Это интервью с прокурором области, соседствующей с зоной военного конфликта, вызвано не журналистским любопытством, не погоней за сенсацией, скорее — всевозрастающей тревогой жителей крупнейшего региона страны. Сотни раненых, доставленных из зоны АТО в харьковские больницы, в военные госпитали, череда взрывов на улицах. Одним из последних взорвали в автомобиле офицера милиции Андрея Янголенко.
На что надеяться харьковчанам? Есть ли у силовиков региона методы и средства для борьбы с террористическими и диверсионными проявлениями? Спросим у прокурора Харьковской области Юрия Данильченко.
— Харьков и область в течение последних месяцев пытаются запугать диверсиями и создать впечатление, что здесь много недовольных существующим строем. Что же касается последних чудовищных актов терроризма, вследствие которых пострадали люди. Есть раненые и в пабе «Стена», и у здания суда, и у Дворца спорта. В последнем случае — погибшие. Здесь правоохранительные органы оказались на высоте — преступники задержаны. В кратчайшие сроки раскрыто беспрецедентно вызывающее преступление. В чем успех? В удаче? В способности профессионально сконцентрироваться в экстремальных условиях?
— Да, действительно, в кратчайшие сроки раскрыто страшное преступление, задержана особо опасная преступная группа. Все мы наверняка отдаем себе отчет, в какое время и в каком регионе живем. Совсем рядом зона вооруженного конфликта, где сконцентрированы самые различные специалисты диверсионно-разведывательной деятельности. Разве в таком окружении мы можем позволить себе быть несобранными, непрофессиональными, небоеготовными?
Не хочу никому петь дифирамбы, но сегодня Служба безопасности Украины в Харьковской области действительно соответствует требованиям нашего сложного времени. Собрана на самом деле хорошая команда и в лице руководителя Управления СБУ по Харьковской области Александра Пивовара, и в лице многих его подчиненных, впрямь стоящих профессионалов. Знаете, между нами, да и другими руководителями силовых структур в области, сложились нормальные рабочие отношения.
Прокуратура делает все для координации действий силового блока региона. Поверьте, эти четверо суток с момента взрыва возле Дворца спорта и до момента задержания не спали все: и милиция, и СБУ, и прокуратура. Раскрыть это преступление было делом чести для всех правоохранителей Харькова. Следует отметить, что это не первый теракт, раскрытый в Харькове. Не менее качественно сработали силовики и в случае взрыва в пабе «Стена». Следственным путем были установлены и те, кто принес эту бомбу в кафе, и те, кто ее сдетонировал. Женщина, которая завела механизм, сейчас находится в СИЗО, остальные — в розыске.
— Жители Харькова и области постоянно подвергаются диверсионным, террористическим атакам. Кто стоит за этими злодеяниями? Это система нагнетания страха или работа одиночных террористических групп?
— СБУ достаточно квалифицированно и своевременно старается выявлять тех, кто готовит теракты, диверсии, не идеологических противников, а лиц, склонных именно к совершению подобных преступлений. Сложно сказать, сколько в процентном отношении потенциальных правонарушителей попадает в их поле зрение. Могу лишь отметить, что их немало. В целом же, по моему мнению, обстановка в области контролируемая. Да, приходится констатировать определенную напряженность. Правоохранителям не всегда удается предотвратить попытки запугать население, посеять панику. Но Харьковщина живет трудовой, будничной жизнью. И я не думаю, что мы допустим, чтобы этот обыденный ритм был нарушен.
Как показывают допросы задержанных диверсантов и террористов, зачастую ими движут не идеологические соображения, а желание легко заработать немалые деньги. Хотя чем заканчиваются такие «заработки» — и для них, и для общества — всем нам, увы, известно. К примеру, за теракт, который унес 4 человеческие жизни, злоумышленники должны были получить 10 тысяч долларов. Но можно ли оценивать жизнь? Видимо, для кого-то у нее-таки есть цена.
Еще замечу. Люди, которые совершают эти страшные преступления, как ни странно, сами по себе не «заряжены» на террористические акты. Готовы выкрикивать лозунги, участвовать в протестных митингах, но не больше. Настрой резко меняется после вербовки. Когда ставят определенные цели и задачи, проводится определенная идеологическая работа, после российских тренировочных лагерей возвращаются совершенно другие люди, с совершенно другой степенью общественной опасности.
— Юрий Брониславович, известно, что накануне взрыва возле Дворца спорта планировался еще один подобный теракт. Приоткройте, если возможно, тайну следствия, какого взрыва Харьков не услышал?
— В ночь перед взрывом возле Дворца спорта была задержана группа, которая имела вполне определенное задание и ехала в ночной клуб для совершения жестокого, дерзкого террористического акта. Это должен был быть взрыв в ночном клубе «Жара», где всегда собирается большое количество молодежи, в том числе и патриотически настроенной. Трудно себе представить, какое там могло быть количество жертв. Орудие преступления было подобрано повышенной мощности, снаряд, способный в момент взрыва причинить огромные разрушения. СМИ в основном после 22 февраля говорили о последствиях взрыва возле Дворца спорта. Но поверьте, если бы теракт, который террористы планировали осуществить накануне, не был предотвращен, жертв было бы в разы больше.
Да, можно говорить, что харьковские милиционеры не доработали на проспекте маршала Жукова, не предотвратили, не защитили людей. Но в мире нет правоохранительной системы, которая давала бы стопроцентный результат. Если бы такая спецслужба существовала, наверно, не было бы и 11 сентября в США, и трагедии во Франции, и жертв в Харькове.
Мы, кстати, настаивали на том, чтобы все мероприятия проводились в одном месте, на маленькой территории, где было больше возможностей обеспечить безопасность участников акций, но нас, к сожалению, услышали не все.
— Версии взрыва у Дворца спорта до сих пор остаются темой для дискуссий.
— Сейчас достоверно установлено, что это была армейская противопехотная мина с большим поражающим действием. Об этом подробно говорилось в отчетах экспертов. Так что оставим все досужие домыслы. Могу лишь добавить, что снаряд был установлен четко в направлении движения колонны. Следствие располагает записью с камеры наблюдения, на которой видно, как происходила закладка в ночное время. Это было после часа ночи, когда в городе отключают уличные фонари. На записи видны силуэты машин и злоумышленников. Только эта «картинка» читаема с точки зрения дня сегодняшнего, когда мы понимаем, что именно произошло. А тогда, ночью, оператор, если бы и посмотрел на монитор, вряд ли бы что-то заметил на темном экране.
Преступники сегодня дают показания. Нет, они не пересекались, хотя мы понимаем, что они управляются из одного центра, из Российской Федерации. Мы знаем имена некоторых кураторов. Исходя из показаний задержанных, их вербуют офицеры ГРУ. Да, диверсантов серьезно готовят, они проходят огневую, тактико-техническую подготовку, тренировки по минно-подрывному делу.
— То, что взорвалась мощная армейская мина с большим сектором поражения, а жертв не так уж и много благодаря появившемуся в зоне огня автомобилю, — еще одна удача? Хотя как-то нелепо говорить об удаче в данном контексте.
— Те, кто давал команду на приведение в действие мины, не видели автомобиля, прикрывавшего, в какой-то мере, колонну. Это действительно счастливое стечение обстоятельств для многих людей, находившихся там. «Газель» приняла на себя большую часть поражающих элементов, иначе были бы десятки пострадавших.
— Многие известные политики авторитетно заявляют, что располагают достоверной информацией о готовящихся, в частности в Харькове, этой весной бунтах, погромах со всеми вытекающими последствиями, о том, что на границе Харьковской области сосредоточены значительные военные ресурсы...
— У меня нет ощущения, что предстоящая весна — это период каких-то тяжелых, непредсказуемых событий в Харькове. По той информации, которой я располагаю, ситуация контролируется серьезно и ответственно. ХНР у нас не получится. И время ее сторонники упустили. Правоохранительные органы с гражданскими организациями и местной администрацией сработали вовремя и на опережение.
— Много громких задержаний и как-то мало громких судебных процессов...
— За прошлый год и два месяца нынешнего в Харьковской области задержаны более 60 человек. Под стражей на сегодняшний день — 12. Все остальные были обменяны в ходе выполнения мирного плана Президента страны. Не могу комментировать эти процессы, обменами полностью занималась служба безопасности. Я глубоко убежден, что жизнь наших солдат бесценна, и мы обязаны сделать все для их освобождения. Однако те, кто занимался диверсионной деятельностью, рано или поздно ответят за свои преступления. Уголовные дела не закрыты.
— Что вы как прокурор области ощущаете, когда в очередной раз читаете в прессе, в Интернете: следующий город, который будет взят ополченцами, — Харьков. Нас там ждут тысячи харьковчан...
— Харьковское СИЗО ждет этих гостей... Ну подумайте, трезво оцените, что произошло с нами за последний год. Разве в страшном сне могло такое присниться? Не думаю, что харьковчане или жители других регионов хотят, чтобы эта беда пришла в их город, двор, дом. Областные власти, общественность, правоохранители делают все, чтобы этого не допустить.

Харьков.

ИЗ ДОСЬЕ «Голоса Украины»

В органах прокуратуры Юрий Данильченко начал работать в 1984 году, после окончания Харьковского юридического института — следователем, старшим помощником прокурора Николаева, прокурором районов города, возглавлял прокуратуру Кировоградской области с 2001-го по 2004 год, потом — Николаевской области в 2004—2005 годах. Затем в 2005-м ушел из органов прокуратуры и большую часть времени работал в банке «Надра». В мае 2014 года вернулся на должность первого заместителя прокурора Киева. В августе 2014-го представлен прокурором Харьковской области. 

Взорванный автомобиль офицера милиции Андрея Янголенко. 

Фото предоставлены автором.