Мой собеседник Николай САЛАГОР (на снимке)  — один из опытнейших в таможенной службе работников. Он руководил многими таможнями на южной и западной границах нашего государства, а сейчас возглавляет Черновицкую таможню Государственной фискальной службы Украины. Известен как хороший специалист, является дипломированным экономистом, юристом, а в придачу еще и преподавателем английского языка. Николай Салагор заслужил уважение честным трудом, неуступчивым характером и искренним патриотизмом. Во времена, когда работал простым инспектором на Черновицкой таможне, а это был конец 80-х, все, кто вез товар на на Югославию, знали, что пройти таможенную процедуру можно быстрее,  если на дежурстве Салагор, а на твоей машине — сине-желтый флажок. Сейчас он «зубр» таможенной службы, в которую вернулся после Революции Достоинства, ведь где еще должен был быть в решающее для государства время уволенный режимом Януковича таможенник?

 

 

— Николай Михайлович, сегодня много разговоров о борьбе с сигаретной и янтарной контрабандой. Еще людей возмущают эшелоны с элитным лесом-кругляком на пограничных путях. Что вы считаете нынче главным в своей работе?


— Главным считаю не дать добить украинскую таможню. Через возрождение контрабандных схем, возвращение института «смотрящих» и невежество случайных в системе людей. Все это в комплексе наносит непоправимый ущерб государству и дискредитирует нашу работу. Что касается контрабанды сигарет, то хочу заявить, что объемы этой продукции, которая пересекает таможенные посты, не являются существенными. Мы постоянно изымаем партии сигарет в объемах, которые могут перевезти част-ные лица. Как правило, это субъекты малого пограничного движения и водители-дальнобойщики, для которых таможни — тоже составляющая профессии. Кстати,


мы задерживаем на 80 процентов больше товара, нежели наши партнеры с той стороны границы.


Это при том, что теневой экспорт сигарет существенного вреда экономике нашего государства не наносит. Для нас это больше вопрос профессионализма и порядочности. Поэтому, если дойдет до решения вопроса совместного контроля на границе с партнерами из ЕС, то вывоз подакцизной продукции контрабандным образом будет минимизирован. И это не только сигареты, львиная доля которых, кстати, пересекает границу в зоне ответственности пограничников: по лесам, полям, воде. Поэтому, повторяю, контрабанда на уровне физических и мелких юридических лиц — под жестким контролем, и мы с ней успешно боремся. Проблема в другом — в том, что наша таможенная служба не успевает за европейскими партнерами, а нам скоро жить в одном доме.


— Детализируйте, пожалуйста, что имеете в виду.


— Хотя бы то, что таможенный терминал, который при поддержке ЕС уже давно должен был быть построен на Порубном, стал долгостроем. Похоже, что кто-то в нашей службе в Киеве, кого пытаются подать как реформатора, работает не на перспективу, не на имидж государства, а пришел в кресло удовлетворить личные амбиции.


— Вы о ком?


— Я долго работаю в системе, но есть понятие чести, есть желание быть полезным государству и есть случаи, когда дальше терпеть нельзя, несмотря на субординацию. Расскажу о случае, который имел место недавно. Меня вызывают в Киев в приемную одного из заместителей председателя Государственной фискальной службы Украины. Сижу там несколько часов с секретаршей, а потом на мой телефон приходит смс, в котором сказано, что я должен прибыть на встречу с ним на улицу Городецкого, в ресторан «Феллини», на веранду. Интересное место приема подчиненных, не так ли? Но еду, так как работал при всяких и увольнял меня Игорь Калетник, причем не в ресторане. Приезжаю, а там сидит мой руководитель с главой одного из департаментов, которого мы называем «решалой». Говорит мне: пишите заявление на увольнение. Интересуюсь: на основании чего? Есть мнение, что тебя нужно уволить, дескать, с главой службы Насировым это договорено. Ничего не поделаешь, тебя «заказали». Спрашиваю: писать на салфетке?.. Нет, дали бумагу и авторучку. Выхожу на улицу и думаю, что это за протокол, негодованию нет предела. Срочно еду к главе Государственной фискальной службы Украины Роману Насирову и отзываю заявление. Я прошел все люстрации, включая имущественную. Черновицкая таможня на хорошем счету в государстве. План регулярно перевыполняем. Р. Насиров выражает мне полнейшую поддержку и весьма удивлен тем, что услышал от меня. Возвращаюсь в Черновцы и продолжаю работать.


— А раньше были какие-то конфликты?


— Нет. Думаю, это была попытка избавиться от опытных руководителей на таможенных направлениях, чтобы внедрить свои правила игры. Это не только в отношении меня, но и еще нескольких коллег в других областях, которые прошли путь становления вместе с украинской таможней. Как только его назначили, тот «зам» собрал нас в Киеве: я и другие опытные таможенники выступили со своим видением проблем и перспектив. Всем хотелось перемен, все стремились выйти на высший уровень в работе. Наблюдал, как тщательно «зам» все записывает. Подумал: ну наконец лед тронулся, а потом увидел, что со временем он начал выстраивать свои выступления и спичи нашими словами. Этот руководитель — «невыездной», на таможнях его не увидишь. Он думает, что руководить можно из кабинета, наверное, через так называемых «смотрящих», по дням просиживая в Фейсбуке. Я не понимаю такого управленческого стиля в службе с ежедневными жесткими вызовами. Его дистанционное управление товаропотоками и отстранение от информации, которую ему предоставляют с территориальных таможен, рано или поздно должно было вылезти боком. Назначение «замом» своего человека на Закарпатье «выстрелило» Мукачевом. Кстати, на Буковине, где всего два таможенных пункта по сравнению с 14 закарпатскими, мы контрабандных сигарет задержали в пять раз больше.


— Поэтому, наверное, ему и нужно было ваше заявление?


— Все знают, что Салагор неуступчивый. А для чего ему необходимо буковинское Порубное? Очень просто: в Одесском порту Саакашвили наводит порядок. Там продолжается ремонт дороги Рени—Одесса, поэтому дунайская таможня тоже перекрыта. На Могилев-Подольском направлении проблема, так как молдавская сторона фиксирует транспортный поток сразу онлайн. Единственный пункт ввоза в Украину турецкого ширпотреба — через наше Порубное. Но мы берем с одной машины 1200000 гривен таможенных сборов, поэтому у нас практически постоянно живут разного пошиба проверяющие, которые на других направлениях намекали о дани, поэтому и возвращаются в систему бывшие, как мы их называем, с уже проверенными схемами. А я первым в Украине прекратил беспошлинный ввоз товаров малыми партиями, микроавтобусами. Это десятки миллионов долларов в бюджет дополнительно. План мы перевыполнили на 168 миллионов, и согласно постановлению правительства эти средства пойдут на ремонт дорог. Единственный мой недостаток, что в их игре мячи я не буду подавать. Поэтому я и мешаю. Недавно был в отпуске, оставил исполнять обязанности своего заместителя, а тот «зам» его кандидатуру не согласовал. Хотел назначить человека со стороны, но схема не прошла.


— Вас никогда не гладили по голове. Помню, при Хорошковском вы сказали мне в интервью, что для того, чтобы ему понравиться, вы все равно губы помадой подкрашивать не будете.


— В этом случае тоже. Я не держусь за должность, я просто хочу видеть результаты своей работы. А они есть. Только благодаря четкой позиции Романа Насирова, мы уже скоро открываем в рамках малого пограничного движения два новых пункта — Дяковцы и Красноильск. Надеюсь, что руки дойдут и до таможенного терминала. Вот почему с Насировым хочется работать, потому что он всегда поступает как руководитель государственного уровня, которому за государство обидно. И мы, ветераны таможенной службы, хотим уйти с должностей, оставив молодым современную, европейского уровня таможню. Тем более что на перспективу, учитывая вызовы с востока, Украине нужна модерная надежная таможенная служба.


А что мы сейчас имеем: таможенная служба впервые не выполнила план поступлений в бюджет. Поэтому Насиров срочно взял управление департаментом под себя. Ситуацию на таможне пришлось спасать руководителю структуры, в которой таможня — лишь одно из направлений.


Такая вот история о ресторане «Феллини», Фейсбуке и «своих» людях на ключевых должностях и в роли королевских гонцов на границы государства. Как в свое время сказал опытный мытарь Анатолий Викторович Макаренко, человек высокопорядочный и полезный, — лучше с умным потерять...


Интервью с Николаем Салагором мы брали в преддверие увольнения КМУ «зама» с должности. Как видим, Кабмин был солидарен с Салагором и некоторыми другими руководителями, на которых держатся региональные таможни. Что же, теперь будем иметь возможность увидеть, действительно ли проблема была в личности этого чиновника.

Черновцы.

 

 


Фото предоставлено автором.