Витовту Литовскому и после ко Князю Александру, и сыну его что похоте служити; и Князь Иван и с отцем своим Александром сотворили хотение Великого Князя Витовта, и приехали к нему, и били челом ему с своими предреченными тремя городы. И Князь Великий Витовт прия их честно не яко слуг, но яко сродних своих, и дал им вотчины волости: Станку, Хорозов, Сереков, Гладковича; и дал Витовт за Князя Ивана Александровича княж Данилову дщерь Остроженскаго Княжну Настасью».

С тех пор Мамаи стали называться князьями Глинскими. Якобы казак Мамай спас Витовта после поражения на Ворскле в 1399 г. и за это получил титул князя Глинского. Тем не менее, свидетельствует Литовская метрика, их потомки в документах 1489 г. упомянуты и как Мамаи (Иван Львович, Василий Львович, Федор Львович).

Зачинатели казачества

Глинские-Мамаи на протяжении столетия со времени появления на Сиверщене хорошо освоились там. Мамаевцы заселили-основали много населенных пунктов. Так, «Память» 1527 г. сообщает, что «Хоробор село (ныне Макошино Менского района) вверху Десны, держал Глинскии, домов сто было». В Прилукском районе до 1947 р. была Мамаевка (теперь Удайцы). Такое же название имело село на Брянщине (перестало существовать в 1980-х годах). В прилукской Мамаевке, как я узнал в сельсовете, до сих пор немало жителей напоминают тогдашних половцев.

Мамаевцы на пограничье Великого княжества Литовского не только пахали землю, но и козачествовали, охраняли новую родину. Они были ловкими воинами. Руководили ими сорвиголовы Мамаи-Глинские.

Недаром Богдана Федоровича Глинского называют основателем украинского казачества. Он в 1489—1493 годах был черкасским старостой и со своими подчиненными охранял Киевщину от набегов ордынцев. Черкасские казаки упомянуты в жалобе Менглы-Гирея І от 1492 г., к Великому князю Литовскому Александру: они ходили на Тягиню и захватили татарский корабль. Особенно успешно ходили они во главе с Б. Глинским на Очаков, который разгромили.

Известно, что в 1495—1500 гг. князь был путивльским наместником. Московское войско, захватив в 1500 г. Путивль, взяло его в плен. Б. Глинский умер в неволе в Москве в 1512 г.

Возможно, от этого легендарного казацкого предводителя и пошла традиция рисования Мамаев.

Знамениты и другие Глинские. Киевским воеводой в 1505—1507 гг. был Иван Львович Мамай, овруцким наместником в 1496—1503 гг. — Григорий Борисович Глинский, черкасским старостой в 1500—1501 гг. — Иван Дашкович Мамай, в 1504—1507 — Василий Дашкович Мамай.

«Муж славный»

Михаил Львович Глинский тоже оставил заметный след в истории Украины. Получил воспитание при дворе немецкого императора Максимилиана, учился и жил в Италии, Испании. В 1499—1507 гг. был маршалком при Великом князе Литовском. В августе 1506 года «муж славный, который был главнейшим у короля Александра», возглавил большой поход литовского войска против ордынцев, которые вторглись в Великое княжество Литовское. «Глинский мужественно бился, — писал в «Хронике европейской Сарматии» хронист Александр Гваньини. — ...он разгромил всего до 20 тысяч татар, кроме тех, которых взял в плен».

Михаил Глинский, опираясь на свою родню, украинских вельмож (а он держал, как пишет Гваньини, почти половину Литвы), в 1508 году восстал против Сигизмунда І. Цель — образование независимого княжества: «Если Бог даст ему в этом счастье, он перенесет это государство от Литвы до Руси, как раньше было, и восстановит киевскую монархию». Повстанцы захватили несколько замков, взяли в осаду Житомир, Овруч. Но не получили помощи от татар и восстание угасло. Глинский с родственниками эмигрировал в Москву, где со временем был арестован и умер в тюрьме в 1534 г. Кстати, его племянницу, Елену Васильевну Глинскую полюбил Великий князь Московский Василий ІІІ. Их сыном был печальноизвестный царь Иван Грозный.

Пограничники

Кроме известных Мамаев-Глинских, были еще тысячи мамаевцев на Сиверщине, Киевщине. Описание Черкасского замка 1552 г. красноречиво свидетельствует: казачествовали здесь Балиш, Бахта, Байдык, Бухан, Бут, Гусейн, Каранда, Киптай, Кудаш, Махмедер, Малык-баша, Моксак, Ногай, Охмат, Теребердей, Толук, Чарлан, Челек, Чигас, Чурба...

Трудно не согласиться с известным историком Натальей Яковенко: «Политические изменения конца ХV — первой половины ХVІ ст... окончательно прибивают степных добытчиков к русскому берегу». «Как и татары, казаки начали именовать свои стоянки кошами, временное жилье — шалашами, колчаны со стрелами — сагайдаками, устья рек, где промышляли, — сагами, — дальше отмечает она. — Русский меч был заменен на кривую татарскую саблю, русские гусли — на кобзу, портки — на шаровары, длинные славянские волосы — на оселедец. Своих молодых слуг они стали называть уже не отроками, а джурами, свои группы не дружинами, а ватагами; в воинскую атрибутику вошли тюркские понятия есаул, булава, бунчук, барабан, горн, лагерь, майдан и т. п.».

Татарами в исторической литературе называют кочевников, хотя их этнический состав очень разный. Половцы-мамайцы с Сиверщины, бесспорно, внесли заметный вклад в становление украинского казачества. Они породнились с местным народом, за одно-два столетия приняли веру нашей земли, освоили ее язык. И стали украинцами в горниле боев с захватчиками-ордынцами.

...Про что поет козак Мамай, играя на бандуре?

«Не завидую нікому — ні панам, ані царю.

Богу своєму святому я за все благодарю!

Хотя титлом і не славен, та жизнь весело веду,

У ділах своїх ісправен, я вовік не пропаду».

такая надпись на одной из народных картин-«мамаевок».

Сергей ПАВЛЕНКО.

Черниговская область.