Сегодня Гюставу Эйфелю исполнилось бы 175 лет

Какого цвета Эйфелева башня? Черная? Ошибаетесь! Она темно-коричневая. Причем, чем ближе к небу, тем светлее. Сегодня даже трудно представить, что, по прихоти Эйфеля, его башня должна была быть... розового цвета. Такой она и была со дня открытия в 1889 году до 1892-го. Потом ее перекрасили в желтый. Еще дважды, в 1954 и 1961 годах, самая знаменитая парижанка снова становилась розовой. Пока наконец ее не решили «одеть» в темно-коричневые одежды и разукрасить иллюминацией. А вот что не изменилось со времен Эйфеля, так это то, что башню по-прежнему красят вручную кистями...

Сегодня Эйфелева башня — едва ли не главный символ Парижа и огромная статья доходов. К ее кассам подходят около 6 млн. туристов ежегодно. Месяц назад фрагмент оригинальной винтовой лестницы, по которой ступала нога Эйфеля, был продан с аукциона за 180 тысяч евро! Так оценили 700 килограммов железа высотой 4,5 метра и диаметром 1,7 метра!

А когда-то Ги де Мопассан (завтракавший только в ресторане башни, потому что это единственное место, откуда она не видна), Поль Верлен, Дюма-сын упражнялись в остроумии, кто даст самое меткое прозвище новому сооружению. Башню Эйфеля называли и «трагическим уличным фонарем», и «скелетом колокольни», и даже «фабричной трубой». Слишком уж она отличалась от всего того, что строилось во Франции до 1889 года. Иными словами, не вписывалась в стандарты. Собственно, так же, как и ее автор, который в детстве отличался от ровесников маленьким ростом. Из-за чего терпел множество насмешек.

Но когда Гюставу Эйфелю исполнилось 25 лет, уже никто над ним не смеялся. Молодой инженер-химик произвел фурор в инженерных кругах, применив при строительстве железнодорожного моста в Бордо новейшие пневматические устройства.

А в целом фортуна к Эйфелю благоволила. За каких-то 18 лет он построил 17 мостов, 31 виадук, а также вокзалы, банки, школы, театр, церковь. Даже приложил руку к статуе Свободы, подаренной Францией Соединенным Штатам. У него было только две серьезных неудачи: в начале карьеры и в конце. Что касается первой, то за пять лет до успеха в Бордо Гюстав Эйфель с треском провалился при поступлении в знаменитую Политехническую школу. Но грустил он недолго и в том же году поступил в менее престижную, но не менее профессиональную Парижскую центральную школу искусств и ремесел.

О его последней неудаче французы предпочитают не вспоминать. Оно и не удивительно, потому что к тому времени уже легендарного и, как сказали бы у нас сегодня, заслуженного Эйфеля сделали мальчиком для битья и приговорили к двум годам заключения за растрату денег акционеров. Хотя Эйфель не имел никакого отношения к финансовым делам. И понятия не имел, что пока он делает чертежи шлюзов Панамского канала (а именно Эйфелю первому поручили строительство этого объекта), выделенные на строительство средства идут... на взятки чиновникам.

А еще о Гюставе Эйфеле говорили, что, как истинный француз, он был галантен и часто влюблялся. Поговаривали даже, что у его смертного одра собралось 25 его детей!

Может, это и правда, а может, россказни завистников. Но одно безусловно: свою жизнь он прожил не зря.

Фото из архива «Голоса Украины».