В семье начальника Военно-медицинского клинического центра Западного региона, что во Львове, полковника медицинской службы Ивана Гайды хранится реликвия, которой здесь особенно дорожат. Это — бабушкино свидетельство о том, что Мария-Янина (Иванна) Гайда окончила двухлетнюю акушерскую школу во Львове, успешно сдала экзамены и имеет право практиковать.

Было это в 1934 году, то есть еще при Польше. Советская власть документ не признала, но женщинам села Барыш Бучачского района на Тернопольщине это не мешало постоянно обращаться к местной повитухе Иванне. Так что многие его жители появились на свет с ее помощью. Именно бабушка заложила основы врачебной династии Гайдов. Фельдшером в Барыше много лет работал отец полковника Михаил Павлович, человек сложной судьбы. Во время войны вывезли его на невольнические работы в Германию, а когда вернулся домой, дали десять лет за то, что помогал повстанцам: ходил с вертепом, собирая для них средства, и когда, работая на почте, давал газеты на самодельные папиросы. Отбыл девять из них. Вернувшись, окончил медицинское училище и работал в родном селе. И хотя в Барыше была участковая больница, все шли в первую очередь «к Павловичу». Двое из трех сыновей четы Гайдов — фельдшера Михаила Павловича и учительницы Анны Федоровны — стали врачами. Кроме того, у старшего сына Игоря дочь Ульяна — врач-терапевт, жена младшего сына Олега Людмила — врач-терапевт, сын Игорь — врач-хирург, дочь Ирина — студентка Тернопольского медицинского университета. Сын Ивана Михайловича Ярослав — военный хирург, дочь Оля — четверокурсница Львовского медицинского университета. Что и говорить, легкая рука была у бабушки Иванны! Когда на Рождество или Пасху большая семья собирается в Барыше за столом у матери, то медицинская тема — едва ли не самая основная для обсуждения.

Главное — преемственность поколений

Иван Гайда уже пять лет возглавляет Львовский военно-медицинский клинический центр, у него двадцать пять лет организаторского опыта в военной медицине, квалификация магистра государственного управления, он заслуженный работник здравоохранения Украины. Военная медицина, как и армия в целом, за 23 последних года пережила непростые времена, и лишь военные события в стране заставили власть и общество пересмотреть свое отношение к главному силовому ведомству и его структурам.

— Мы старались сохранить самое дорогое — кадры, — делится Иван Михайлович. — И это удалось, иначе в мае-июне прошлого года, когда начались активные боевые действия, было бы очень трудно. В медицине важна преемственность поколений. У нас есть врачи, которые знают, что такое боевая травма, боевое ранение, на практике. Они прошли Афганистан, в составе миротворческих войск — горячие точки стран Африки, Ближнего Востока. Это — огромная практика. Кроме того, наши врачи обмениваются опытом и консультируются с коллегами из стран Европы, США, Канады, России (до военного конфликта), во время отпусков участвуют в международных научно-практических конференциях. Только в сравнении можно понять, на каком уровне мы находимся и что надо изменить.

При этом, считает он, важно действовать, как завещал Тарас Шевченко: чужому учиться, но и своего не сторониться. Не надо впадать в крайности и полностью заимствовать стандарты других стран или международных учреждений. Наши медицинские вузы дают достойные знания. Кто знает язык, прежде всего английский, с иностранными коллегами общается на равных. Необходимо позаимствовать все лучшее из международной практики, не отказываясь от положительного опыта, который есть у нас. Вместе с тем важно учесть допущенные ошибки. Боевые действия на многое заставили посмотреть по-другому. Скажем, в свое время в гражданских медицинских университетах исчезли такие предметы, как военно-полевая хирургия и военно-полевая терапия, в большинстве медицинских вузов закрыли военные кафедры. Поэтому в начале АТО допустили ряд ошибок в лечении огнестрельных ранений на уровне центральных районных больниц юго-восточных регионов. После выявления этих проблем и надлежащего реагирования руководителями хирургической службы МО Украины и Минздрава Украины, а также после усиления «прифронтовых» ЦРБ военными ситуацию исправили.

А еще полковник Гайда убежден: азы первой медпомощи (теперь ее называют по-разному, но суть от этого не меняется) должны знать все образованные граждане (это один из признаков цивилизованности общества), чтобы в критической ситуации могли помочь себе или окружающим.

Изменился подход и к восстановительному лечению и реабилитации раненых, травмированных и больных. В составе клиники нейрохирургии и не-

врологии действует отделение восстановительного лечения и реабилитации, которое после существенного кадрового усиления с июня прошлого года заработало на полную мощность. Среди военных лечебных учреждений только во Львовском госпитале организована реабилитация больных и раненых после тяжелых боевых травм головного и спинного мозга, а также с ранениями опорно-двигательного аппарата. Основной задачей реабилитации раненых является возвращение их 

к полноценной жизни. Иногда приходится начинать все с начала, с элементарного: научить становиться на ноги, ходить, одеваться, самому себя обслуживать. «Имеем необходимое оборудование, сложную аппаратуру, чтобы способствовать восстановлению, разрабатывать каждый сустав, и, конечно, в первую очередь, высококвалифицированных специалистов в этой области медицины. Начали обустройство специального бассейна с оборудованием для подводной вытяжки. Есть необходимая документация, меценат, который взял на себя финансовые затраты. Также проводим реконструкцию еще одного зала лечебной физкультуры. В этом отделении практически все оборудование приобретено меценатами: как украинскими, так и зарубежными», — продолжает полковник.

Иногда телесные раны затягиваются быстрее, чем психологические, а их получают все участники военных действий. Даже если эти действия, даст Бог, скоро закончатся, то их отголоски растянутся на годы, возможно, на десятилетия. Здесь очень много зависит от семьи. Главное — понять, поддержать, отвлечь внимание. Никакие санатории, профилактории не сделают того, что могут сделать родные, друзья, убежден Иван Гайда. Но на первых порах все-таки нужна помощь специалистов. Кроме госпитальных психиатров, в отделениях центра работают специалисты кризисной психологической службы города Львова, от Украинского союза психотерапевтов. По его мнению, психологи нужны не только во время войны, но и в мирной жизни, прежде всего в силовых структурах. Всюду, где есть оружие, должен обязательно быть психолог. Наши ребята, особенно мобилизованные, не были готовы к тому, что пришлось увидеть во время АТО.

Бесплатной она никогда не была

Что касается проблем, то в военной медицине они такие же, как и в гражданской. До недавнего времени — постоянные сокращения, ненадлежащее финансирование, устаревшая материально-техническая база (за незначительным исключением некоторых учреждений Киева). Но, несмотря на это, благодаря коллективам военно-медицинских клинических центров и военных госпиталей госпитальная составляющая военной медицины готова к испытаниям, связанным с боевыми действиями на юго-востоке страны. Свидетельство тому — тысячи спасенных жизней. Да, медицина — удовольствие не из дешевых. Бесплатной она никогда не была и не будет. Кто-то обязательно должен оплатить медицинскую услугу: государство, предприятие, владелец, сами люди или страховые компании.

— Мы уже сегодня работаем более чем с двадцатью страховыми компаниями — делится опытом Иван Михайлович. — Есть определенные результаты. Что касается обязательного контингента, прежде всего участников АТО, то они в центре обеспечены всем необходимым бесплатно. Теперь обещают армию, а значит, и нас, лучше финансировать. Что же, увидим. Но и мы не сидим сложа руки. Из более чем восьми тысяч пролеченных в прошлом году больных только хирургического профиля четвертая часть — гражданская категория. Значит, военным врачам доверяют. А гражданские становятся нашими пациентами, когда есть свободные места.

Неоценимую помощь предоставляют сегодня волонтеры, в частности, художественные коллективы. От них больные заряжаются, словно от генераторов. Для участников боевых действий важно чувствовать, что их не забыли, что обществу они не безразличны. Это и моральная поддержка персонала, который понимает, что делает нужное дело. С благодарностью говорит Иван Михайлович об артистах-волонтерах, которые посещают госпиталь, в том числе о детках из тернопольской благотворительной организации «Українська родина», которую возглавляет кандидат педагогических наук Ирина Найдух. Маленькие артисты уже дважды побывали в центре, дали концерты, посетили бойцов в палатах, привезли подарки от Николая. Они не только растрогали до слез мужественных мужчин, но и вселили оптимизм: надо жить ради будущего, ради детей.

Напоследок замечание от полковника медицинской службы Ивана Гайды. Его боль — когда некоторые средства массовой информации (особенно этим грешит телевидение) порочат армию, подавая однобокую информацию. Солдату видно со своей точки зрения, командир видит шире. Никто не против критики, но дайте разные точки зрения, пусть зритель делает свои выводы. Самое большое проявление доверия общества, как свидетельствуют социологические исследования, — к армии и церкви. Зачем его расшатывать?

Тернопольская и Львовская области.

Полковник медицинской службы Иван Гайда демонстрирует свидетельство своей бабушки — основательницы медицинской династии. 

 

Фото автора.