От ее гримас можно остаться без урожая

Нынешняя жатва, оказавшаяся на Хмельнитчине довольно удачной, уже закладывает основы нового урожая. Ибо именно сейчас каждое хозяйство, подсчитывая свои достижения, думает над тем, что посеять завтра. Правда, четкий план не особо просматривается. Скорее, срабатывает «зерновая» мода. В прошлом году, например, среди хозяйственников мгновенно разлетелись слухи, что надо сеять рапс — очень выгодно. Теперь все говорят о ячмене...

Козырный туз подвел

Хозяйства, засеявшие рапс, еще буквально за несколько дней до жатвы считали, что у них в руках настоящий козырный туз. В области под эту культуру были отведены небывалые до этого времени площади — свыше 80 тысяч гектаров. Такой интерес к рапсу объясняется просто: цена на него более чем в два раза превышала цены и на пшеницу, и на ячмень. А сама культура вроде бы не очень-то привередливая, так почему бы не заработать, если есть спрос?

Растение и в самом деле не очень-то капризное, но довольно специфическое. И в этом убедились хозяйственники: в жатву хватило буквально несколько грозовых дней, чтобы семена высыпались на поле. Поэтому мало кто собрал и заработал столько, сколько планировал. После такого жнивования аграрии оценили свои убытки от рапса почти в сто миллионов гривен. Что и говорить, для села, которое давно не может похвастать слишком большим достатком, потери существенные.

Но те, кто все же успел скосить и обмолотить свой рапс, довольны. В СООО «Подолье» Шепетовского района его собирали до 48 центнеров с гектара. Так что, считайте, восьмидесятигектарное поле принесло хозяйству почти миллион. Так разве невыгодной можно назвать эту культуру?

Разумеется, теперь многие руководители снова ломают голову: сеять или нет, ведь с рапсом либо пан, либо пропал. Этот вопрос особенно сложен для небольших и не очень сильных хозяйств, а таких в крае большинство. Ведь риск потерять последние копейки весьма большой.

Почему разлюбили пшеницу?

На Хмельнитчине еще помнят те времена, когда озимой пшеницы сеяли до 300 тысяч гектаров. И показатель средней урожайности в 40,8 центнера с гектара тоже сохранила статистика.

Сегодня цифры другие. В нынешнем году озимую пшеницу собирали на площади почти в два раза меньше. Долгое время такое сокращение объясняли тем, что лучше сеять меньше, а собирать больше. Дескать, современные интенсивные технологии позволяют и с небольшого клочка взять хороший урожай, так зачем распахивать все земли? Логика в этом есть. А вот интенсивный урожай получается не всегда. С одной стороны, хмельнитчанам вроде нет повода для грусти. Нынче они держат третье место в государстве по сбору зерновых, восьмое — по урожайности озимой пшеницы. Уже намолотили свыше миллиона тонн зерна, превысив прошлогодние показатели.

Все бы хорошо, если бы не несколько моментов. Прежде всего: прошлогодний урожай был просто обвальным для края. Оправдывались, правда, что выращенного для своей буханки хватит, но такого низкого валового сбора край еще не знал. К тому же и призовые места нынешнего года не такие уж и показательные, учитывая то, что большинство «хлебных» областей осталось без урожая из-за засухи. А среднюю урожайность озимой пшеницы немногим более 28 центнеров с гектара сложно назвать хорошим современным показателем — пшеница уже давно родит намного обильнее.

Для того, чтобы увидеть, как, даже не надо ехать на высокотехнологические заграничные поля. На днях хозяйственников пригласили в кооператив «Святец», что в Теофипольском районе. Отдельные сорта здесь дали по 85 и даже 101 центнер с гектара. Для области эти показатели стали рекордными. Ради объективности следует отметить, что практически в каждом районе найдутся хозяйства, собиравшие по 60—70 центнеров с гектара. Однако это лишь единицы. Для большинства же достижимым стал показатель лишь в треть рекордных планок. А еще в сведениях можно найти цифры, когда хозяйство и десяти центнеров с гектара не намолотило. Так о каких прибылях вести речь?

Причин, почему подольские земледельцы разлюбили пшеницу, немало. Для того, чтобы засыпать полные закрома отличным зерном, у многих просто нет материальных возможностей. Агрономы помнят, как на каждый гектар посевов вносили по 13 тонн органических удобрений и еще более ста килограммов минеральных. Тогда и пшеница родила. Теперь полторы тонны органики на гектар может позволить себе далеко не каждое хозяйство. Да и на минеральных экономит кто как может. Так что и результаты очевидны. Добавить к этому старую зерноуборочную технику, дороговизну горючего, нестабильность ценовой политики на зерно — из всего этого и складывается настоящая урожайность.

Можно, конечно, утешать себя рейтинговыми показателями, но от этого ни амбары полнее, ни хлеб дешевле не становятся.

Сколько, чего и почем

Впрочем, Подолье не будет бедствовать в этом году от неурожая. Да и цены на зерно, кажется, уже и земледельцев устраивают. Проблема в другом: хороший хлеб, стабильная цена, прибыльная работа хозяйства теперь преимущественно зависят от прихотей стихии. Не только погодной, но и рыночной. Именно они формируют моду на ту или иную культуру, диктуют свои цены, и куда завтра повернет ее вихрь — никому неизвестно. А между тем модельерам хорошо известна поговорка о том, что следовать моде — без толку, но и забывать о ней — смешно.

Вот и ломают голову крестьяне, что будет модным в следующем году на рынке. Говорят, надо делать ставку на ячмень. Вот в нынешнем году соседние западные государства залило дождями, пивоваренный ячмень не уродил. Так что те, кто посеял его, оказались теперь с хорошей прибылью. Такого еще никогда не было, чтобы за ячмень почти в полтора раза больше платили, чем за пшеницу. Но ведь есть. С прошлогодних 650 гривен за тонну цена подскочила до 1,4 тысячи. Уже в этом году ячмень собирали с таких же площадей, что и пшеницу. О соотношении, когда последней сеяли в два раза больше, забыли.

Еще говорят: дорогой будет рожь. Еще с зимы хлебопекари заявляли о том, что ее не хватает для выпекания ржаного хлеба. Искали зерно везде, платили высокую цену. 14 тысяч гектаров, с которых собирали нынешний урожай, тоже едва ли снимут проблему ржаного дефицита, так как раньше под эту культуру в крае отводили до 35 тысяч гектаров.

Оно бы и посеять можно, если бы в хозяйствах были договора и четкие договоренности с покупателями. А кто сейчас будет гарантировать эти четкие договоренности? И продавец, и покупатель может слово давать, договора подписывать, а потом... их не выполнять. Где повеет большими прибылями — туда все и поворачивают.

Вот это и есть настоящей величайшей проблемой села. Каждый спасается, как может. Каждый сам себе и аналитик, и биржевой маклер, и финансовый стратег... А в результате повезет, если угадаешь. А если нет?

А между тем секрет, как угнаться за капризной аграрной фортуной, очень прост. Спросите о нем у любого дядьки, у которого есть хотя бы несколько соток своего огорода. Никогда не засеет он его «модной» культурой. А посадит понемногу всего. При этом посчитает хорошо, чего и сколько съест, чтобы и лишнего не было, и до следующего урожая хватило.

Если бы такие расчеты вели и в государстве, то не корчила бы свои гримасы капризная «зерновая» мода.

Хмельницкая область.