На фоне событий в Украине даже четвертая годовщина смоленской катастрофы (гибели 10 апреля 2010 года 96 польских политических, военных и общественных деятелей во главе с президентской четой Лехом и Марией Качиньскими, которые летели в ТУ-154М в Катынь на 70-ю годовщину оказания почестей жертвам НКВД) была представлена в информационном пространстве менее активно, чем в предыдущие годы. Но это не значит, что вопрос утратил актуальность для польского общества.
В день годовщины в столице и многих городах страны, а также на месте трагедии в районе аэропорта «Северный» близ Смоленска состоялись траурные мероприятия. Как и все предыдущие, они были разделены на «официальные», с участием действующей власти и ее сторонников, и «неофициальные», организованные оппозиционной партией Право и справедливость (ПиС), которую возглавляет брат-близнец погибшего президента — Ярослав Качиньский. В Варшаве на военном кладбище, где сооружена символическая могила-памятник всем погибшим в катастрофе, в мероприятиях почтения памяти участвовал премьер Дональд Туск. Президент Бронислав Коморовский с женой возложили венки на гроб президентской четы Качиньских в Вавельском замке в Кракове. ПиС провела мероприятия по собственному плану — заупокойная служба в костеле, митинг-реквием под окнами президентского дворца.
Манифестанты объяснили корреспонденту «Голоса Украины»: кроме почтения памяти погибших, своим шествием они демонстрируют «протест против российского империализма и молчаливого согласия на него Запада», а также выступают за пропагандируемые президентом Лехом Качиньским «солидарные меры ради сохранения суверенитета, обеспечения безопасности и мирного сосуществования народов Восточной Европы». Характерно, что участники акции несли плакаты с надписями на английском языке «Польского президента убили в России 10 апреля 2010 года» и «Немедленно начать натовское расследование по делу смоленского преступления». Следует вспомнить, что накануне годовщины состоялся митинг под Посольством России в Варшаве, где одним из главных требований было «возвращение ключевых доводов, необходимых для установления причин катастрофы».
Дело в том, что 25 процентов поляков (на 2 процента больше, чем в третью годовщину) считают, что катастрофа самолета — «результат покушения». Хотя 60 процентов опрошенных (данные на основании социологического исследования «Mіllward Brown SA») и не верят в «теорию покушения на президента», но их стало на 7 процентов меньше по сравнению с прошлым годом. Такие брожения в обществе не случайны. Прокуратура до сих пор ведет следствие, которое должно закончиться в 2015 году, но без возврата останков ТУ-154М, считают эксперты, его едва ли удастся окончательно закрыть. Параллельно (с декабря 2011 года) работает парламентская следственная группа во главе с заместителем председателя ПиС Антоне Мацеревичем, которая всякий раз дает общественности новые доводы, что «на борту президентского самолета произошел взрыв», а выводы официального следствия, которое отрицает этот тезис, называет «поразительной компрометацией». Потому не удивительно, что результаты работы следователей считают неубедительными аж 53 процента поляков (противоположного мнения придерживаются 36 процентов). Действующие власти обвиняют ПиС в использовании смоленской катастрофы для потребностей политической рекламы. В ответ лидеры этой партии выступили с инициативой принятия парламентом специального закона (по образцу принятого в США после покушений 2001 года) и требованием начать следствие сначала. Эту идею поддерживают 26 процентов граждан, итак «смоленская карта» остается в игре.
 
Варшава.