Гетман Иван Степанович Мазепа дольше всего из всех обладателей булавы, более двух десятилетия подряд, был правителем Украины. Имя Мазепы навечно вошло не только в украинскую, российскую, шведскую, польскую, но и в целом мировую историю. Если для одних оно стало символом свободы, непокоренности и тираноборства, то для других до нынешнего времени ассоциируется с политическим коварством и ненасытным донжуанством. Так кем на самом деле был гетман Мазепа?

Украинский Казанова?

И сегодня во многих западноевропейских странах — Австрии, Германии, Франции, Нидерландах, Англии — при упоминании фамилии Мазепа в представлении просвещенного человека сразу предстанет странный образ некоего ловеласа, который обворожил едва не всех женщин далеких Польши, Украины и России. Почему так случилось и откуда берет свое начало легенда об украинском гетмане как восточноевропейском казацком Казанове?
Традиция описывать любовно-романтические приключения Мазепы возникла еще при жизни гетмана, начиная с конца XVІІ века. А ее возникновение историки связывают с частным конфликтом, произошедшим между двумя придворными польского короля Яна Казимира — молодым писарем украинцем Иваном Мазепой и королевским «пажем» поляком Яном Пасеком. Последний поддерживал тайные отношения с оппозиционно настроенными к его патрону конфедератами, о чем Мазепа и сообщил королю. В результате Пасек был арестован, но сумел убедить патрона в невиновности. В скором времени при встрече с Мазепой на этой почве между ними возникла ссора, которая закончилась взаимными пощечинами. Обладая литературным даром, Пасек решил отомстить слишком горделивому «с ног до головы казаку». Задуманная им месть заключалась в написании и распространении о своем неприятеле неправдивой и сенсационной информации, своеобразного черного пиара. Следует отметить, что это удалось тогдашнему польскому литератору чрезвычайно хорошо. Придуманный им роман Мазепы с женой шляхтича Станислава Фальбовского заканчивался непревзойденной сценой расправы преданного мужа над юным любовником («...Раздев его наголо, посадил лицом к хвосту, а ногами к лошадиной голове на его собственном коне, заранее сняв с него седло...»). Очевидно, что такой сюжет Пасек позаимствовал из греческой мифологии, в частности рассказа о мифологическом герое Ипполите.
Но едва ли не более всего распространению легендарного сказания о нашем земляке как казацком Казанове среди европейцев способствовал французский писатель и просветитель Вольтер. Хотя в своей книге «История Карла ХІІ» (впервые вышла из печати в 1731 году в Руане, а потом перепечатывалась сотни раз в разных европейских городах) он в основном правдиво отобразил политические намерения украинского гетмана «завоевать свободу для Украины». Однако выдающийся француз все же не удержался от того, чтобы не повторить историю, которая была придумана Пасеком и подхвачена Отвиновским и маркизом де Бонаком. «Любовное приключение молодого Мазепы с женой польского дворянина было разоблачено. Разгневанный муж привязал голого Мазепу к дикому коню и пустил его на волю», — писал Вольтер.
В 1818 году знаменитый английский поэт Джордж Байрон напишет одну из известнейших своих поэм под названием «Мазепа», где талантливо озвучит известную легенду. Это гениальное произведение неоднократно переиздавалось на разных европейских языках и побудило к написанию другими авторами поэтических произведений, где освещалась «любовная трагедия» Мазепы. Среди них известнейшие поэмы «Мазепа» Виктора Гюго (1829), «Полтава» Александра Пушкина (1829) и «Мазепа» Юлиуша Словацкого (1839). Чрезвычайно романтический сюжет вдохновляет к написанию опер под одноименным названием «Мазепа» гениальных композиторов венгра Ференца Листа и россиянина Петра Чайковского.
Большое распространение среди художественной элиты тогдашней Европы приобретают картины более и менее известных художников, которые преимущественно изображают разные сцены легенды о Мазепе, руководствуясь поэтическими строками поэм Байрона и Гюго. Величайшей среди этих многих картин признается монументальное полотно Луи Буланжера, хранящееся в Музее искусств французского города Руан и изображающее сцену борьбы Мазепы во время привязывания его к коню. Эксперты отмечают определенное наследование большинством художников рубенсовского стиля и факта присутствия в них определенного эротизма, ведь мастера кисти подают образ обнаженного литературного Мазепы. Он воспринимается как романтический герой-любовник, который хотя и не избег наказания за свой грех, но не покорился тяжелой доле.

Тираноборец

Сразу после перехода Мазепы вместе со своим войском на сторону шведского короля Карла ХІІ, в октябре 1709 года, московский царь и будущий император «Всея Руси» Петр І назвал украинского гетмана наибольшим бунтовщиком и предателем «всех времен и народов». Хотя на это его бывший подданный отвечал: отказ от долголетнего царского превосходства был вызвана не чем иным, как идеей «высшей преданности», заключавшейся в служении интересам не царя-сюзерена, а своей «Ойчизни, матки бідної милої України» (слова самого Мазепы. — Авт.), вольностям и благосостоянию Войска Запорожского и всего украинского народа.
Специфика украинской ситуации заключалась в том, что с революционных времен Хмельнитчины правители вновь возникшего Казацкого государства вынуждены были лавировать между более сильными соседними монархами-властителями и поочередно (иногда — одновременно) признавать их сюзеренитет или протекцию. А посему, учитывая кардинальное изменение международной ситуации в условиях очередной «общеевропейской» Северной войны, гетман Мазепа лишь продолжил (!) традицию так называемой поливасалитетной политики в отношении окружающих монархических дворов своих предшественников на гетманской должности. Ведь одной из причин довольно частой смены правительствами Ивана Выговського, Юрия Хмельницкого, Ивана Брюховецкого и Петра Дорошенко своих протекторов (а, следовательно, и их «измены») на протяжении эпохи Руины была невозможность обеспечения объединения казацкой Украины под руководством того или иного правителя. Едва ли не главнейшим фактором такого лавирования было обеспечение королем Речи Посполитой, царем Московского государства, султаном Османской империи или же королем Шведского королевства (а именно в этом четырехугольнике, главным образом, происходило барражирование гетманов от одной к другой протекции) лучших вольностей для Украины.
В манифесте московского монарха Петра І от 1 ноября 1708 года читаем, что «гетман Мазепа изменил Нам, Великому Государю, без всякой данной ему в том причины, и переехал к Королю Шведскому». То есть царь будто бы не видел никаких мотиваций отказа своего долголетнего вассала от его монаршей опеки и в одностороннем порядке объявлял его действия изменой. Однако проведенный научный анализ украинско-российских отношений позволяет утверждать, что Петр І в условиях войны cтал вести себя как владыка-тиран в отношении вассальной Украины и, таким образом, первым предал предыдущие двусторонние договоренности (так называемые Коломацкие 1687-го и Московские 1689 года статьи), которые гарантировали свободное существование казацкой автономии под властью Москвы. А посему весомые причины перехода гетмана Мазепы, его правительства и армии на сторону Шведского королевства все же были, а большинство из них имели не только глубокие исторические корни, но и системный характер.
Выяснилось, что в условиях Великой Северной войны: во-первых, Московское царство не желало решать дело объединения Украины путем возвращения под гетманскую власть большей части ее территории — Правобережья; во-вторых, царь Петр І и его окружение начали активно ограничивать политические права гетмана; в-третьих, Москва, основав Киевскую губернию, начала радикальные изменения традиционного административного устройства Украины; в-четвертых, московское правительство урезало права Мазепы в сфере экономики и финансов, предоставления земельных наделов казацкой старшине и т. п.; в-пятых, Москва всячески ограничивала политико-административные полномочия украинского «дворянства» — казацкой старшини; в-шестых, Петр І начал перестройку казацкого войска в направлении «рекрутирования» казаков, а российские правительственные мужи разных рангов начали руководить генеральной старшиной, полковниками и сотниками; в-седьмых, российские военачальники и солдаты во время Северной войны осуществляли карательные действия и беспредел в отношении разных слоев украинского населения; в-восьмых, московский царь перегружал казацкое войско постоянными военными походами и строительными работами; в-девятых, Московское царство не обеспечило надлежащей обороны Украины от шведского наступления и, по сути, отказало ее правителю Мазепе в надлежащей защите. Все это трактовалось гетманом и его соратниками как тирания Москвы.

Князь?

До сих пор историки живо дискутируют относительно того, каким было политическое положение казацких гетманов как правителей Украины, особенно если приравнивать их к европейским или азиатских властителям. Наиболее аргументированной кажется мнение о том, что гетманы имели такой же статус, как курфюрсты, герцоги или бароны автономных княжеств Германии или же князья вассальных Молдавии и Волощины (совр. Румыния) либо зависимых от Османов крымских ханов. Вместе с тем полномочия Мазепы современники довольно часто сравнивали с королевскими, хотя очевидно, что он имел самодостаточную должность и титул «гетмана Войска Запорожского обеих сторон Днепра», а также предоставленное в 1707 году австрийским императором и «властелином всех христиан» Иосифом І почетное звание «князя Священной Римской империи немецкой нации».
Послы разных стран и путешественники неоднократно обращали внимание на то, что украинский гетман, несмотря на зависимость от царя, ведет себя как настоящий король. «...Вид светлейшего пана Гетмана во всем может сравниваться с королевским», — свидетельствовал очевидец о выступлении 40-тысячного украинского войска в Польшу в 1704 году. А словак Даниэль Крман, который продолжительное время находился в Украине, отмечал, что мазепинские полковники по статусу равнялись молдавским и валахским князьям. Что же тогда говорить о гетмане, который свой политический вес, опять же по оценкам современников, дополнял неисчислимым финансовым состоянием и земельными наделами.
Как настоящий правитель своей нации, который по обыкновению должен был быть великим полководцем, Иван Мазепа на должности гетмана в русле выполнения военных планов антиосманской коалиции государств в составе России, Польши, Австрии, Венеции и Ватикана, осуществил 9 больших (от 10 до 50 тысяч казаков), до 12 средних (от 5 до 10 тысяч) и 40 поменьше (до 5 тысяч человек) летних и зимних походов в Крымское ханство и контролируемые турками и татарами Молдавское княжество, понизовье Днепра, Буга, Днестра и Дуная, Северное Причерноморье и Приазовье. Он также организовал несколько мощных морских выступлений против флота Османской империи в акваториях Черного и Азовского морей.
Как настоящий правитель, который всегда должен был ревностно заботиться о вере жителей своей страны, Иван Мазепа заботился о защите православной церкви и был ее большим благодетелем. Он издал много универсалов, которые подтверждали старые или же предоставляли новые земли для всех монастырей Украины. Подсчитано, что на средства гетмана построено, восстановлено и реставрировано почти 40 православных святынь, среди которых в Киеве Киево-Печерская и Софийская лавры, Межигорский, Кирилловский, Пустынно-Николаевский, Братский Богоявленский и Михайловский Златоверхий монастыри. Кроме того, он давал деньги на строительство и содержание храмов в Полтаве, Чернигове, Белой Церкви, Лубнах, Глухове, Переяславе, Нежине, Козельце, Прилуках, Бахмаче и Батурине. В соборе Воскресения при Гробе Господнем в Иерусалиме до сего времени сохраняется и используется во время торжественных молебнов драгоценный антиминс (серебряная плита) подаренный Мазепой. Не забывал гетман и еще об одной королевской обязанности — развитии городов и городского самоуправления. Своими универсалами он, равно как когда-то польские короли, подтверждал существование древнего демократического Магдебургского права в Киеве, Чернигове, Переяславе, Нежине, Стародубе и других украинских городах.
...В зажигательной речи перед своими солдатами за несколько часов перед Полтавской битвой, 27 июня 1709 года, царь Петр І «проговорился» о настоящих причинах неожиданной для него политической рокировки бывшего подданного: «Король Карл и самозванец Лещинский привлекли к воле своей гетмана Мазепу, которые клятвами обязались между собою учинить Княжество особое под властию его, в котором ему быть Великим Князем». А за полгода до этого в царском указе от 10 ноября 1708 года Петр І впервые охарактеризовал поступок своего бывшего вассала как стремление к независимому владычеству: «Мазепу в Украйне самовластным Князем над ними (украинцами. — Авт.) учинить». Заметим, что великими князьями тогда называли царей или же королей. Ведь сам Петр І, как и все его предшественники, вместе с царским титулованием, продолжал именоваться «великим князем».

* * *

Полтавская битва перечеркнула все планы гетмана Ивана Мазепы стать великим князем, то есть королем или царем Украины. Поражение шведов и мазепинцев под Полтавой стало причиной того, что этого не совсем удачного политика-интригана, одного из богатейших людей Восточной Европы, известного благодетеля православной церкви, полководца и легендарного кутилу россияне-победители стали называть не иначе, как «предателем» и «иудой». Но, как утверждали в свое время великие, у государств нет вечных друзей, а есть только вечные интересы. Наверное, и гетман Мазепа, и его предшественники на гетманской должности имели собственные национальные интересы, а посему не могли предавать свою родину, «матку милу» Украину.

Тарас ЧУХЛИБ, доктор исторических наук.