Следует отметить, что существует проблема обеспечения жильем переселенцев (многие из которых не просят «милости у природы», а сами готовы браться за работу и развивать свое новое жилье и инфраструктуру вокруг него).

Однако просто так в дом (даже откровенно брошенный) не заселишься. Это не только не совсем законно, но и рискованно — сделав даже небольшой ремонт и приведя дом в минимальный порядок, пропахав огород и засеяв его, можно через несколько месяцев-лет узнать, что владелец дома не бросал его, а только оставил на определенное время без внимания и теперь выдвигает свои законные претензии о поселении в нем (а за ремонт и сделанную работу хочет лишь поблагодарить).


Как же действовать в таких случаях, чтобы устранить риски? Конечно, идеально — приобрести недвижимость со всеми формальностями (в маленьких селах это можно сделать за сумму в несколько тысяч гривен), но не всегда хозяина удается найти (особенно, когда село вымерло).


В большинстве случаев есть возможность решить проблему законным путем. Закон предусматривает практически все возможности урегулирования гражданских и хозяйственных отношений. Например, глава 8 Гражданского процессуального кодекса Украины (ст. 269—273) регламентирует отношения по рассмотрению судами общей юрисдикции дел о передаче бесхозной недвижимой вещи в коммунальную собственность.


То есть описанные правовые институты должны применяться тогда, когда орган, уполномоченный управлять имуществом определенной территориальной громады, выявит откровенно бесхозное недвижимое имущество.
В таком случае после взятия дома на баланс (учет) органом, осуществляющим государственную регистрацию прав собственности на недвижимое имущество, после истечения годового срока такого учета (разумный срок для того, чтобы владелец появился и доказал свои требования), после объявления в СМИ о возникшей ситуации — по решению суда по месту нахождения такой недвижимости последнюю передают в собственность соответствующей территориальной громады, которая уже дальше может ею распоряжаться по собственному усмотрению (на основаниях, определенных Законом Украины «О местном самоуправлении в Украине»), в частности и  для обеспечения переселенцев с оккупированных территорий упомянутым недвижимым имуществом.


Однако полученные статистические данные поражают и не дают повода для оптимизма. Согласно данным Единого государственного реестра судебных решений, по поисковым словосочетаниям, которые позволяют найти и оценить статистические показатели и тенденции применения института приобретения права собственности территориальными громадами на бесхозное имущество, выявлено всего около 1500 судебных актов по этому поводу (с 2011 года, то есть с момента начала администрирования реестра).


Здесь можно кое в чем и понять чиновников органов местного самоуправления, которые проявляют пассивность в направлении учета и принятия в собственность объектов недвижимости: такая процедура несколько сложная, длительная и затратная в организационном, административном и финансовом плане (даже объявление в газете о поиске владельца объекта недвижимости нельзя разместить бесплатно). Да и сам объект недвижимости не всегда нужен территориальной громаде — ведь приняв его в собственность, чиновникам необходимо ломать голову над тем, каким образом поддержать его жизнеспособность (целостность): починить крышу, установить окна, подвести электричество и другие коммуникации, обеспечить охрану и т. п. Не обеспечишь — можно ожидать визита правоохранительных и контролирующих органов, которые будут обвинять в небрежном отношении к имуществу территориальной громады (при отсутствии реальных финансовых, материальных и организационных, административных возможностей).


Иными словами — заброшенный дом проще оставить «как есть» и не обращать на него внимания до того времени, пока он просто не рухнет сам по себе от недосмотра и физических разрушительных процессов.


Выходов из ситуации может быть несколько: от существенной децентрализации системы органов местного самоуправления и предоставления органам самоуправления упрощенных механизмов распоряжения откровенно бесхозными объектами до внедрения упрощенных механизмов непосредственного вступления переселенцами (любыми лицами) во владение бесхозным имуществом (с соответствующими ограничивающими механизмами, чтобы это не превратилось в банальное рейдерство: например, в таком случае каждый желающий может обращаться в суд с заявлением о признании права собственности на имущество за собой после соблюдения тех же требований, которые ставятся и к органам местного самоуправления сейчас при таких же временных сроках).


Ст. 334 Гражданского кодекса Украины предусматривает возможность приобретения права собственности на недвижимые объекты по факту публичного владения (опять же, все это требует судебного оформления), но применение приобретательской давности относительно недвижимого имущества наступает не ранее чем через 10 лет после беспрерывного владения. То есть лицо может владеть (публично использовать) недвижимым объектом целых десять лет до момента, когда приобретет право на его присвоение по судебному решению.


Проблему можно было бы решить даже не возложением на органы управления имуществом территориальной громады обязанности «легализировать» и принять в собственность все объекты недвижимости, а просто сравнением процессуальных прав таких органов и обычных лиц.


Ведь именно в этом состоит реформа по децентрализации власти — через утверждение уважения к людям и их нуждам в выработке действенных и умных механизмов защиты прав, повышения и усовершенствования уровня их социальных процессуальных гарантий и возможностей.

 


Ирина Кременовская, к. ю. н., с. н. с., ученый секретарь Института экономико-правовых исследований Национальной академии наук Украины.

 

Вот такие дома можно найти в одном из сел Черниговской области.


Фото автора.