Укр | Рус
Рассмотрение дела Кернеса перенесли - заболел судья Одесщина: 284 га вернули Министерству обороны Генеральная ассамблея ООН приняла «крымскую» резолюцию Вниманию рекламодателей!!! ЕС увеличит поддержку регионов Украины, пострадавших от действий РФ Самый юный преподаватель матанализа - Н. Ковальчук из 4-го класса одесской гимназии № 7! Одесщина. Воровали нефть из «Южного нефтепровода» В ООН сегодня будут голосовать за резолюцию по милитаризации Россией Крыма Число погибших при стрельбе в Страсбурге возросло до 5 17 декабря. Памятные даты Военное положение продолжат только в случае широкомасштабного вторжения ВС России Завтра Генассамблея ООН рассмотрит проект резолюции в связи с милитаризацией РФ Черного и Азовского морей Президент П.Порошенко готов внести изменения в Конституцию относительно крымской автономии Порошенко: "Если бы я думал о рейтинге, то ничего бы не делал" Путин не ожидал, что удастся так быстро собрать доказательства агрессии в Керченском проливе
Загрузка...
На главную
30.04.2015

Сергей РЫБАЛКА: «Очень хочется кого-то посадить на вилы, но будем действовать по закону»

«Голос Украины» продолжает серию интервью с председателями парламентских комитетов. Сегодня о том, можно ли вернуть доверие к банковской системе, решить проблему с валютными заемщиками, о чем и как разговаривает с депутатами глава НБУ, когда начнутся выплаты вкладчикам Дельта Банка, где лучше сейчас хранить свои сбережения, и о многом другом — в разговоре с председателем Комитета Верховной Рады по вопросам финансовой политики и банковской деятельности Сергеем РЫБАЛКОЙ (фракция Радикальной партии Олега Ляшко).
— После избрания на должность председателя парламентского финансового комитета в одном из первых интервью Вы сказали, что задача №1 для комитета — сохранить стабильность банковской системы. Прошло почти полгода, но вместо этого — наблюдаем «банкопад» и все большую нищету людей. Что может сделать парламент, профильный парламентский комитет, чтобы это остановить?
— Во-первых, мы оперативно разработали и приняли изменения в закон о моратории на выселение из единственного жилья валютных заемщиков по исполнительному предписанию нотариуса. Этот закон был проголосован почти конституционным большинством (291 голос), но мы получили вето Президента. Почему? Просто есть позиция МВФ, которая заключается в том, что нельзя вмешиваться в отношения между банком и заемщиками. Я же считаю, что это неправильно. Конечно, МВФ, одалживая нам деньги, заказывает музыку. Но наша страна называется Украина, а не МВФ. Поэтому задача правительства и государства — разговаривать и убеждать МВФ находить какой-то компромисс. К сожалению, сегодня я не вижу понимания у правительства для решения проблемы валютных заемщиков. Естественно, необходимо разделять тех, для кого жилье, приобретенное в кредит, — единственное, а таких валютных заемщиков не более 5% от общего количества. И тех, кто купил несколько квартир, сдает их и получает от этого прибыль. Наш комитет готов стать той общей площадкой, где мы можем найти компромисс для решения проблемы валютных заемщиков с Нацбанком, Минфином и миссией МВФ. Я неоднократно призывал к такому диалогу. Было много мнений, много проектов законов, но ни один вариант не был поддержан большинством. Поэтому наконец-то нужно принять такое решение, где интересы валютных заемщиков будут учтены. Их ежедневные митинги в центре Киева не придают стабильности нашей финансовой системе.
Одна из причин сегодняшнего системного банковского кризиса — не только коррупция работников НБУ и мошенничество менеджмента банков, но и слабая система банковского надзора и контроля. За прошедшие несколько месяцев мы приняли ряд законов, которые дали Нацбанку ряд новых полномочий и механизмов для «зачистки» банковской системы, чтобы мы скорее могли восстановить доверие. Это и закон об упрощении реструктуризации и рекапитализации банков, закон об усилении ответственности менеджмента и собственников банков. Существенно повышены требования к прозрачности банковских владельцев, существенно повышены размеры штрафов относительно банковской отчетности, жестко запрещены связанные кредиты, очень серьезно повышена ответственность за всяческие махинации, которые приводят к потере платежеспособности банка, например, когда владельцы выводили средства за рубеж, а вкладчики остались ни с чем. Повышены требования к открытости информации о выделении рефинансирования. Достаточно ли этого, на мой взгляд? Естественно, нет. Это только первые законодательные шаги на пути стабилизации банковского сектора. По Конституции, регулятор несет прямую ответственность за стабильность национальной валюты и банковского сектора. Более того, мы еще месяц назад просили НБУ предоставить четкий план стабилизации и развития. Но, к сожалению, до сих пор наш комитет не получил этот документ. 
— Но, невзирая на то что этот закон об усилении ответственности недобросовестных собственников банков уже действует, никаких результатов пока не видим. 
— Это уже вопрос к НБУ, Фонду гарантирования вкладов и правоохранительным органам. Наш комитет поэтому и должен быть той площадкой для НБУ, Минфина, правительства, чтобы сообща решать проблемы банков. Мы должны все время «толкать паровоз», иначе ехать наши чиновники не хотят, ничего делать не хотят. Например, в ситуации с Дельта Банком — государство самоустранилось от решения этого вопроса. Комитет оперативно провел совещание, но оказалось, что ни представители Нацбанка, ни представители Минфина полностью были к нему не подготовлены. К нам на заседание в очередной раз прислали заместителя министра финансов, который на тот момент проработал несколько недель на своей должности. И он толком ничего не мог сказать по поводу обсуждаемого вопроса. Более-менее подготовленным выглядел представитель Фонда гарантирования вкладов, который назвал четкие процедурные сроки и теоретические возможности для спасения банка.
— Но в «Дельте» же продлена временная администрация до 2 сентября. Когда начнутся выплаты?
— Да, временная администрация продлена, и окончательного решения по поводу банка еще нет. Нацбанк рассказывал, кормил людей завтраками, обещал, что банк будет национализирован. Но Кабмин, как мы понимаем, не хочет национализировать «Дельту». Когда я на одном из заседаний комитета спросил в присутствии журналистов и телекамер, есть ли хоть одно письмо из переписки НБУ с Минфином, есть ли официальная позиция НБУ и Минфина по Дельта Банку, мне сказали — нет. 
— На одном из заседаний я прямо спросил у заместителя главы Нацбанка о ситуации с Дельта Банком. А именно: были ли, по оценкам НБУ, незаконные действия, махинации у собственников и руководства Дельта Банка? В ответ я услышал: «да». Я уточнил: подпадает ли руководство банка под действие закона об ответственности собственников банков, за который мы проголосовали по инициативе НБУ? В ответ я вновь услышал тот же ответ: «да». На данный момент Фонд гарантирования вкладов проводит аудит активов Дельта Банка. И я хочу посмотреть, будет ли по итогам обращение в прокуратуру, как будут бороться за эти деньги, кто понесет ответственность на основании принятого закона. И еще вопрос: куда смотрел регулятор, кураторы от НБУ? Ведь когда в банке начинались проблемы, точнее, когда у Нацбанка появлялись малейшие подозрения, с сентября прошлого года он стал вводить кураторов в банки. До того момента кураторы отправлялись в банки только при предоставлении им рефинансирования. Возникает много вопросов. Куратор от НБУ ничего не замечал в Дельта Банке, который, кстати, получил значительные кредиты от государства? Это халатное отношение или речь уже идет о коррупции? И если так, то будут ли наказаны соответствующие должностные лица — и собственники банка, и работники Нацбанка? И будет ли вообще кто-либо наказан? Если в НБУ говорят, что не могут видеть какие-то вещи ввиду того, что законы несовершенны, тогда представители НБУ должны были жить в нашем комитете, чтобы оперативно изменить законы. А мы готовы круглосуточно готовить и принимать законодательные изменения, которые необходимы. Что же касается реакции нашего комитета на ситуацию с Дельта Банком, то мы уже написали письмо в Генеральную прокуратуру с просьбой разобраться. Но я считаю, что законодательная база и раньше позволяла не допустить выведение денег из проблемных банков. И это надо было делать сразу, по горячим следам. Правда, нужна была воля руководства НБУ и Минфина. И многие вкладчики могли бы получить свои средства. Именно за эту «бездеятельность» мы требуем отставки главы НБУ.
— Могут ли кадровые решения — в частности, отставка главы НБУ, что уже не раз инициировалось в парламенте, — изменить ситуацию в банковской системе?
— Не секрет, что фракция Радикальной партии, и я лично, неоднократно выступали за отставку Гонтаревой. Во-первых — это человек, который ставит свои личные амбиции выше государственных дел. К сожалению, мы с ней так и не смогли отделить политику от рабочих вопросов, хотя я неоднократно пытался.  Во-вторых, главой Нацбанка должен быть человек, которому народ будет доверять. А у нас как: если выходит Гонтарева и говорит, мол, не покупайте доллар по 13, потому что завтра он будет по 11, все побежали скупать доллар, потому как завтра он будет 25. Ряд решений, которые принимал НБУ, очень неквалифицированы, а некоторые принимались несвоевременно. Когда все уже вывели свои деньги за границу — предприятия, банки, только через три месяца начали проверять импортные контракты. И Нацбанк принял решение, когда все уже было давно выведено из страны. Это надо было делать значительно раньше, не допуская существенной паники и такого значительного роста курса. А, к примеру, когда ввели ограничения для банков на продажу валюты своим клиентам, курс доллара на черном рынке сразу прыгнул от 30 почти до 40 гривен за доллар. Через три дня это постановление отменили, и доллар опустился снова до 30. Но за эти три дня кто-то заработал колоссальные деньги.
Мы будем предлагать, чтобы парламент проголосовал за создание временной следственной комиссии по расследованию злоупотреблений со стороны НБУ. 
— Давайте вспомним коалиционное соглашение, подписанное после формирования в парламенте коалиции, в составе которой — и Радикальная партия. Что там было о стабилизации финансовой системы и выполнено ли что-нибудь?
— В этой части коалиционного соглашения, которая писалась не мной, много написано о том, что мы должны двигаться к европейским стандартам. Но, к сожалению, когда писалось коалиционное соглашение, никто не мог представить, что буквально через месяц начнется такой «банкопад», такую глубину падения курса гривни и что инфляция превысит 50%. Там записан ряд правильных перспективных задач по развитию финансового рынка. Но все это не очень соотносится с сегодняшними реалиями, и там почти ничего нет о срочных антикризисных мерах по стабилизации валютного рынка и банковской системы. Так что надо было в оперативном режиме, как кризис-менеджеры, принимать решения.
— К вам, вероятно, обращается множество людей — и обманутых вкладчиков, и кредитных заемщиков. Как разговариваете с этими людьми, что им обещаете, чтобы митингующие ничего не взорвали под парламентом?
— Во-первых, люди хотят, чтобы с ними разговаривали. Потому что ни в правительстве, ни в Нацбанке с людьми разговаривать не хотят. Я говорю людям правду. Говорю, что «не волшебник, а только учусь». И все, что от меня зависит и даже больше, — я буду делать. Мы пытаемся перевести проблемы из плоскости разговоров в юридическую плоскость. Если есть факты злоупотребления — отправляем запросы в прокуратуру.
— Вы начинали свой путь в политику с Днепропетровского горсовета. Почему пошли в региональную политику и как вскоре оказались в большой политике, в Радикальной партии?
— В 20 лет я стал самым молодым депутатом Днепропетровского горсовета. Потратил тогда на выборы около четырех тысяч долларов. А выиграл, наверное, потому, что пешком обошел все 16 огромных многоэтажных домов округа, зашел в каждую квартиру, представился, познакомился, спросил, чем могу помочь.
— А откуда в 20 лет — четыре тысячи долларов?
— Я занимался предпринимательством еще с 15 лет. А почему решил пойти в политику? Меня с юности тянуло к государственным, политическим делам, мне всегда это нравилось. Хотя в 20 лет, когда я первый раз баллотировался в депутаты, тогда еще сам не понимал, что буду делать. Мне казалось, что депутаты, избранные по мажоритарке, это одни из самых уважаемых людей. Тем более, что на то время, в том числе на моем мажоритарном округе в Днепропетровске, избиралась заслуженные медики и учителя, уважаемые всеми люди. Мне хотелось набраться опыта, научиться новому.
—  Изначально у меня была эйфория, потом — некоторое разочарование. Почему? Оно наступило, когда я понимал, что хотя и депутат, но не могу повлиять на происходящее или же ситуацию кардинальным образом. Спустя какое-то время я начал разбираться в процедурах, изучать, как готовятся нормативные акты, документы. Я максимально включился в работу, и мне это понравилось.
— Как в вашей жизни появились Радикальная партия и Олег Ляшко?
— После горсовета я работал в Министерстве экологии заместителем министра, когда Юлия Тимошенко была премьером. Я ушел, когда президентом стал Виктор Янукович, а новый министр поставил передо мной задачу — собирать в месяц определенную сумму денег. Тогда я открыто сказал, что не буду этого делать, написал заявление об увольнении и вернулся в бизнес. Потому что мой авторитет для меня был намного дороже. Затем в стране произошли всем известные события. Сегодня я точно могу сказать, если бы не было Майдана, Революции Достоинства и тех ребят, которые положили жизни, наверное, вы и я жили бы в другой стране. Во всяком случае, мне бы в Украине не было места. Ведь я на себе прочувствовал, что такое «каток» прошлой власти. Мой бывший тесть вместе с сыном Януковича решили, как тогда происходило повсеместно, просто "отжать" мой бизнес. Начиналось все с банальной семейной ссоры, которая переросла в настоящую травлю с угрозами и шантажом. Было устроено 45 обысков, нам подкидывали оружие, наркотики. Но после Майдана я решил, что хочу и сам что-то изменить в своей стране. А когда хочешь что-либо поменять — действуй, включайся в работу. Почему мной была выбрана Радикальная партия? Я уверен, что нашей стране до сих пор нужны радикальные изменения. К сожалению, прошел год, но, кроме табличек в высоких кабинетах, ничего не поменялось! Сама система не изменилась. И это не просто расстраивает и разочаровывает. Это стимул для того, чтобы работать здесь и сейчас, если за год кому-то ничего не удалось кардинально поменять.
— Ляшко часто грозится кого-то вынести на вилах. А вам кого хочется посадить на вилы?
— В душе, признаюсь, очень хочется. Не сомневаюсь, что люди, которые не видят обещанных реформ, столкнулись с экономическим кризисом, девальвацией национальной валюты, ростом тарифов, не могут отдать валютный кредит и теряют последнее жилье, потеряли работу и последние сбережения в банках,— точно также жаждут посадить тех, кто у власти, на эти же вилы. Тем более, что коррупция и безнаказанность, как были, так и остались. Я по себе знаю, что те люди, которые отбирали мой бизнес в пользу олигархов, подбрасывали оружие и наркотики, — они не то, что в тюрьме не сидят, они даже не уволены. А некоторые даже пошли на повышение. Как-то мы общались на эту тему с Юрием Луценко, и он тоже признался, что судьи, которые его судили, до сих пор на плаву. Но мы должны и будем действовать по закону.  А если постоянно допускать беззаконие, то чем мы будем отличаться от них?
— А в парламенте — комфортно себя чувствуете? Появились ли разочарования?
— Не могу сказать, что сейчас я чувствую себя не комфортно. Конечно, в Верховной Раде есть чему поучиться. Но я откровенно разочарован тем, что многие решения принимаются не в силу здравого смысла, а в угоду политической целесообразности, банальному пиару. Плюс сам процесс принятия решений на уровне высшего законодательного органа достаточно продолжительный и кропотливый. Часто нужно искать компромисс между очень разными интересами. И всегда важно руководствоваться интересами и задачами всей страны, а не каких-то отдельных групп.
— Где храните свои сбережения? В банках? Если да, в каких?
— В банках у меня сейчас нет депозитов. Если я уезжаю за границу, то кладу деньги на карточку — есть текущий расчетный счет. Пару лет тому назад у меня были небольшие вклады. Если сегодня есть какие-то свободные деньги, то в первую очередь я рассматриваю возможность каких-то инвестиций. Например, в недвижимость. Я всегда стремился зарабатывать больше, чем может дать банковский процент. Поэтому, если у людей есть возможность зарабатывать больше, надо к этому стремиться. В сегодняшней ситуации, с темпами инфляции и ограничениями по депозитам в банковской системе, все меньше людей несут деньги в банк. И это серьезная проблема. Людям нужна уверенность и стабильность. Нацбанк обещает очистить банковскую систему. Но пришло время четко сказать, когда это произойдет. После «чистки банковской системы» надо снять все ограничения и разработать механизм по привлечению тех денег, которые люди забрали под подушку, вывели за границу. Очень важно, чтобы люди поверили нашей финансовой системе, чтобы деньги работали на развитие экономики, на строительство новых предприятий, создание новых рабочих мест. В этом наша цель.
— Что изменилось в вашей личной жизни, с тех пор как стали народным депутатом? Где сейчас живете в Киеве?
— Я уже почти десять лет живу в Киеве. Снимаю квартиру, я не женат. В свое время все началось с развода, а закончилось тем, что я уже почти два года не могу видеться со своей дочерью. Я выиграл все судебные инстанции в Украине и несколько за границей. Но, к сожалению, мои бывшие родственники не дают мне видеть моего ребенка. Я бы мог продолжить попытки, но не хочу травмировать ее психику. Очень надеюсь, что она подрастет, и сама сможет принимать решения. Со временем она узнает, что ее отец — не погибший полярник и не наркоторговец, как ей могут рассказывать.
— Вы часто общаетесь со своими родственниками?
— Сегодня моя жизнь изменилась кардинально. Я полностью отошел от участия в семейном бизнесе, мало того, что не имею права этим заниматься по закону, но у меня сейчас просто физически не хватило бы на это времени. Сегодня я успеваю позвонить брату или маме и спросить, как там у них дела. Или моя мама сама звонит и жалуется на то, что, к примеру, вчера на ее предприятие зашли какие-то деньги по экспортным операциям, а Нацбанк обязывает продавать валюту по курсу 21 грн. за 1$, а потом эти же деньги предлагает купить по курсу 28 грн.  Признаюсь, что на данный момент практически все мое время занимает работа в комитете. За три месяца к нам поступило более тысячи обращений.
Еще я поставил перед собой задачу: почти каждый день заниматься спортом. Стараюсь делать это после восьми вечера. Ведь с утра я физически просто не успеваю потренироваться. Еще до начала утренних пленарных заседаний в комитете успеваю проверить документацию, подготовить необходимые письма и поставить задачи. Но и вечерние занятия спортом всегда стимулируют и держат в тонусе, дают заряд на следующий день. Когда же у меня все-таки появляется свободные минуты, я провожу их с друзьями или с моей семьей.

Интервью взяла Юлиана ШЕВЧУК.

ИЗ ДОСЬЕ «ГОЛОСА УКРАИНЫ»

Сергей РЫБАЛКА, народный депутат Украины от Радикальной партии Олега Ляшко (№22 в списке). Родился в 1978 году в Днепропетровске. Имеет два высших образования — по специальностям «Металлургия черных металлов» и «юрист». Кандидат политических наук. До парламента дважды избирался депутатом Днепропетровского городского совета — в 2002-м и 2006 годах, с февраля 2009-го — по март 2010 гг. работал заместителем министра охраны окружающей природной среды Украины. С апреля 2008-го по январь 2009 гг. — заместитель председателя Национального агентства Украины по вопросам подготовки и проведения в Украине финальной части чемпионата по футболу Евро-2012, также работал в бизнес-структурах. Разведен, имеет дочь.

Все статьи рубрики На главную