Я люблю у Софіївці думать,

Відганяючи спогадів рій.

Від сьогодні, ласкава Умань,

Скільки житиму — бранець твій.

Василий СИМОНЕНКО.

Более двухсот лет пленяет несравненной красотой парк, подаренный любимой женщине и названный ее именем. «Зеленой жемчужиной Европы», «восьмым чудом света», «садом-поэмой» называли с самого начала существования уманскую «Софиевку», созданную для радости и счастья.

Кто же эта необыкновенная женщина София, вдохновившая на создание уникального дендропарка, шедевра садово-паркового искусства? Что известно о горячо влюбленном в нее графе Потоцком?

Из бедного предместья — во дворец

...Вишневые лепестки, словно пороша, устилали дорогу карете, которая катилась по улицам Умани. Пораженные горожане смотрели на неземной красоты незнакомку. Она гордо восседала рядом с ясновельможным графом Потоцким. Густые волосы волнами спадали на плечи красавицы, а большие темные глаза сияли, как звезды...

Возможно, таким был первый приезд юной Софии в Умань. Во всяком случае, многочисленные источники о графине Потоцкой утверждают, что впервые прекрасная гречанка побывала на месте будущей «Софиевки» весной 1792 года. После этого визита спустя четыре весны на холмистых берегах речки Каменки началось грандиозное строительство «Аркадии» — парка, который должен был напоминать Софье горную часть ее любимой Родины.

Однако история жизни первой красавицы Европы начинается не с этой романтической страницы. Напротив, детство и юность будущей властительницы мужских сердец исполнено драматизма. Ее мать, гречанка-куртизанка Мария Клавоне, жила с двумя дочерьми на окраине Стамбула. Очевидно, эта женщина пользовалась большим успехом у местной знати, потому что была знакома с польским послом Каролем Боскампом-Лясопольским. Когда из-за пожара Мария осталась без крыши над головой, она обратилась за помощью к высокопоставленному дипломату. Польский аристократ не только не отказался поддержать погорелицу, но даже взял ее дочерей, Софью и Марию-младшую, на воспитание в свой дом. Под опекой посла девочки начали учиться: осваивали польский и французский языки, учились танцам и светскому этикету. Они быстро стали любимицами и украшением пышных банкетов. Так повествуют о стамбульском периоде жизни Софьи одни источники.

Другие излагают историю куртизанки и ее дочерей иначе. После пожара, в котором сгорел не только дом, но и все имущество, погорелица повела своих девочек на базар. Тогда продажа детей была обычным явлением. Марии повезло: Софью и ее сестру купил тот же польский посол Кароль Боскамп-Лясопольский. Вельможа, очевидно, собирался после светской выучки передать девушек в качестве подарка падкому на юную красоту королю Станиславу-Августу.

Так это было или нет, трудно сказать, однако точно известно, что София и Мария получили хорошее воспитание в среде польской дипломатической знати. Они, словно свежие розы, расцветали в саду пана Кароля. Это продолжалось недолго. Боскампа-Лясопольского срочно отозвал в Варшаву король. Посол уехал, а вскоре из Польши пришло письмо, в котором пан Кароль приказал прислуге собрать девушек в дорогу.

Свадьба в Каменце и покоренная Европа

Большинство историков называют весну 1778 года определяющей в судьбе Софии Клавоне. Именно тогда она, направляясь с сестрой в Варшаву, остановилась в подольском городе-крепости Каменец. Появление двух очаровательных гречанок не могло не взволновать местную знать. Барышень начали приглашать на балы. На одном из них ослепительная красота Софьи в одно мгновение пленила сердце сына коменданта подольской крепости Юзефа Витте. До безумия влюбленный 36-летний офицер пал к ногам красотки, умоляя ее выйти за него замуж.

До сих пор исследователи спорят, в каком возрасте София стала под венец. Одни говорят, что в пятнадцать, другие — в восемнадцать. Южная красота, как вишня, быстро созревает, и определить, сколько лет юной невесте, даже ее современникам было трудно.

После свадьбы счастливые супруги отправились в турне по Европе. Для Софии свекор-генерал выписал из Парижа самые дорогие платья. И красавица-невестка выглядела, как принцесса. Чтобы быть принятыми при королевских дворах, младший Витте придумал легенду о знатном происхождении своей жены, византийской красавицы. Впрочем, его фантазии о Софьином отце-аристократе были недалеки от истины. В юности Мария-куртизанка общалась в Стамбуле с самыми знатными людьми того времени, и рождение Софьи от одного из них было вполне вероятно. В пользу этой версии говорило и то, что гречанка славилась не только красотой, но и природным умом, дальновидностью и мудростью. Попав в высшее общество, она держалась так, будто родилась королевой.

В Варшаву супруги Витте прибыли зимой 1781 года. На первом же балу Софьина красота произвела фурор. О византийской прелестнице заговорила вся столица. Король Станислав-Август также восхищен. Он назначает ей тайные свидания, преподносит дорогие подарки. Софья же, мило улыбаясь в ответ на ухаживания, обещает всего лишь «теплую верную дружбу». Растроганный монарх дает «греческой богине» денег и препровождает ее с мужем в другие европейские столицы.

В Берлине по протекции Станислава-Августа Софию принял король Фридрих Великий. Несмотря на преклонные годы, прусский правитель платонически влюбился. Он якобы сказал: «Если на ее родине есть еще такие красавицы, я готов на склоне лет там побывать».

Восторженный прием ожидал прекрасную гречанку и в Австрии. Император Иосиф ІІ пригласил Софью отдохнуть вместе с ним на модном бельгийском курорте. Юзефу Витте не оставалось ничего иного, кроме как сопровождать жену в качестве компаньона. Впрочем, жадный к деньгам и славе, он готов был заплатить своей честью, лишь бы только разбогатеть и стать знатным вельможей. После прогулок и бесед с Иосифом ІІ на лебединой шее гречанки засияли драгоценности, а изящные пальчики украсились дорогими кольцами.

Поистине апофеоз славы ожидал Софию Витте в Париже. После ее триумфальной встречи с королем Людовиком XVІ, который положил к ногам красавицы красную розу, весь высший свет «заболел» гречанкой. В светских салонах только и говорили что о «лямуре» венценосного Людовика с загадочной иностранкой. Тем не менее, как это часто случается, аристократия ошиблась. Любовником Софьи стал брат короля — граф Луи де Прованс, ставший позднее королем Людовиком XVІІ. Любовная связь проходила по всем тогдашним канонам тайных романов: с похищениями, встречами в лесных имениях, маскировкой под простолюдинов...

Кто знает, сколько бы длились эти приключения, если бы у Софии не родился первенец-сын и не позвал в Каменец старый генерал Витте.

«Прекрасна, как богиня...»

В Каменце София устраивает шумные балы с фейерверками. Тихий город-крепость стал центром музыки и развлечений всей Подолии. Вокруг «божественной» Софии толпятся ухажеры и поклонники. Но ностальгия по коронованным особам побуждает госпожу Витте готовиться к новому путешествию. Также предполагают, что у Софьи остались некоторые обязательства перед монархами Европы. Потому что в этот раз целью своей поездки она избирает Петербург.

Сначала, в разгар русско-турецкой войны 1787 года, оставив мужа в крепости, София едет в Крым, где оказывается в военном лагере князя Потемкина. Фаворит Екатерины ІІ не остался равнодушным к чарам молодой гречанки. Оказывается, он внимательно следил за успехами Софьи при монарших дворах Европы и готов составить ей протекцию для знакомства с царицей.

Спустя год знакомство двух женщин состоялось. На удивление, Софья понравилась императрице. Помогла ли дипломатическая виртуозность князя Потемкина, сама ли гречанка своей скромностью произвела приятное впечатление на Екатерину ІІ, но между ними возникло взаимное благорасположение. По поручению императрицы Софья посещает Варшаву. Там ей снова устроили восторженный прием. Одна польская хроника так описала гостью: «Прекрасна, как богиня. Одевалась то в греческое, то во французское. Где появлялась, всех пленяла, толпы ходили за нею. Некоторые становились на скамейки, лишь бы только увидеть ее». На одном из варшавских балов Софию увидел граф Потоцкий...

Агент империи или влюбленная женщина?

Второе имя графа Станислава Потоцкого — Щенсный, то есть Счастливый. По иронии судьбы графу суждено было испытать множество бед. В юности Потоцкий пережил гибель своей невесты. От самоубийства его спас слуга. Женитьба на Юзефине принесла ему богатство, но не счастье. Даже одиннадцать детей, рожденных ему женой, не принесли утешения.

Не везло Потоцкому и в политике. Сторонник могущественной королевской Речи Посполитой, граф возглавил оппозиционную Торговицкую конфедерацию. Его противники усматривали в позиции графа руку России и обвиняли в этом... Софию Витте. Вот как об этом писало одно польское издание: «У нас на руках почти стопроцентное доказательство того, что госпожа Витте выступила в роли политического агента, кокетством склонив неуверенного Потоцкого принять предложение «северной союзницы».

Покинутый друзьями и политическими единомышленниками, 42-летний граф находил утешение только с Софией. Он открыто появлялся с ней на публике. Это дало основания острой на язык шляхте заявлять, что Потоцкий потерял не только голову, но и родину. В этой насмешке была доля правды. После того как конфедераты обратились к России за помощью, северо-восточная соседка ввела на территорию Польши войска. В январе 1793 года Пруссия и Россия подписали договор о втором разделе Речи Посполитой.

Потерпев тяжелое политическое поражение, Потоцкий сосредоточился на личной жизни. Он поселился с любимой Софией в Умани и начал хлопотать о расторжении брака с Юзефиной. Процедура развода длилась семь лет. Уладить дело с бывшим мужем Софье было легче. Юзеф Витте, который с помощью жены стал генералом, давно считал себя свободным. Когда же появилась возможность хорошо заработать на официальном прекращении брака, он это сделал с большим удовольствием. София не только заплатила ему около трех миллионов злотых, но и рассчиталась со всеми его долгами. Кроме того, передала Витте имение в Белоруссии, подаренное ей императрицей. Судя по этим немалым материальным жертвам, красавица-гречанка также любила Потоцкого и стремилась как можно быстрее соединить с ним свою судьбу.

Юзефина же не дала согласия на расторжение брака с графом. Только ее смерть в 1798 году развязала руки влюбленным. Потоцкий повенчался с Софьей в Тульчине, а местом жительства они избрали Умань.

«Забудь здесь память о несчастье»

Умань влекла супругов Потоцких магнитом. Уже два года, как сюда свозились отовсюду мраморные скульптуры, саженцы редких деревьев. Впервые с легкой руки Софии и Станислава появились на украинских землях пирамидальные тополя и каштаны. В ложбинах и на холмах реки Каменки закладывался парк, равных которому не было в Восточной Европе. Граф через рукотворную красоту обрамленных изумрудными одеждами озер, фонтанов, гротов и беседок стремился передать любимой безграничность чувств, переполнявших его душу. Он заказал обелиск, на котором на латинском и греческом языках высекли два слова: «Любовь — Софье». А на скальном гроте появилось выражение: «Забудь здесь память о несчастье и прими счастье вещее. Если ты счастлив, будь еще счастливее».

Семь лет продолжалось счастье Станислава и Софии Потоцких. За это время состоялось феерическое открытие чудо-парка, София подарила мужу трех сыновей и двух дочерей. В 1805 году, когда на свет появился самый младший сын, Станислав-Щенсный внезапно скончался.

Эта смерть ошеломила Софью. На 35-летнюю женщину свалились многочисленные хозяйственные заботы и одиночество. Графиня еще бывала на балах, принимала гостей, но без Потоцкого мир потерял для нее краски. Часто в задумчивости гуляла она по парку своего имени. Софья заботилась о зеленой жемчужине, и она радовала ее утомленную бурной жизнью душу.

Семнадцать лет прожила без Потоцкого София. В последние годы жизни она много занималась благотворительностью. Похоронили графиню осенью 1822 года по ее завещанию в православной церкви Умани. Спустя несколько лет землетрясение разрушило этот храм, и младшая дочь Потоцких, Ольга Нарышкина, перезахоронила мать на кладбище городка Тальное. Однако она до сих пор незримо присутствует в парке — в каждом гроте, ручье, тропинке, легком облачке, проплывающем над этим удивительным уголком. Она в счастливом смехе влюбленных, которые приходят на свидания в вечно молодую «Софиевку», во вдохновенных стихах поэтов и полотнах художников.

Черкасская область.

На снимке: портрет графини Софии Потоцкой.