Самое глубокое озеро Украины Свитязь продолжает мелеть. По состоянию на 7 сентября уровень воды в нем составлял всего 113 сантиметров и стал самым низким за последние три десятилетия. Это по данным Волынского гидрометцентра, а старожилы утверждают, что таким обмелевшим озеро еще не видели. 90-летний Афанасий Гловацкий рассказал, что за семьдесят лет Свитязь местами отступил от его родного села Пульмо на 250 метров. На пляже урочища Гряда сто метров можно пройти, намочив лишь косточки. На снимке, сделанном несколько дней назад работником областного управления водных ресурсов Виктором Петруком, видно, как обмелело озеро уже этим летом.

По мнению начальника Волынского гидрометцентра Ростислава Бондарчука, негативную роль сыграл прежде всего природный фактор. Впервые за годы наблюдений начиная с 1946-го из-за недостаточного количества осадков этой весной в области не было наводнения. В августе в Шацком районе выпало всего три миллиметра осадков, что в двадцать раз меньше нормы.

Однако есть и другие причины обмеления Украинского Байкала. Известный волынский писатель Виктор Лазарук, автор экологического романа «Свитязь», считает, что негативную роль здесь сыграло осушение близлежащих болот, которые были своеобразными аккумуляторами воды. Только Верхнеприпятская осушительная система занимает площадь свыше 26 тысяч гектаров, а еще есть Копаевская. Обе почти вплотную подходят к Свитязю, и их влияние на водность озера неоспоримо. Но самое обидное то, что тысячи гектаров мелиорированных земель в Шацком поозерье почти не используются, зарастают лесом, сорняками. Так стоило ли разрушать природное равновесие этой экосистемы? Возможно, теперь лучше, в пределах разумного, не мешать повторному заболачиванию этих территорий, не тратить средства на поддержание их в состоянии пустыни.

В этом году на Волыни зафиксировано около семидесяти пожаров на торфяниках. Мало того, что расточается ценное органическое топливо и удобрение, так еще и уничтожаются прекрасные аккумуляторы воды. Ведь, как рассказал начальник областного управления водных ресурсов Ростислав Кравчук, тонна торфа может удерживать возле себя почти кубометр воды. Именно благодаря торфяникам волынские реки Припять и Стоход не обмелели этим засушливым летом так сильно, как Стырь и Западный Буг, которые берут начало на Львовщине.

В Свитязь не впадает ни одна река, и уменьшение его уровня не было бы таким катастрофическим, будь путь озерной воде перекрыт каналом, по которому она стекает в озеро Луки-Перемут. Однако переливная стенка, регулирующая расход воды в засушливые периоды, на канале разрушена, и каждый день несколько тысяч кубометров драгоценной свитязской воды вытекают через систему каналов в реку Копаевку, а из нее — в Западный Буг.

На сегодняшний день площадь водного зеркала Украинского Байкала сократилась на несколько десятков гектаров. Если Свитязь продолжит мелеть, то от него отделится и станет самостоятельным водоемом, а со временем — болотом, залив Бужня. Уже сейчас, как рассказал сельский голова Пульма Федор Гловацкий, туда едва можно протиснуться на лодке.

Директор Шацкого национального природного парка Владимир Захарко считает, что одной из причин обмеления может быть деятельность находящегося в трех десятках километров от Свитязя на территории Беларуси Хотиславского мелового карьера. По его информации, в карьере уже вышли на отметку минус семнадцать метров и наряду с добычей мела начали интенсивную откачку воды. Как повлияет такое соседство на каскад Шацких озер и, прежде всего, на Свитязь, трудно сказать. Понятно только одно: есть угроза не только для экосистемы Шацкого национального парка, но и для двух десятков озер соседнего Ратновского района, поскольку в Хотиславе планируется вести разработку ископаемых до глубины 45 метров на площади полсотни гектаров. К сожалению, государство Украина не заботится о мониторинге ситуации. Только несколько дней назад сессия Волынского областного совета, под давлением общественности и обстоятельств, выделила из областного бюджета 60 тысяч гривен для Института водных проблем и мелиорации Академии аграрных наук Украины. Именно это учреждение с 1994 года ведет наблюдение за влиянием разработки месторождения на экосистемы Волынского Полесья. Сумма мизерная, ведь на исследования нужно по меньшей мере вдвое больше средств.

И еще одно: когда мы пишем и рассказываем о Свитязе, то пользуемся старыми данными о его площади, озерных глубинах и т. п. Пора уже провести новые измерения параметров этого водоема, который пока остается предметом национальной гордости. Пока, потому что отношение к Свитязю сегодня исключительно корыстное и прагматичное. Если так будет продолжаться дальше, озеро может постичь судьба венгерского Балатона, превратившегося в лужу с грязной водой. Проблемой является, хоть и стыдно об этом писать, загрязнение Свитязя мочой. Ведь на его пляжах почти нет туалетов.

Свитязь с каждым годом все больше зарастает камышом, до войны же его на озере почти не было. Это ускоряет старение водоема. Никто ведь камыш не косит...

Люди, обеспокоенные судьбой водоема, убеждены: пришло время заслушать на сессии областного совета при участии депутатов Верховной Рады от Волыни отчет о ситуации со Свитязем и другими Шацкими озерами, а их здесь свыше двух десятков. Надо бить тревогу, хватит уже делать вид, что ничего не случилось, закрывать глаза на то, что Свитязь и другие озера болеют и мелеют. Иначе наши потомки не увидят этой красоты.

Волынская область.

 

 

На снимке: по этому каналу свитязская вода вытекает в озеро Луки-Перемут.

Фото автора.

 

 

Неутешительная картина: обмелевший Свитязь. 

Фото Виктора Петрука.