Считается, что россияне относятся с предубеждением к украинскому языку. Ничего подобного. Журналистский эксперимент доказал, что они либо не понимают его вообще, либо могут стать тебе достойным собеседником, отвечая на соловьином.

Итак, тестирование россиян на знание украинского мы проводили на улицах Москвы, в российском посольстве в Киеве, а также в социальных сетях.

Утро. Россия. Вокзал. Из поезда Ужгород—Москва высыпаются люди. С багажом в руках пассажиры медленно идут в сторону вокзала. Некоторые делятся впечатлениями от путешествия, некоторые — обнимают родных и близких. Над платформой, притиснутой с обеих сторон поездами, — вокзальный шум, который уже через десять минут утихает. На перроне остаются проводники и уборщики.

— Вам помочь? — спрашивает меня носильщик в темно-синем костюме с яркими оранжевыми полосками.

— Ні, дякую. Я чекаю своїх.

По выражению лица понятно, что для него знакомо только слово «ні», похожее на русское «нет». Седой таксист с глубокими морщинами на лице более решительный и настойчивый:

— Девушка, вы только скажите, чем вам помочь. Все сделаю. Куда вас отвезти? Адрес знаете?

— Щиро дякую. Ні.

— Понятно...

Вечером Красная площадь по-праздничному залита светом. Тихо шуршат по мостовой автомобили. Десять часов. Людей почти нет. Встречаются только компании туристов и правоохранители. Обращаюсь к мужчине интеллигентной внешности:

— Добрий вечір, вибачте, чи не могли б ви підказати, котра зараз година?

— Что?

— Запитую, котра година.

Собеседник не понимает. Делаю символический жест, указывая на запястье.

— А, вы о времени спрашиваете? Пол-одиннадцатого. Это на каком языке? На украинском?

— Так.

— Я не понимаю жлобский язык.

— Мені прикро за вас.

Ужинаю в кафе города Пушкино. Здесь меня сначала никто не понимает. Официант вежливо повторяет: «Простите, можете повторить, что вы говорите». А бармен — парень с испанской бородкой — наклоняется к столику так низко, словно это поможет ему понять смысл сказанного. Напрасно. Украинский ему не знаком, в отличие от официантки, которая на мое: «Дякую», — не задумываясь, отвечает: «Будь ласка!».

В Киеве продолжаю эксперимент, звоня в российское посольство в Украине. Тема беседы — обучение украинских граждан на территории Российской Федерации:

— Посольство России. Здравствуйте, — обратились ко мне на безупречном русском.

— Доброго дня. Я б хотіла дізнатися, чи можу я, будучи громадянкою України, навчатися в російських вищих навчальних закладах?

Длительная пауза.

— Вы заканчиваете в этом году?

— Ні, в наступному. Я планувала вступати до магістратури.

— Не знаю. Проконсультируйтесь, пожалуйста, в Российском центре науки и культуры, который занимается вопросами обучения в России.

Оператор российского банка, у которого я спрашиваю курс евро, обращается ко мне на украинском. И большинство российских учреждений и организаций, расположенных в Киеве, любезно общаются на украинском или уверяют, что прекрасно его понимают, разговаривая при этом на русском. И только одно неприятное исключение.

Звоню:

— Мене звати Олеся Савенко. Я — журналіст. Чи можна з вами зустрітися, щоб поговорити про вашу організацію?

— У нас есть сайт, там все можно узнать.

— А зустрітися особисто ви не зможете?

— У меня мало времени. Напишите, пожалуйста, по электронной почте интересующие вас вопросы.

— Зрозуміло. А можна вам питання українською писати? Ви зрозумієте їх?

— Я добре розумію державну мову (раздраженно). Я навчався в Радянському Союзі, і там вивчали державну мову, якщо вам це невідомо.

Затем открываю браузер и захожу на собственную страницу vk.com, где с помощью поиска начинаю «охотиться» на россиян. У подростков и у старших людей спрашиваю о выдающихся памятниках их городов, а у студентов — об учебных заведениях. На мои письма в основном ответило чуть больше половины мной потревоженных пользователей соцсети. Только подростки чаще всего игнорируют мои призывы к общению. Остальные — охотно присоединяются.

— Привіт, ти з Курська?

— Привет, да, а что?

— А що у вас в місті є гарного подивитися?

— У нас город маленький, смотреть особо нечего, обычный город. В Москве есть, что посмотреть. А ты в Курске?

— Ще ні. Поки що думаю що і де відвідати. До речі, ти добре мене розумієш чи користуєшся перекладачем?

— Да у меня девушка знает украинский. Родственники там у нее.

Пишу девушке, которая учится в МГУ и указала, что ее родной город — Москва. Уже через несколько сообщений становится понятно, что родом она из Крыма. И учится в филиале московского вуза.

Чаще всего мне отвечают: «Извини, можно на русском».

— Привіт, ти навчаєшся в Пітері?

— Я не понял твоего вопроса.

— Не розумієш української мови? Лучше на русском писать?

— Да, лучше на русском писать.

Многие из респондентов звали в гости, выражая симпатию ко мне и к моему языку.

Напоследок я провела среди россиян в социальной сети опрос на знание украинского. На вопрос: «Знаете ли вы украинский язык?» — из 500 опрошенных утвердительно ответили 25,2 %. В целом эксперимент доказал: не все россияне знают наш язык, но в основном они толерантны и гостеприимны. Как, собственно, и мы, украинцы.

Рис. Алексея КУСТОВСКОГО.