Новости о начале очередной эпидемии гриппа у нас — как сводки с поля боя: столько-то выбыло из рядов здоровых, столько-то — из рядов живых. С начала эпидемического сезона с 1 октября 2015 года по 10 января 2016-го в Украине официально зарегистрировано 25 случаев смертей. Причину смертности специалисты от медицины усматривают в том, что больные обращались за медпомощью только на пятый-шестой день, когда ситуация становилась критической. С этим можно согласиться, но при одном условии: это — не причина, а только объяснение. В действительности то, что взрослые сознательные люди, прекрасно понимающие все риски и опасности, не обращаются за помощью к медикам, а отдают предпочтение самолечению, — это диагноз, поставленный уже обществом отечественной медицине. И диагноз весьма неутешительный. Чиновники от Министерства здравоохранения как минимум лукавят, перекладывая ответственность на самих умерших.

 

Системные проблемы в здравоохранении особенно остро проявляются в экстремальных ситуациях. Эпидемия — одна из таких. В результате многолетних реформ в области здравоохранения, по моему мнению, более всего пострадала сфера первичной медпомощи. Никого не удивляет, что все случаи смертей от гриппа зафиксированы в больших городах и областных центрах? Напоминаю: мы живем в начале XXІ века практически в центре Европы. Если уж жители мегаполисов, где шансы получить медпомощь значительно выше, чем в отдаленных селах, не могут добраться на прием к семейному доктору, то это — беда, это — одно из объяснений столь быстрого сокращения численности населения страны.


Например, как вызвать семейного врача домой, скажем, в столице. Первое, что спросят в регистратуре: какая температура на момент вызова. Если горячки нет, пациенту сообщают часы приема врача и предложат прийти в поликлинику. Причем это правило действует и во взрослых, и в детских медучреждениях. Исключение — для грудных детей, людей с особыми потребностями и немощных. А поход в районную поликлинику — и для здорового человека испытание. Что уж говорить о людях, которые чувствуют себя плохо. Вот лечатся дома пять-шесть дней... А там — как Бог даст. Еще один вариант, который практикуют в столичных поликлиниках (как по мне, более гуманный), вызов принимают, но врач не приходит, а звонит больному. Расспросив о симптомах, заочно ставит диагноз и назначает лечение. И здесь тоже — как Бог даст...


И это речь идет о больных, которые все-таки решились обратиться в учреждения первичной медпомощи. Немалое количество людей, в самом деле, даже не пытаются этого делать. Часть опрошенных во время подготовки этой статьи «потенциальных пациентов» вспоминали случаи, когда врачи ошибались с диагнозом, назначали весьма дорогое лечение, отдавая преимущество препаратам, активно рекламированным фармацевтическими компаниями. Некоторых жителей мегаполисов останавливает отсутствие местной регистрации (хотя ради справедливости следует отметить, что о ни об одном случае, когда человеку отказали в медпомощи на таком основании, я не услышала). Часть (и это касается исключительно работающих) пожаловались на сложность в оформлении больничных. Чтобы их продолжить, нужно каждых два-три дня посещать поликлинику, а чтобы закрыть — обойти несколько дополнительных кабинетов и сделать флюорограмму (что такое в столичной клинике сделать флюорограмму — тема для отдельной статьи). А кто-то, при нынешней экономической ситуации, просто боится потерять работу из-за пропусков. Иными словами, сейчас самая большая ответственность за выздоровление лежит на аптекарях и провизорах. А тезис «что врач прописал» полностью заменил — «что аптекарь посоветовал».


Конечно, после официального объявления карантина в поликлиниках начали действовать другие правила. Например, участковым даже выделили машины, чтобы они могли объездить большее количество больных, а соответственно, в регистратурах стали фиксировать большее количество вызовов. Для приема «ходячих» пациентов в поликлиниках выделили отдельные кабинеты. Возможно, введены еще какие-то дополнительные (и временные) меры. Как-то и этот грипп переживем. Хотя и не все.


Но в действительности, если немедленно не начать принимать меры (боюсь уже называть это страшным словом «реформа»), любая следующая более или менее серьезная эпидемия может стать трагедией национального масштаба. Особенно учитывая катастрофическую ситуацию с отсутствием вакцинации.

 

На снимке: медсестра Киевской городской студенческой поликлиники Наталия Кириличенко.

 

Фото Сергея КОВАЛЬЧУКА.