Целью Революции Достоинства была и остается защита права граждан нашего государства самим решать свою судьбу, самим определять свое будущее. Как граждане нашего государства, мы — сотрудники ГУ «Институт неврологии, психиатрии и наркологии Национальной академии медицинских наук Украины» — стремимся оставить своим детям страну, которой можно гордиться. Такая страна невозможна без эффективной системы здравоохранения, основывающейся на надежном фундаменте научных исследований. Принцип «ничего для нас без нас» является ключевым для гражданского общества, которое мы строим. Вот почему мы не можем остаться в стороне от той дискуссии, которая идет вокруг теории и практики реформы системы здравоохранения в нашем государстве и, в частности, вокруг роли медицинской науки в этом процессе.

 

 

Теория


16 марта 2015 года была обнародована Национальная стратегия реформирования системы здравоохранения в Украине на период 2015—2020 годов, являющаяся составляющей Национального плана действий по реформированию, провозглашенного Президентом и одобренного Верховной Радой Украины.


В Стратегии совершенно справедливо указано, что единственным приемлемым способом разрешения сложившейся ситуации является не разрушение, а «контролируемый «капитальный ремонт» и переход к новой модели системы здравоохранения». Безотлагательной задачей Стратегия справедливо признает оптимизацию инфраструктуры вторичной медпомощи путем «создания больничной сети каждой области с возможностью виртуального объединения этих сетей в единое больничное пространство для всей страны». В частности, предполагается «постепенная и поэтапная передача ведомственных заведений здравоохранения в состав областных сетей».


Единое больничное пространство (являющееся материальным воплощением идеи единого медицинского пространства) — необходимая предпосылка для реализации двух главных принципов реформы, о которой идет речь, а именно: переориентация с финансирования койко-мест на оплату реальных услуг, полученных реальным человеком («деньги идут за пациентом») и обеспечение прав пациентов на выбор лечебного учреждения.
Известно, что инфраструктуру вторичной медпомощи увенчивает областная больница, а третичную медпомощь предоставляют высокоспециализированные, высокотехнологические центры системы здравоохранения, которые образовывают (уже не виртуально, а реально) единое медицинское пространство национального уровня. Ведь такие центры есть далеко не в каждом регионе и принимают на лечение пациентов они со всей страны, независимо от места их проживания.


Следует отдельно подчеркнуть продуманный и осторожный подход Стратегии относительно таких центров. В частности, в ней сказано: «Государство должно сформировать политику существования высокотехнологических центров, которых не может быть много, но они должны обеспечивать доступ к современным технологиям и становиться центрами развития и агентами перемен».


Понятно, что оптимальными кандидатами на роль «высокотехнологических центров», о которых идет речь в Стратегии, являются институты Национальной академии медицинских наук Украины, имеющие высокий уровень специализации, укомплектованные лучшими специалистами, лучшим оборудованием (доступным в текущих условиях) и которые уже сейчас обеспечивают высочайший достижимый в нашей стране уровень предоставления медпомощи по своему профилю жителям со всех регионов нашего государства.


Также понятно, что роль «высокотехнологических центров» указанные учреждения смогут выполнять лишь как научные академические институты, поскольку:
— именно академическая атмосфера привлекает талантливую молодежь;


— именно научные школы, действующие в научных академических институтах, создают необходимые предпосылки для быстрого профессионального роста молодых специалистов;
— само объединение «под одной крышей» институтских клиник с другими научными подразделениями (лабораториями, мастерскими и экспериментальными производствами) позволяет научным академическим институтам быть «центрами развития и агентами перемен», о которых говорится в Стратегии.


Собственно, именно по такой интегральной модели построены национальные институты здравоохранения США, лидерство которых в современной мировой медицине неоспоримо.
Таким образом, на уровне теории реформ, которую содержит в себе Стратегия, все обстоит благополучно. И в этом нет ничего странного, поскольку в разработке этого документа принимали участие авторитетные эксперты, а результаты их деятельности прошли широкое общественное обсуждение.


Практика


К сожалению, уже сейчас институты НАМН Украины оказались под угрозой и могут быть разрушены еще до того, как продуманные подходы Стратегии относительно «высокотехнологических центров» будут воплощены в жизнь. Дело в том, что с 01.01.2015 г. (то есть за два с половиной месяца до обнародования Стратегии), вступил в силу Закон Украины №79-VІІІ от 28.12.2014 г. «О внесении изменений в Бюджетный кодекс Украины относительно реформы межбюджетных отношений», который может создать условия как раз для такого фатального развития событий. 


Пункт 2 Заключительных положений этого закона предусматривает, в частности, осуществление мер по передаче клиник научно-исследовательских институтов «в сферу управления центрального органа исполнительной власти, обеспечивающего формирование и реализующего государственную политику в сфере здравоохранения». Существующая в документе нечеткость определения «научно-исследовательские институты» позволяет, при желании, считать таковыми и учреждения НАМН Украины. Это вызывает особое беспокойство, поскольку НАМН Украины — это целостный комплекс лучших научно-медицинских учреждений страны, который уже сегодня является реальным прототипом единого медицинского пространства национального (межобластного) уровня.


Главным препятствием для свободного передвижения пациентов в этом уже созданном пространстве высокотехнологических центров третичной помощи является совсем не ошибочная подчиненность, которую надо изменить. На самом деле причина в банальном недостатке средств на транспортные расходы, что является результатом крайней бедности населения (у большинства больных просто нет денег на поездку в другой город), а также почти в полном отсутствии страховых и других финансовых механизмов, способных обеспечить проезд пациента к месту его надлежащего лечения.


Разрушение комплекса клинических институтов НАМН Украины не только уничтожит единый действующий прототип медицинского пространства национального уровня, но и приведет к деградации всемирно известных научных школ, массовому оттоку научных работников за пределы нашего государства и упадку медицинской науки на его просторах как минимум на десятилетия, а то и на века.


Кроме того, тревогу вызывает тот факт, что упомянутая в законе клиника рассматривается, как якобы мобильное и независимое подразделение, которое можно без причинения вреда отделить от других частей действительно единого «организма» — клинического научного академического института. Непонятно, как после такой варварской «ампутации» научные академические институты смогут выполнять роль упомянутых в Стратегии «высокотехнологических центров». Наконец, непонятно, как отделение лучших клиник от ведущих научных академических учреждений (с которыми они сейчас образовывают единое целое), будет способствовать конечной цели упомянутой реформы — повышению качества предоставления медпомощи? Что произойдет с уровнем этой помощи в стране после того, как будут разрушены «флагманы» отрасли, на которые равняются другие учреждения здравоохранения?


Чтобы предотвратить неблагоприятные и, возможно, необратимые последствия предусмотренных законом действий и реализовать основные положения Стратегии, следует учесть текущее положение вещей, а также ошибки, которые уже были сделаны в процессе подобных реформирований в недавнем прошлом.


Печальный опыт прошлого предостерегает


Известно, что до середины 1950-х годов украинская медицинская наука и образование развивались в русле общепризнанных мировых тенденций — они базировались на основе собственных университетских (академических) клиник. Однако в 1955-м были приняты решения о передаче указанных клиник в подчинение местным административным органам. Все медицинские университеты, а также те научно-исследовательские институты, которые не смогли отстоять свои клиники, постигла драматическая судьба. Именно тогда в медицинских университетах начался упадок научных исследований, который наблюдается до сих пор.


А разрушительное влияние этого решения на научно-исследовательские учреждения хорошо иллюстрирует пример нашей Украинской психоневрологической академии. На протяжении лишь нескольких лет после утраты собственных клиник этот всемирно известный научный центр превратился в третьеразрядное провинциальное учреждение, которое балансировало на грани расформирования. И наоборот, возвращение клиник этому учреждению, позволило ему восстановить свою научную славу и возродиться, наконец, в виде современного ГУ «Институт неврологии, психиатрии и наркологии НАМН Украины». Совершенно очевидно, что процесс возрождения был намного дольше и тяжелее, чем деградация, вызванная непродуманными административными действиями.


Сегодня Украина стремится к модернизации и соответствию мировым стандартам. Именно теперь государство пытается исправить ошибки прошлого и вернуть науку в университеты, для чего, в частности, ищет возможности предоставить университетам собственные клиники. Так допустимо ли в этих условиях правой рукой исправлять одну ошибку (возвращать клиники университетам), а левой — делать новую страшную ошибку (забирать клиники у научных академических институтов)?


Учитывая вышесказанное, считаем недопустимой передачу клиник научных академических институтов в сфере управления каких-либо других административных органов, кроме НАМН Украины. Такая передача усложнит (или даже сделает невозможным) выполнение задач Стратегии, а также программных документов действующего парламентского большинства и правительства страны поскольку:


— разрушит уже действующий прототип единого медицинского пространства национального уровня, который состоит из высокоспециализированных учреждений третичной медпомощи;


— лишит страну упомянутых в Стратегии высокотехнологических центров, которые должны обеспечить доступ к современным технологиям и стать центрами развития и агентами перемен;


— приведет к фактическому разрушению ведущих научных школ и к глубокому упадку отечественной медицинской науки, а также


— существенно ухудшит качество предоставления медпомощи широким слоям населения всех без исключения регионов Украины (прежде всего пациентам с наиболее тяжелыми формами болезней, которые всегда были целевым контингентом академических клиник).


По поручению коллектива


Петр ВОЛОШИН, профессор, директор ГУ «Институт неврологии, психиатрии и наркологии НАМН Украины».