Продолжается эпопея битвы за урожай. Аграрии страны убрали более половины посевных площадей ранних зерновых и зернобобовых. Засуха действительно поработала против хлеборобов. Средняя урожайность гектара не дотягивает и до 20 центнеров, что, конечно же, мало радует и аграриев, и многих политиков. Многих, потому что досрочные парламентские выборы. Хлебная «карта» нынче — козырный туз в политической колоде. Те, кто у власти, говорят: запасов в стране продовольственной пшеницы будет достаточно и изо всех сил пытаются удержать цены на продукт номер один. По крайней мере — до момента волеизъявления.

Помочь добиться вожделенной стабилизации призвано введение с начала июля близких к нулевым квот на экспорт пшеницы, ржи, ячменя и кукурузы. В политическом плане шаг, пусть и не рыночный, но логичный. В правительстве опасаются, что без такого административного вмешательства «взорвутся» цены на хлебобулочные изделия. Урожай и так небогатый, а зернотрейдерам дай только волю — вывезут не только продовольственный запас, но и семенной фонд...

Такой прокол в аграрной политике уже имел место быть в неурожайном 2003-м, когда шустрые торговцы продали за границу миллионы тонн зерна. Вскорости Украина вынуждена была докупать колосовые за рубежом и выпекать хлеб из дорогой пшеницы — 1200—1300 гривен за тонну.

У оппозиции свой хлебный интерес. Неурожай — сильный аргумент обвинить правительство в неэффективности. Причем не обязательно, чтобы продукт номер один существенно вырос в цене, для создания ажиотажа на продовольственном рынке достаточно вести разговоры о его неизбежном подорожании. В преддверии возможных выборов защитников трудового народа — как грибов после дождя. Оказалось, партий аграрно-селянского толка, активно ринувшихся отстаивать интересы хлеборобов, — пруд пруди. А во главе их, по большей части, все те же люди, которые «дореформировали» село до «ручки». Благо, теперь, прикрываясь аграрной идеей, в парламент пролезть не так просто. Избиратель нынче не тот, а «реформированные» крестьяне на аграрную наживку клюют слабо. У «спасителей села» одна надежда — влиться своей партией в большую политическую силу и выторговать таким образом хотя бы одно место в проходной части списка.

Ну, Бог с ними, с политиками, которые, обычно, при любом раскладе — всегда в плюсах! Что мы выиграем и что проиграем в этой ситуации — вот что важно. У хлеборобов, которым вопреки непогоде удалось вырастить и собрать колосовые, хорошая перспектива закончить год с прибылью. Уже сейчас стартовые цены на пшеницу нового урожая превысили прошлогодние почти в два раза. Если в июле 2006-го проблематично было найти покупателя, готового платить за продовольственную пшеницу по 550 гривен за тонну, то нынче цены достигают тысячи гривен за тонну. И ожидать, что зерно начнет дешеветь, особо не приходится. Скорее всего, повышенный спрос на колосовые на мировом рынке не даст опуститься ценам и в Украине, даже невзирая на ограничения экспорта из нашей страны.

Увы, от высоких внутренних цен на зерно будут пострадавшие. Животноводческим хозяйствам содержать скот станет дороже. А ведь цена зерна — это не только стоимость хлеба, но и молока, и мяса. Сам хлеб, конечно, не будет дорожать такими темпами, как пшеница. Но рост стоимости буханки, скорее всего, после выборов, неизбежен. Виной этому, как всегда, станут объективные факторы: треть стоимости хлеба —цена муки, а значит — зерна. Но главным фактором подорожания может оказаться не пшеница, а недешевые энергоресурсы.

На снимке: во многих хозяйствах Старобельского района Луганской области уже собрали озимую пшеницу. На очереди — яровой ячмень, затем — крупяные культуры, подсолнечник, кукуруза...