Yesterday tomorrow

Борис Колесников, народный депутат, Партия регионов:

— Что касается «роялей в кустах», то, думаю, в парламент попадет Луценко. Он сейчас раскручен, как Маккартни после «Yesterday». Да он и есть yesterday.

От дежурного:

— Будет, конечно, забавно, когда этот yesterday снова скажет вам из кустов: «Хенде хох!»

Процесс снова пошел

Святослав Пискун, бывший глава Генпрокуратуры (об очередном поданном им в суд иске о якобы незаконности своего увольнения):

— А мне нравится сам процесс...

От дежурного:

— Не удивляйтесь, но многим бы очень понравился процесс над вами...

Пишут и будут писать

Борис Тарасюк, бывший глава МИДа (о министре Василии Цушко):

— Они говорят, что он якобы спас страну от танков и за это его якобы отравили. Но следствие показало: никаких следов отравления нет. И после этого всего они пишут на заборах «Цушко спас Украину»!

От дежурного:

— Заборы не виноваты в том, что на них иногда пишут!

В конце-то концов

Валерий Гелетей, руководитель управления Госохраны:

— Перед Генпрокурором постоянно стоит выбор, какой именно стороне передать дело: той, которая его похоронит, или той, которая его доведет до конца.

От дежурного:

— Кажется, пришла пора на Генпрокуратуре менять табличку: «Похоронное бюро». Ибо удел всех громких дел один: либо их похоронят, либо им придет конец.

Крокодиловы слезы

Александр Барановский, народный депутат, СПУ:

— Как в Азовском море не могут найти крокодила, так мы не можем найти заявление Винского о сложении его полномочий.

От дежурного:

— Вы ищете так же осторожненько, как и крокодила?..

Гори-гори ясно

Дмитрий Табачник, вице-премьер-министр Украины (намекая на Президента):

— Может, стоило бы позаимствовать испанские привычки времен инквизиции и сжечь на костре тех, кто нарушает Конституцию... Персонально.

От дежурного:

— А персонально вас можно было бы назначить главным инквизитором? Тогда все будет демократично — коллегиально.

А олени лучше!

Владимир Олейник, народный депутат, бывший бютовец:

— Быть одновременно в бизнесе и оппозиции невозможно. К примеру, Губский-оппозиционер — это все равно, что негр-оленевод.

От дежурного:

— Я вам больше скажу: после выборов Губский намерен разводить оленей в Северном Крыму, а пахать возле их, как негры, будут коалицианты-оппозиционеры...