Уже шестнадцатый год Украина шагает по пути независимости и все это время стремится поскорее интегрироваться в европейское сообщество. Едва ли не наибольшую обеспокоенность вызывает правовой нигилизм нашего государства и судебный произвол. Сегодня украинская судебная система, как третья ветвь власти, в сущности, вышла из-под контроля государства, насквозь пронизанного коррупцией. Но, возможно, я сгущаю краски?

За комментарием я обратился к бывшему прокурору Сумской области, в прошлом ректору академии Генеральной прокуратуры Украины, старшему помощнику Генпрокурора по особым поручениям, а нынче декану юридического факультета Украинской академии банковского дела, кандидату юридических наук, доценту Виктору СУХОНОСУ.

— Виктор Владимирович, по возможности, коротко проанализируйте нынешнюю криминальную ситуацию в государстве.

— Разве что коротко, ведь, учитывая мою нынешнюю должность, мне трудно дать развернутую характеристику состояния законности. Что сегодня бросается в газа? Прежде всего противостояние ветвей власти, которое на руку многим руководителям и бизнесменам и отрицательно сказывается на всем обществе. Как следствие — на 31 процент рост таких преступлений, как незаконное лишение свободы и похищение людей с целью выкупа, убийства на заказ, коррупция, взяточничество и другие, о которых прежде ничего не знали. И начало этому неуправляемому криминальному катку положила сама власть, когда лишила прокуратуру надзорных функций за соблюдением законности. Позднее напуганная ухудшением криминогенной ситуации законодательная власть вернула прокуратуре право осуществления общего надзора за соблюдением прав и свобод человека и гражданина. Решение это — половинчатое, но вспомните, какой шум подняли его противники. Их главный козырь — общий надзор прокуратуры является функцией тоталитарного государства — не выдерживает никакой критики. До отмены за прокуратурой надзорных функций состояние законности и в области, и в государстве было на порядок, если не больше, выше.

В середине 90-х, во время моего прокурорства, Сумщину с визитом посетил Александр Мороз. Председатель Верховной Рады четко и однозначно сказал, что при развитии демократического государства необходима уравновешенность и сил, которые стремятся к свободе, и сил, которые стремятся порядку. Иначе можно посеять или анархию, или диктатуру.

— Почему тогда со времени получения Украиной независимости вокруг прокуратуры «гуляют» нездоровые страсти? И почему некоторые «загонщики» натравливают на нее общество ну просто с охотничьим азартом?

— Противники все время прикрываются Западом, мол, нас там не поймут, если не приведем украинскую прокуратуру к европейским стандартам. Но таких конкретных стандартов просто нет. Каждое европейское государство проторяло свой путь к демократии, который начало на сто лет раньше, чем мы. Нашей прокуратуре неоднократно пытались связать руки, в частности, и во время судебной реформы 1864 года. Вот как на результаты той реформы отреагировал один из тогдашних величайших юристов Анатолий Кони: «Пылко желая скорее расчистить для новых насаждений место, которое заросло сорняками и полуживыми деревьями, срубили дуб, который охранял лес». И, похоже, история нас ничему не научила, и мы через полтора столетия опять наступаем на те же грабли.

Скажите, может ли развитию государственности, при абсолютном правовом нигилизме, повредить общенадзорная функция прокуратуры? Ответ однозначен: нет! Не потому ли у Европы нет никаких претензий к России, которая сохранила за прокуратурой функцию общего надзора?

Наши «защитники» демократических ценностей пошли в атаку на прокуратуру с опущенным забралом после разделения власти на законодательную, исполнительную и судебную. Их аргумент — что это за власть, если над ней дамокловым мечом повис прокурорский надзор? И они добились своего. А что мы получили взамен? Неоправданную волокиту во время рассмотрения и гражданских, и уголовных дел. Неправосудные приговоры и решения. Злоупотребления и коррупция, которые разрушают наше общество и тормозят проведение демократических реформ, стали неотъемлемой частью судебной системы. А прокуратуре отвели роль и «пожарной команды», и стрелочника, на которого валятся все шишки.

Некоторые голосистые «апологеты-законности» вообще договорились до полного абсурда, мол, прокуратура препятствует развитию судебной системы и реализации принципа независимости судопроизводства. Нонсенс, да и только. Ведь прокуратура, как проводник законности, как никто заинтересована в сильной и независимой судебной власти. И гарантом законности может выступать прокурорский надзор, опять-таки: опираясь на поддержку судебной власти. Учитывая недостатки, допущенные при осуществлении судебной реформы, в том числе при реформировании органов прокуратуры, в новом законе «О прокуратуре» необходимо предусмотреть право прокуроров обжаловать решение и приговоры судов независимо от того, участвовали они в рассмотрении дела или нет. Для эффективной борьбы с преступностью и укрепления законности, а также для выявления и обобщения причин осуществления преступлений и нарушений законности прокуратуре необходимо также предоставить право ознакомления с рассмотренными и нерассмотренными в суде уголовными делами. Убежден, прокуратуре следует предоставить также право реагирования на факты промедления судами в рассмотрении криминальных или гражданских дел и нарушения ими подсудности.

— Так может быть в идеале. Но лишение прокуратуры надзорной функции — это, так сказать, лишь пристрелочный выстрел. Не кажется ли вам, что настоящая цель «стрелков» — навсегда растворить прокуратуру то ли в исполнительной, то ли в судебной ветвях власти.

— Это действительно так. Даже и в нынешнем, «обрезанном» виде, украинская прокуратура — как бельмо в глазу целому сонму нечистых на руку должностных лиц и бизнесменов. Поэтому они всяческим правдами и неправдами пытаются набросить на нее уздечку и отправить на обочину правового поля. А то, что у государства нет средств на создание нового надзорного или контролирующего органа, противникам только на руку.

Всем известно, что после распада тоталитарной системы традиционное для Украины положительное отношение к правовым ценностям и институтам резко ухудшилось. Можно назвать множество фактов неуважения и игнорирования действующего законодательства, применения «телефонного права», такого понятия, как «целесообразность», а нередко и силового влияния — рейдерства. А потому положения ст.1 Конституции Украины о нашей стране как правовом государстве, во многих случаях вызывает большое сомнение. Убежден, лишь при отсутствии этих нарушений можно было бы начинать разговор о прокуратуре с другими функциональными обязанностями и ее вхождении в судебную или исполнительную ветви власти. Такого мнения придерживаются и большинство ведущих ученых: Ю. Шемшученко, В. Таций, В. Сташис, Ю. Грошовый, В. Рохлин, В. Бессарабов, М. Косюта и многие другие. Несмотря на постоянное давление, прокуратура Украины убедительно доказывает свою способность эффективно сотрудничать в интересах законности с любой из ветвей власти — как самостоятельный орган правового механизма государства. В этом контексте, мягко говоря, удивляют заявления некоторых новоиспеченных «реформаторов» из Генеральной прокуратуры Украины, которые утверждают: только подчинив прокуратуру судебной ветви власти, Украина выполнит требования Совета Европы. Но ведь на международной научно-практической конференции «Прокуратура в правовом государстве, которая состоялось под патронатом Совета Европы еще в 1997 году, подчеркивалось: статус и компетенция прокуратуры в разных государствах могут быть разными, в зависимости от истории, правовой культуры, обычаев и даже менталитета. Главное — чтобы изменения обеспечивали законность и правопорядок, а также защиту прав и свобод граждан.

— На мой взгляд, если прокуратуру оттеснят с правового поля — судебному произволу вообще не будет предела. В Российской империи, в состав которой входила Украина, эти гонения всегда приводили к росту преступности и судебного произвола. Наших читателей, вероятно, заинтересует характеристика, данная судам и судьям генерал-прокурором Я. Шаховским еще в 1760 году: «Ненасытная алчба корысти дошла до того, что некоторые места, учрежденные для правосудия, сделались торжищем лихоимства, пристрастие — предводительством судей, а потворство и упущение — ободрением беззакония». Вам не кажется, что это сказано о наших служителях Фемиды?

— Убежден, что украинские государственные деятели это понимают, поэтому и продлили действие Переходных положений Конституции на неопределенный срок. Не хочу брать грех на душу, но, как специалист, скажу: статистика состояния преступности имеет погрешности. И когда прокуратуру лишат нынешних полномочий, то нас не спасут даже «погрешности» статистики.

— Среди судей подавляющее большинство —добропорядочные, высококвалифицированные специалисты. Но мы должны понимать, молодежи, которая нынче приходит работать в судебную систему, фактически дают неконтролируемую власть на всю жизнь. И хочет она того или нет, а где-то и применит «целесообразность» вместо закона. Тем паче, зная, что «ошибка» сойдет с рук. Один раз применил, второй, третий. Так «целесообразность» перерастает в систему. А если прокурору дали бы право знакомиться с содержанием дел, в которых он не участвовал, и обжаловать неправомочные постановления, то судья десять раз подумал бы, прежде чем выносить незаконное решение.

— Но ведь и в прокуратуре не все белые и пушистые.

— Дыма без огня не бывает, поэтому не буду утверждать, что там вообще нет коррупции. К этому привело немало факторов. Это и частичное реформирование прокурорского надзора, и постоянная смена Генеральных прокуроров, большинство из которых подбирали кадры не по профессионализму, а по преданности. Поэтому сегодня основной кадровый состав в прокуратуре, к сожалению, почти полностью изменился. А если кто и остался, то на второстепенных ролях. Нельзя не принимать во внимание и то, что не всегда правильно подбирают кадры.

— Корректно ли «стричь» под одну гребенку страны демократии, где веками главенствуют право и закон, и Украину, которая, в сущности, делает первые самостоятельные шаги в «правовом детсаду»?

Антипрокурорская пропаганда не просто нанесла удар по нашей законности. Ведь под «шумок» в государстве был внедрен новый «принцип», а точнее — беспринципность правового поведения: «Разрешено все, что не запрещено законом». Все его «приманки» наше общество в полной мере ощутило на себе при проведении экономических реформ. Власти время делать выводы и доказать, что она действительно является гарантом законности, не допустить даже возникновения у общества мысли о нелегитимности принятых ею законов и проведенных социально-экономических реформ. Ведь именно из-за несвоевременного и неполного выполнения ею своих социальных обязательств (выплата пенсий, заработной платы, материальной помощи) в Украине снизился уровень законопослушности граждан. Как ни досадно, но сегодня, как никогда, у государства отсутствует твердая политическая воля в деле укрепления законности и борьбы с преступностью.

В то же время я не приверженец возвращения контрольных (надзорных) функций прокуратуре за счет судов. Суд — это открытое поле соревнования для равных, способных самостоятельно отстаивать собственные права.

— Какой бы вы хотели видеть прокуратуру молодого независимого государства в ближайшем будущем?

— Бесспорно, самостоятельной, без заполитизированности. Главное для нее — надзор за соблюдением законности, а также борьба с коррупцией.

Сумская область.