Важное направление современной хирургии — пересадка органов обреченным больным с целью их спасения и возвращения к полноценной жизни, которое в нашей стране практически едва теплится из-за несовершенного законодательства, имеет основания уже вскоре получить возможность для ускоренного развития. Это произойдет в случае утверждения украинским парламентом изменений в принятый еще в 1999 году Закон «О трансплантации органов и других анатомических материалов человека».

Один из законопроектов разработан Министерством здравоохранения и зарегистрирован народными депутатами Ириной Сысоенко («Самопоміч»), Константином Яриничем и Олегом Мусием (Блок Петра Порошенко) и Алексеем Кириченко (Радикальная партия Олега Ляшко). Как утверждается на сайте ведомства, принятие новой редакции законодательного акта станет де-факто толчком к кардинальной реформе в сфере трансплантации.
По словам первого заместителя руководителя Минздрава Александры Павленко, предлагается, в частности, отменить презумпцию несогласия на донорство, предусмотренную статьей 16 действующего закона. Согласно ей в Украине запрещено изымать органы умершего человека, если при жизни он не дал соответствующего официального согласия. Правда, это можно делать с разрешения родственников покойных, но, как свидетельствует многолетняя практика, получить, его в условиях эмоционального потрясения в результате тяжелой утраты практически маловероятно. Тем более что сроки на изъятие органов в таких случаях весьма небольшие. Таким образом, по убеждению специалистов, самым серьезным тормозом развития трансплантологии в Украине как раз и является статья 16 действующего закона. В законопроекте соответствующая норма прописана с точностью до наоборот, то есть заменена презумпцией согласия. Определены также процедурные моменты, порядок проведения трансплантации. Александра Павленко отмечает, что наряду с обновлением закона инициируется ряд изменений в Уголовный и Уголовный процессуальный кодексы. Так что соавторами проекта выступили СБУ, Генпрокуратура и МВД. Предусмотрено также усиление ответственности за преступления в трансплантологии. Для нарушителей, например, наряду с лишением свободы предполагается запрет осуществлять в дальнейшем медицинскую деятельность, что будет тоже весьма серьезным наказанием.
Следует отметить, что судьба отечественной трансплантологии давно волнует ведущих ученых медицинской отрасли, хирургов, врачей, политиков, общественных деятелей. Ее проблемы недавно обсуждались на расширенном заседании Национальной академии медицинских наук, круглом столе в Верховной Раде, их поднимали в публикациях «Голоса Украины», последняя из которых помещена в номере за 14 июля 2015 года под заголовком «Спасти спасительную отрасль медицины».
По информации, которую редакции предоставил директор Национального института хирургии и трансплантологии имени А.А. Шалимова НАМН Украины профессор Александр Усенко, по состоянию на февраль нынешнего года в нашей стране проживают и находятся на учете 1227 человек с трансплантированными органами, получающие иммуносупрессивнную терапию за средства государственного и местного бюджетов. На протяжении последнего года осуществлено 134 трансплантации органов: 116 — почек, остальные — печени. Вместе с тем по почкам годовая потребность превышает 2500, печени — почти 1500. Трансплантаций сердца в Украине за 20 лет выполнено всего 8 (при необходимости 1000—1500 в год). В целом ежегодное среднее количество пересадок органов не превышает 130—140. Это означает, что, сегодня в Украине выполняется жалких два процента от годовой потребности трансплантаций.
Многие наши соотечественники не имеют возможности заменить нефункционирующий орган, оставаясь, в лучшем случае, обреченными. 15 тысяч больных в нашей стране лишены возможности трансплантации из-за отсутствия доноров. И их количество постоянно растет. По статистике, ежегодно, скажем, появляется еще около 5 тысяч пациентов, которые нуждаются в пересадке, в частности почки. А это значит, кроме прочего, что государство тратит все больше средств на гемодиализ. Как отмечают специалисты, ежегодный его курс для одного пациента обходится в более чем 200 тысяч гривен без учета социальных выплат и расходов на иммунодепрессанты. Так что очевиден тот факт, что трансплантация почки экономически выгоднее, нежели диализ. Безоговорочным является и социальный выигрыш, ведь больные благодаря пересадке органа возвращаются к полноценной жизни.
По мнению профессора Александра Усенко, которое он выразил в разговоре с корреспондентом «Голоса Украины», «законопроект — нормальный, отвечает стандартам развитых зарубежных стран. Считаю: если человек при жизни не заявил о несогласии в случае смерти стать донором, то он становится им автоматически. Конечно, нужно учитывать и мнение родственников. Но главное, что развитая трансплантология нужна людям, ее ждет общество. Законопроект как раз и направлен на то, чтобы сделать эту жизненно важную отрасль медицины совершеннее и доступнее». Александр Усенко не исключает варианта объединения представленного документа с альтернативными, использования рациональных зерен из них. «Но то, что закон необходимо как можно скорее принимать, — очевидно и несомненно», — говорит он.
Необходимость принятия нового «трансплантологического» закона поддерживает и председатель Комитета Верховной Рады Украины по вопросам здравоохранения Ольга Богомолец. Но ее позиция относительно нормирования вопроса о донорстве противоположная. В основу подготовленного ею совместно с Оксаной Корчинской и зарегистрированного в начале августа в Верховной Раде альтернативного законопроекта о трансплантации, наоборот, положена презумпция несогласия. Теперь, пишет Ольга Богомолец на своем персональном сайте, депутатам придется выбрать одну из двух противоположных моделей,  продемонстрировав, насколько они готовы учитывать мнение граждан Украины, принимая решения, которые затронут каждого из нас». По убеждению председателя парламентского комитета, «только презумпция несогласия ставит заслон для преступников».
Вместе с тем Ольга Богомолец замечает: «Все чаще самым эффективным, а временами и единственным методом лечения и спасения жизни человека является трансплантация органов. По предварительным статистическим данным, в Украине ежегодно гибнут от 40 до 60 потенциальных доноров на миллион населения, что составляет почти 3 тысячи доноров, которые могли бы спасти 10 тысяч больных. Благодаря пересадке органов выживают и живут полноценной жизнью те, кто был обречен на смерть или инвалидность, отмечает соавтор альтернативного законопроекта. Но пока беда обходит нас стороной, мы редко задумываемся о трансплантологии и нам сложно представить, что завтра нам самим будет жизненно необходимо заменить какие-то органы.
По мнению председателя комитета, в будущем украинском законе о трансплантации должны быть учтены интересы всех сторон: и тех людей, которые нуждаются в помощи (пересадке донорского органа), и тех, чьи органы будут использованы для этой помощи, пусть даже на эту минуту эти люди будут мертвыми. И предусмотрена серьезная уголовная ответственность за нарушение соответствующих правовых норм. Ольга Богомолец убеждена, что законопроект такого серьезного уровня и такой общественной значимости требует широчайшего обсуждения. По ее словам, «не просто интересно, а жизненно важно, услышать на страницах СМИ, на круглых столах, на общественных слушаниях мнение людей, представителей медицинской общественности и религиозных конфессий о всех вариантах закона». Также, подчеркивает Ольга Богомолец, следует помнить: посмертное донорство — единственная форма спасения многих человеческих жизней. По прогнозам, до 2020 года каждая страна будет иметь свое закрытое пространство для трансплантологии и резко ограничит трансплантационный туризм. Нам нужно успеть принять правильный закон и сформировать правильные взгляды украинцев на жертвенное спасение жизни, на способность человека к осознанному согласию на донорство. Но сделать это так, чтобы человек не навредил себе лично, помогая другому.
Итак, надлежит сделать выбор между существующей сегодня презумпцией несогласия и презумпцией согласия, которую специалисты считают главным условием реформирования и развития отечественной трансплантологии. Не могу в этом контексте обойти мнения, высказанные в разговоре со мной людьми, для которых, наверное, медицина и жизнь — понятия неразрывные. «Однозначно презумпция согласия!» — такова позиция генерального директора Института сердца, члена-корреспондента НАМН Украины Бориса Тодурова, который в 2000-м впервые в истории нашей страны осуществил пересадку сердца смертельно больному пациенту. То же заявляет президент Национальной академии медицинских наук Андрей Сердюк: «Только презумпция согласия. Иначе трансплантологии в нашей стране не будет».
Что же, слово за парламентом...

Киев.

P.S. Когда материал уже был подготовлен в печать, пресс-служба Национального института сердечно-сосудистой хирургии имени Н. Амосова НАМН Украины распространила сообщение, в котором, в частности, говорится: «Десятки больных людей, нуждающиеся в трансплантации сердца, в ожидании: продолжить поиск средств на операцию за границей или есть надежда получить помощь в своей стране? Сегодня в институт практически ежедневно обращаются пациенты, нуждающиеся в трансплантации сердца. Неутешительный диагноз и счета за операцию за границей, которые начинаются от 150 тысяч долларов, практически лишают больных надежды на жизнь. До операции доживают единицы. Ситуацию можно изменить, но делать это необходимо уже сегодня.
Пока продолжался длительный процесс подготовки проекта закона, Национальный институт сердечно-сосудистой хирургии имени Н. Амосова с надеждой начал подготовку к началу эры трансплантации сердца в Украине. В течение трех лет бригада самых квалифицированных специалистов института прошла учебу и стажировку на базе ведущих кардиохирургических клиник мира, которые успешно занимаются трансплантацией сердца. Специалисты не только совершенствовали свои знания и навыки, изучая трансплантацию сердца как медицинскую манипуляцию, они получили огромный опыт в организации процесса «трансплантация сердца» на всех уровнях: от общегосударственного регулирования до внутрибольничного. Сегодня кардиохирурги могут с уверенностью сказать: мы готовы. Дело за законодательной базой и в содействии государства на высочайшем уровне»...

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Ольга БОГОМОЛЕЦ: 

«С одной стороны, все понимают, что необходимость в усовершенствовании «трансплантологического» законодательства, причем довольно жесткая необходимость, назрела давно — уже становится стыдно за невозможность отечественного здравоохранения и необходимость отправлять украинских детей в ту же Беларусь, так как там есть возможности, которых нет в нас. (В соседнем государстве действует норма, которая предусматривает презумпцию согласия. — Авт.). С другой стороны, в условиях тотальной коррупции, экономического кризиса, войны и открытой границы, в которых находится нынче наша страна, законодательные нормы на базе презумпции согласия должны быть прописаны исключительно сурово и принципиально».