Одиночество — это когда ребенок не желает идти в школу, потому что его там обижают. Не хочет возвращаться домой, где грязно, холодно и голодно, а родители с дружками пьют водку и горланят. Бывает ему невыносимо даже в красивом доме с евроремонтом, где импортная мебель, современная аппаратура. Потому что отец постоянно занят работой (бизнес не терпит перерыва), а мать — собой (прически, массажи). А на общение, на то, чтобы выслушать мысли, беспокоящие сына или дочку, не хватает времени. По-моему, такое одиночество страшнее, чем жизнь Робинзона на острове. Только посмотрите, до чего доводит ребенка одиночество, отчаяние, беспомощность.

История первая. Виктория росла веселой, искренней. Ее любили окружающие. Имела сестричку, с которой были не разлей вода. Но в селе появились новые жители, которые начали дружить с их родителями. Эта дружба сводилась к ежедневному застолью. Со временем родители, особенно мать, уже не могли и дня прожить без рюмки. Исчезали вещи из дома. Дети не интересовали ни отца, ни мать. Когда же девочка умоляла их прекратить пьянство, то в лучшем случае слышала угрозы и оскорбления. Жизнь детей становилось все более невыносимой. Однажды старшая сестра прижала к себе младшую и, глядя в небо, со слезами произнесла: «Возможно, там есть жизнь и она будет лучше». Младшая не поняла... А Викторию нашли в саду на яблони с петлей на шее. Когда ее провожали в последний путь, пьяная мать спала в сарае, а сестричка горько плакала.

История вторая. Жила простая, скромная семья — мама, папа и сын Руслан, которому хотелось, чтобы рядом всегда были самые родные люди. Но не суждено. Родители развелись, и начались мытарства ребенка. Поездки из села, где жила мать, — к отцу в город, и наоборот. Со временем судьба сына все меньше беспокоила родителей. Руслан начал плохо учиться, не получил полного среднего образования, бросил школу. Под давлением службы по делам несовершеннолетних посещал вечернюю школу, но больше прогуливал. Не работал. Однажды вместе с сожителем матери за обедом распили бутылку водки. По поручению перенесли мешок муки от одних соседей к другим, где снова наливали спиртное. Во время пьянки сосед намекнул несовершеннолетнему, что он — «лишний рот», и плюнул ему в лицо. Несмотря на попытки сожителя матери воспрепятствовать, Руслан бил соседа с ожесточением, руками и ногами. Возвратившись домой, лег спать. Утром рассказал матери о ссоре. Вместе с ней пошли к соседу. Он лежал на полу мертвый. А Руслан оказался на скамье подсудимых. Мать и ее сожитель, опустив головы, слушали приговор суда.

Наконец-то мать осознала, что слишком мало внимания уделяла сыну. И не возражала, когда ему наливали спиртное. Тогда всегда добрый и спокойный Руслан становился агрессивным. Женщина вспомнила рождение сына, радость его отца — своего первого мужа и подумала: «Ведь все могло быть по-другому».

История третья. Листаю личное архивное дело бывшего воспитанника Балаховской школы социальной реабилитации Алексея. Неполная семья. Мать пристрастилась к спиртному. Отсутствие домашнего уюта, средств для нормальной жизни и понимания матери — толкнуло Алексея на преступление. За кражи чужого имущества суд применил меры принуждения воспитательного характера, направив парня в школу социальной реабилитации. Сейчас 25-летний Алексей с благодарностью вспоминает педколлектив этого учреждения. Здесь ему помогли выйти из состояния одиночества, избавиться от вредных привычек. Теперь у него есть своя семья, он заботится о нормальных условиях жизни и главное — о моральном климате, который является первоосновой крепкой семьи.

Какой же вывод напрашивается из этих историй? Правовая оценка дана всем участникам событий, но меня больше интересует моральный аспект. Все могло быть по-иному, если бы дети не оставались один на один с жизненными трудностями, которые решали весьма кардинально (самоубийство, преступления).

Хорошо, что на пути Алексея встретились педагоги, которые помогли поверить в собственное будущее. Мне известны случаи, когда таким одиноким помогали посторонние люди — разные по специальности и взглядам, но внимательные к другим, готовые поддержать.

Задумавшись над явлением — детское одиночество — вспомнилась поездка в Москву, где в одном из старых переулков стоит памятник старшему врачу московских тюремных больниц Федору Петровичу Гаазу (1780—1853), известному своей деятельностью по облегчению условий жизни заключенных. На постаменте памятника выисечена фраза из его книги, изданной посмертно: «Спешите делать добро». Посмотрите вокруг. Возможно, как раз сейчас кто-то нуждается в вашей помощи.

Людмила БЕЛОБРИЦКАЯ, старший помощник прокурора Кировоградской области по вопросам защиты прав и свобод несовершеннолетних, старший советник юстиции.