Начиналась она в далеком уже 1997 году, как у нас повелось, под бой барабанов. Грохоту было на всю страну. Да и то сказать. Ведь Сумщина, непосредственно по инициативе тогдашнего председателя облгосадминистрации Анатолия Епифанова, первой в Украине прокладывала путь строительству жилья на селе за счет кредитов из местных средств — как бюджетных, так и нетрадиционных. Победное эхо докатилось даже до столицы, и через каких-то полгода, в марте 98-го, в знак одобрения инициативы сумчан Президент Украины Л. Кучма издает указ (заметьте, первый), в котором безапелляционно постановляет: «Содействовать выполнению региональных программ обеспечения граждан жильем путем создания фондов поддержки индивидуального жилищного строительства на селе с привлечением нетрадиционных источников финансирования». После этого окрика Кабинет Министров Украины взял под козырек и разродился постановлением, после которого выпестованная на Сумщине областная целевая программа поддержки индивидуального строительства на селе стала достоянием всех регионов Украины.

С того эпохального старта прошло ровно 10 лет. Пора подводить промежуточные итоги застройки села, которую опекает государство. Какие перемены «потрясли» деревенскую глубинку за время этой «трепетной» опеки? Оправдала ли широко разрекламированная программа хотя бы половину надежд, связанных с нею? Ответы на эти сакраментальные вопросы попытаемся найти непосредственно на месте этого эпохального почина.

Учитывая экономический апокалипсис, погубивший украинское село, почин сумчан во всех отношениях был революционным: давал десяткам тысяч обнищавших сельских семей области уверенность в приличной жизни в ближайшем будущем и, вместе с тем, возвращал обществу надежду на возрождение села. Помимо всего прочего реализация программы позволяла государству без особых усилий поймать сразу двух зайцев: решала жилищный вопрос и поощряла развитие личных подсобных хозяйств на селе. Ведь квинтэссенция «Родного дома» держится на двух китах, заимствованных в цивилизованных странах: двадцатилетнем кредитовании под 3 процента годовых, которое индивидуальные застройщики должны погашать не живыми деньгами, а выращенной собственными руками сельхозпродукцией. Значит, еще один вопрос: использовало ли государство в полной мере предоставленный ему шанс? К сожалению, только на бумаге, на которой было напечатано «историческое» постановление Кабмина. Во всяком случае на Сумщине.

Так, с начала озвучания программы здесь с большим скрипом построено в сельской местности еле-еле 774 дома, тогда как рассчитывали минимум на 4 тысячи (!). Нынешний год также мало чем порадует застройщиков: при хорошем раскладе на всю область едва ли наберется даже 80 сельских новоселов. Причина девальвации хорошего и нужного дела — в известной всему миру украинской «лапше», которую рядовым украинцам навешивают на уши с ловкостью цирковых фокусников. Аналогичная история случилась и с вышеупомянутыми указами и постановлениями, в соответствии с которыми правительство брало на себя половину финансовых расходов, необходимых для реализации программы. Давать обещания научились, а вот выполнять... Итак, Сумщина варилась со своим «Родным домом» в собственном соку почти три года, в течение которых смогла привлечь всего лишь 5,9 миллиона гривен средств. Сумма не слишком впечатляющая, если вспомнить, что за это время гривня обесценилась почти в три раза. Государство вспомнило о задекларированной поддержке только в 2000 году. Впрочем, с большим скрипом и неохотой. А когда обещания выполняются из-под палки, толку от них кот наплакал. Так и в нашем случае.

Не отрезвил кабминовских начальников и повторный кучмовский окрик в виде нового указа от 15.07.02 г. «О мерах по поддержке индивидуального строительства на селе», где, в частности, черным по белому написано: «Поддержка жилищного строительства должна осуществляться в форме предоставления застройщикам льготных кредитов согласно программе «Свой дом»...» Думаете, наперегонки побежали выполнять? Держи карман шире! За пять последних лет все правительства вместе выделили на индивидуальное сельское строительство в Сумской области «аж» 11,5 миллиона гривен. На такую же сумму профинансировала его и область.

— На первый взгляд общая сумма впечатляет, — соглашается помощник руководителя областного фонда инвестирования объектов социальной сферы и промышленности, который занимается реализацией программы поддержки индивидуального строительства на селе «Свой дом» (отныне она значится под этим логотипом), Алексей Скляров. — Но при разбивке на каждый год приходится всего лишь 4 миллиона гривен. Много это или мало? Судите сами. Если даже до известного обвала гривни за них можно было построить 40 новых домов, то ныне наполовину меньше, да и то с большим трудом. Сегодня 100 тысяч гривен (предельная сумма, на которую Кабмин расщедрился для каждого застройщика жилья. — Авт.) хватит разве что на фундамент, стены и, может, стропила. А где взять остальное? Скажете, за счет развития личного подсобного хозяйства? Как бы не так. Это вообще всем утопиям утопия. Ведь максимальный кредит, который крестьянин может получить на его развитие, составляет всего-навсего 15 тысяч гривен. Этой «астрономической» суммы хватит разве что на приобретение безрукавки или, извините, обустройство теплого туалета. А за нее крестьянину нужно поставить надворные постройки, закупить скот или какой-нибудь приличный сельскохозяйственный инвентарь, необходимый в хозяйстве! Вот круг и замкнулся. И выход из него забаррикадировало государство. Не выделив даже гривни на создание производственной строительной базы, без которой целевая программа — обыкновеннейший мираж.

У нас всегда так: прокукарекаем, а потом забываем, о чем песня пелась. Отсутствие надлежащей финансовой поддержки со стороны правительства фактически привело к замораживанию жилищного строительства на селе. В конце минувшего десятилетия — на старте программы — в фонде отбоя не было от желающих связать свою судьбу с селом. Причем большей частью молодых. Теперь на такой шаг отваживаются единицы...

— Этих смельчаков на пальцах можно сосчитать, — вздыхает Алексей Петрович. — Мало желающих вступать в игру, в которой тебе заведомо отведена роль лоха.

Не потому ли «Свой дом» сегодня, по большому счету, дышит на ладан? Крестьяне в основном берут кредиты на реконструкцию и газификацию жилья, на прокладку сетей водоснабжения и водоотвода, закупку электротермического оборудования для индивидуального отопления домов и строительства в складчину газопроводов. Ввиду отсутствия желания государства, на серьезное развитие села надеяться не стоит. Заявления же некоторых украинских вождей о нехватке опыта в этом деле — очередная филькина грамота. Потому что опыт под носом, за первым же бугром — в соседней с Сумщиной Белгородской области Российской Федерации (именно у россиян сумчане и скопировали программу «Родного дома»), где сельские усадьбы растут, как грибы после дождя. Здесь в последние десять лет ежегодно празднуют новоселья в новопостроенных домах 700—800 (!) сельских семей. Для поощрения крестьян успешно вести хозяйство на своей земле в Белгородской области такими же ударными темпами строятся малые перерабатывающие производства, которые, в свою очередь, дали толчок развитию нескольких тысяч подсобных хозяйств. Между прочим, деревенский строительный бум обеспечил работой еще и тысячи строителей.

Вот весь опыт и весь секрет возрождения тамошнего сельхозпроизводителя. Его основные составные — стимул, поощрение и поддержка. Одним словом, приоритеты, которыми украинских крестьян вот уже 17 лет непрестанно «пугают» из высоких правительственных кабинетов.

В контексте сказанного автор предлагает «пугателям» как можно скорее взять ноги в руки и съездить к соседям за опытом. Может, хоть после этого у них совесть проснется. Ведь только на Сумщине в нынешнем году для выполнения этапа программы «Свой дом» необходимо около 7 миллионов гривен. И половину этой суммы согласно указам и постановлениям должно выделить правительство...

Сумская область.